<< Главная страница

Фредерик Форсайт. Четвертый Протокол



Перевод с английского Меняев Р.А.
OCR Akapo Station


* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *

Глава 1

Человек в сером решил украсть бриллиантовый гарнитур "Глен" в полночь, разумеется, если он будет в сейфе, а хозяев дома не будет. В этом ему было необходимо убедиться. Человек следил за домом и ждал. В полвосьмого утра его терпение было вознаграждено.
Большой лимузин с изяществом, присущим только таким машинам, выехал из подземного гаража; притормозив на минуту, водитель осмотрелся по сторонам, затем вырулил на дорогу и направил лимузин в сторону Гайд-парка.
Джим Роулинс, сидевший во взятом на прокат "вольво", в униформе шофера, вздохнул с облегчением. На противоположной стороне Белгравия-стрит он увидел то, что надеялся увидеть: муж был за рулем лимузина, жена сидела рядом. Двигатель "вольво" давно прогрелся, салон обогревала печка. Роулинс переключил автоматическую трансмиссию, выехал из ряда припаркованных машин и двинулся за "ягуаром".
Утро было ясным, но холодным, еще горели фонари, над Грин-парком светало. Роулинс вел наблюдение с 5 часов утра, и, хотя несколько человек прошли мимо его машины, никто из них особого внимания на него не обратил. Шофер за рулем большой машины с четырьмя чемоданами и большой плетеной корзиной на заднем сиденьи в Белгравии - самом шикарном районе лондонского Вест-Энда - не вызывает никакого интереса, в особенности, если это утро 31 декабря. Многие состоятельные люди собираются покинуть столицу и провести праздник в своих загородных домах. "Вольво" держался в 50 ярдах за "ягуаром", позволив грузовику вклиниться между ними на углу Гайд-парка. На Парк-Лейн Роулинс на мгновение смешался: неужели супруги решили затормозить у отделения банка "Коуттс", чтобы поместить бриллианты в сейф.
На Марбл-Арк Роулинс вздохнул с облегчением во второй раз. Лимузин впереди не обогнул арку, чтобы ехать обратно по Парк-Лейн, а проехал прямо на Грейт-Камбер ленд-Плейс, выехал на Глостер-Плейс и двинулся дальше на север. Обитатели шикарных апартаментов на девятом этаже Фонтеной-хаус не повезли драгоценности в "Коуттс"; они либо взяли их с собой за город, либо оставили их дома. Роулинс полагал, что второе вероятнее всего.
Он следовал за "ягуаром" до Хендона, увидел, как машина проехала последнюю милю перед скоростной автотрассой М-1, и повернул обратно, к центру Лондона. Очевидно, как он и надеялся, супруги отправились к брату жены, герцогу Шеффилдскому, в его поместье в северном Йоркшире, в шести часах езды от Лондона. В распоряжении Роулинса было минимум 24 часа, это больше, чем требовалось. Он не сомневался, что "возьмет" апартаменты в Фонтеной-хаус. Как-никак он один из лучших взломщиков в Лондоне.
К середине того же утра он вернул "вольво" прокатной фирме, шоферскую униформу-костюмерам, а пустые чемоданы убрал в собственный шкаф в уютно обставленной дорогой мебелью квартире над складом для хранения чая, что в Уондсворте. При всем своем благополучии Роулинс оставался уроженцем южного района Лондона. Уондсворт не столь шикарен, как Белгравия или Меэйфэйр, но зато это его вотчина. Как все люди его типа, Роулинс не любил покидать ее, чувствуя себя здесь в безопасности. Среди местных пройдох и полицейских у него была репутация "важной персоны", что на обычном языке значит преступник.
Как все преуспевающие жулики, он старался не выделяться в своей вотчине. Ездил на неприметной машине, а единственное, что себе позволял, - элегантную обстановку квартиры. Среди преступной мелочи он не распространялся о том, чем занимался, и, хотя полиция достаточно точно догадывалась о его специализации, "досье" Роулинса в участке было чистым, если не считать несколько записей о мелких правонарушениях, совершенных в ранней юности. Явное благополучие и неясность того, как он этого добился, внушали почтительное уважение к нему у молодой поросли городского дна, которая охотно выполняла для него мелкие поручения, даже серьезные налетчики, бравшие кассы средь бела дня со стрельбой и взломом, обходили его стороной.
Разумеется, Роулинс имел легальное занятие, позволявшее отмывать деньги, полученные не праведным путем. У всех "важных персон" есть легальное дело. Наиболее типичным прикрытием было владение такси, овощными лавками, мастерскими по ремонту и продаже подержанных автомашин. Такой бизнес позволяет скрыть доходы, проводить операции с наличностью, иметь свободное время, маскироваться, кроме того, нанимать "помощников" без особого интеллекта. Это верзилы с минимумом интеллекта, но недюжинной силы. Таким тоже нужна легальная работа.
Роулинс владел конторой по приему металлолома и свалкой автомобилей. Таким образом, в его распоряжении имелись хорошо оснащенная мастерская, любые виды металлов, электрические провода, кислота для аккумуляторов. В мастерской у него работали двое головорезов, которые могли дать достойный отпор любому, кто вознамерился доставить неприятности хозяину.
Приняв душ и побрившись, Роулинс налил себе вторую чашку кофе за это утро, подсластив его ложкой сахара, и принялся за изучение схемы, которую оставил ему Билли Раис.
Билли - смышленый двадцатитрехлетний юноша, который когда-нибудь станет хорошим, даже очень хорошим профессионалом в их деле. А пока он еще новичок с задворок преступного мира, с завидным рвением выполняющий поручения своего авторитетного босса. Юноша набирается опыта, получая бесценную информацию о методах работы. Накануне Билли, одетый в форму посыльного дорогого цветочного магазина и с большим букетом цветов, постучал в дверь апартаментов на девятом этаже Фонтеной-хаус. Он беспрепятственно прошел мимо портье в вестибюль, запомнив в деталях расположение в холле будки портье и лестниц наверх.
Дверь открыла сама герцогиня. При виде цветов на ее лице появилось выражение приятного удивления. Букет якобы прислал комитет благотворительного фонда помощи ветеранам, патронессой которого была и леди Фиона. Вечером того же дня, 30 декабря 1986 года, она должна была присутствовать на торжественном балу, устраиваемом фондом. Роулинс рассудил, что даже если на балу она скажет про букет кому-нибудь из членов комитета, это не вызовет ни у кого удивления.
Леди Фиона взглянула на прикрепленную к букету записку и воскликнула: "Как это мило!" Она произнесла эти слова четко и мелодично, как принято у людей ее круга. Билли протянул ей квитанцию и шариковую ручку. А поскольку руки леди Фионы были заняты букетом, она поспешила в гостиную, чтобы положить его там, оставив Билли на несколько секунд одного в небольшой прихожей.
Билли был настоящей находкой для Роулинса. Выглядя наивным мальчишкой с пушистыми светлыми волосами, голубыми глазами и застенчивой улыбкой, он своей внешностью мог внушить доверие любой домохозяйке средних лет. Но его детские глазки ничего не упускали из виду.
Прежде чем нажать на кнопку звонка, он внимательно осмотрел дверь, косяк и прилегающие стены в коридоре. Билли искал черную кнопку или рычаг выключения охранного устройства. Только убедившись, что такого нет. он позвонил в дверь.
Оставшись один в коридоре, он сделал то же самое: осмотрел дверь с внутренней стороны и стены в поисках кнопки или переключателя. И здесь он их не нашел. К тому времени, как вернулась хозяйка дома, чтобы подписать квитанцию, Билли уже знал, что в дверь врезан автоматический замок типа "чабб", а не "брама", который очень трудно взломать.
Леди Фиона, взяв ручку, попыталась расписаться в получении цветов. Напрасно. Стержень из шариковой ручки был предусмотрительно вынут. Билли рассыпался в извинениях. Леди Фиона, с улыбкой заверив, что ничего страшного не произошло, удалилась в гостиную взять свою ручку. Билли уже обнаружил то, что искал. Дверь все-таки подключена к системе сигнализации.
Поверх дверной петли виднелся маленький пружинный штифт, а рядом на косяке - небольшое углубление с микропереключателем типа "пай". Когда дверь закрыта, пружинный штифт входит в углубление, и электроцепь замыкается.
При включенной сигнализации микропереключатель реагирует на разрыв цепи, то есть на открытие двери, и сигнализация срабатывает. Билли потребовалось менее трех секунд, чтобы достать тюбик с суперклеем, залить его в отверстие с переключателем и сверху замаскировать все пластилином. Микропереключатель был полностью изолирован от пружинки.
Когда леди Фиона вернулась с подписанной квитанцией, милый молодой человек стоял, облокотившись о дверной косяк. Он выпрямился с извиняющейся улыбкой, незаметно стирая с большого пальца остатки клея и пластилина. Потом Билли даст Роулинсу полное описание плана холла, будки портье, лестниц, лифтов, коридора, ведущего к апартаментам, маленькой прихожей и той части гостиной, которую он смог рассмотреть.
Роулинс, попивая кофе, был уверен, что четыре часа назад владелец апартаментов вынес чемоданы в коридор и вернулся, чтобы включить сигнализацию. Как обычно, никакого звукового сигнала не последовало. Закрыв за собой дверь, он повернул ключ в замке, довольный тем, что все в порядке. Поворот в замке окончательно замыкал цепь, пружинка касалась микропереключателя "пай", сигнализация включалась. Но изоляция микропереключателя вывела систему из строя. Роулинс был уверен, что сумеет вскрыть замок за полчаса. Правда, внутри апартаментов могут быть другие ловушки, но, когда до них дойдет дело, он справится с ними.
Допив кофе, он достал папку с газетными вырезками. Как все воры, занимающиеся драгоценностями, Роулинс внимательно следил за колонками светской хроники. Эта подборка была целиком посвящена появлению в обществе леди Фионы и ее великолепному бриллиантовому гарнитуру, который она надевала накануне на торжественный бал, как полагал Джим Роулинс, в последний раз.

X X X

А в это время в тысяче милях на восток у окна квартиры на третьем этаже дома 111 по проспекту Мира стоял старик и тоже думал о полуночи. С ней наступит 1 января 1987 года, и ему исполнится семьдесят пять лет.
Он был еще в халате, хотя время приближалось к обеду. Куда торопиться? На работу идти не надо. Ему некуда идти. Его русская жена Эрита моложе его на тридцать лет. Она уехала с обоими сыновьями покататься на коньках в парке имени Горького.
Старик взглянул в зеркало на стене. То что он увидел, обрадовало его не больше, чем раздумья о прожитой жизни. Лицо прорезали глубокие морщины, волосы, когда-то густые и темные, стали белыми как снег, редкими и тусклыми. Кожа от долгих лет увлечения алкоголем и курением пошла пятнами; выражение глаз было жалким. Он вернулся к окну и посмотрел на заснеженную улицу. Несколько закутанных бабушек в рукавицах подметали снег, который опять выпадет ночью.
Как давно, подумал он - двадцать четыре года назад, - почти день в день он приехал сюда из Бейрута, где жил в праздном и бессмысленном изгнании. Не было смысла оставаться там дольше. Ник Эллиот и остальные сотрудники конторы уже обо всем догадались, да и сам он не старался ничего скрыть. Он приехал сюда, оставив первую жену с детьми при условии, что те приедут к нему, если захотят.
Вначале он думал, что для него это будет переезд в мир его настоящих духовных и нравственных ценностей. Он с головой окунулся в новую жизнь, искренне веря в торжество идей марксизма. А почему бы и нет? Ведь он служил ему в течение двадцати семи лет. Он чувствовал себя счастливым и довольным жизнью в те первые годы, в середине шестидесятых. Разумеется, ему пришлось пройти множество собеседований, хотя его глубоко уважали в КГБ. Ведь он был одной из пяти "звезд" советской разведки наряду с Берджесом, Маклином, Блантом и Блейком. Все они прочно существовали в узком кругу британского истеблишмента, и все они предали его.
Берджес обосновался здесь до того, как приехал Филби. Пьянство и разврат рано свели его в могилу. Маклин был первым, кто простился со своими иллюзиями, впрочем, он жил в Москве с 1951 года. К 1963 году он озлобился, стал угрюмым, вымещая все на Мелинде, которая в конце концов его бросила и переехала жить к Филби. Потерявший последние надежды и обиженный Маклин влачил жалкое существование и умер от рака. К этому моменту он окончательно возненавидел своих "хозяев", а они, в свою очередь, возненавидели его. Бланта разоблачили в Англии. Значит, их осталось двое, подумал старик. В какой-то степени он завидовал Блейку, который совершенно ассимилировался, был всем доволен и даже пригласил его с Эритой вместе встретить Новый год. Блейку легче, он космополит. Отец Блейка был голландцем, мать еврейкой.
Лично для него, Филби, ассимиляция была невозможна; это он понял после первых пяти лет. К этому времени он уже свободно писал и говорил по-русски, правда, с сильным английским акцентом. Его ненависть к этому обществу все нарастала и нарастала. Оно было полностью необратимо чуждым ему.
Но это было не самое страшное: через семь лет после приезда он потерял свои последние политические иллюзии. Все было ложью. Он был достаточно умен, чтобы это понять. Лучшие годы жизни он отдал служению лжи, лгал и предавал во имя лжи, он покинул милый зеленый остров ради лжи и обмана.
Получая и читая от корки до корки каждый английский журнал и газету, он по привычке следил за таблицей победителей в крокет, одновременно будучи советником по планированию операций, призванных разрушить эту далекую идилию. Сидя незамеченным у стойки бара в "Национале", он жадно вслушивался в смех и шутки на своем родном языке, доносившиеся до него, и в то же время консультировал руководство КГБ, включая самого председателя, о том, как лучше расшатать государственный строй этого маленького острова. А в глубине его души все эти 15 лет томилось беспредельное отчаяние, которое не смогли заглушить ни алкоголь, ни женщины. Поздно, я никогда не смогу вернуться, говорил он себе. И все же, все же...
Раздался звонок в дверь. Странно. Дом 111 на проспекте Мира принадлежит КГБ, здесь живут в основном полковники госбезопасности и чиновники министерства иностранных дел. Ни один посетитель мимо вахтерши внизу не пройдет, а у Эриты есть свой ключ.
На пороге стоял молодой подтянутый мужчина в хорошо сшитом теплом пальто и меховой шапке. Его лицо было холодно-безразличным, но не от мороза на улице. По ботинкам было видно, что он добрался сюда в машине, а не пешком. В пустых голубых глазах не было ни дружелюбия, ни вражды.
- Полковник Филби? - спросил он.
Филби удивился. Близкие друзья - Блейки и полдюжины других называли его просто Ким. Всем же остальным он был известен только по псевдониму. Лишь самая верхушка КГБ знала его как Филби, полковника КГБ в отставке.
- Да.
- Майор Павлов, Девятое управление КГБ, личная охрана Генерального секретаря ЦК КПСС.
Филби знал Девятое управление КГБ. Оно обеспечивало верхушку партийного аппарата телохранителями, отвечало за охрану и безопасность зданий, где они жили и работали. В торжественных случаях и в помещениях ЦК они носили армейскую форму с темно-синим околышем на фуражках, с погонами и нашивками на рукавах. В народе их называли кремлевской охраной. Личные телохранители всегда были в штатском, сшитом с иголочки, в прекрасной физической форме, отлично тренированы, холодны, преданны и вооружены.
- Это вам, товарищ полковник.
Майор протянул Филби длинный конверт из бумаги отменного качества.
- И это тоже, - добавил майор Павлов и протянул листок с телефонным номером.
- Спасибо, - произнес Филби. Майор кивнул головой, повернулся на каблуках и молча вышел в коридор. Через несколько секунд Филби увидел из окна, как от подъезда отъехала черная "Чайка" с ЦКовскими номерами, начинающимися на "МОС".
Сквозь лупу Джим Роулинс рассматривал фотографию, вырезанную из журнала светской жизни. На фотографии, снятой годом раньше, была женщина, которая сегодня утром вместе со своим мужем покинула столицу в северном направлении. Леди Фиона в бриллиантах стояла рядом с женщиной, которая приветствовала принцессу Александру. Роулинс знал историю камней лучше своей биографии. Он изучал ее несколько месяцев, прежде чем решиться на ограбление.
В 1905 году молодой граф Маргейт вернулся из Южной Африки с четырьмя крупными, но необработанными алмазами. В 1912 году он отдал их в огранку фирме Картье в Лондоне, чтобы сделать своей молодой жене свадебный подарок. Картье передал камни гранильщикам фирмы "Асхер" в Амстердаме, прославившейся благодаря обработке знаменитого "Каллигана". Из четырех камней вышли две пары алмазов, ограненных в грушевидную форму (по 58 граней на каждом). Два камня были в десять карат и два в двадцать карат.
В Лондоне Картье оправил их в белое золото, добавил сорок гораздо более мелких бриллиантов, в результате чего получился гарнитур, состоящий из диадемы, кулона и серег. Пока создавался гарнитур, отец графа герцог Шеффилд-седьмой умер, и граф унаследовал его титул. Бриллианты получили имя "Глен" по названию родового поместья Шеффилдов.
Восьмой герцог, после своей смерти в 1936 году, завещал "Глен" сыну, у которого, в свою очередь, было двое детей - дочь 1944 года рождения и сын 1949 года рождения. Фотографию дочери, теперь уже 42 лет от роду, и рассматривал Джим Роулинс через увеличительное стекло.
- Тебе больше не придется их носить, дорогая, - произнес Роулинс вслух и принялся проверять инструмент, что собирался взять с собой на дело.
Гарольд Филби вскрыл конверт кухонным ножом, вынул письмо и развернул его на столе в гостиной. Письмо произвело на него впечатление: это было личное послание Генерального секретаря ЦК КПСС, написанное им от руки аккуратным канцелярским почерком и, разумеется, по-русски.
Бумага, как и конверт, была отменного качества, но без реквизитов. Очевидно, он писал это письмо в своей квартире на Кутузовском проспекте, где со времен Сталина жили представители высшей партийной элиты.
В правом верхнем углу письма стояла дата: среда, 31 декабря 1986 года. Ниже шел следующий текст:

"Дорогой Филби!
Мне сообщили об интересной фразе, которую Вы произнесли недавно на одном из приемов.
Вы сказали: "Политическую стабильность Великобритании постоянно переоценивают здесь, в Москве, особенно в настоящий момент".
С удовольствием получил бы от Вас развернутое разъяснение по поводу этого замечания в письменном виде. Направьте его лично мне, не прибегая к помощи секретарей и не оставляя копий.
Когда Вы подготовите ответ, позвоните по телефону, который Вам дал майор Павлов, попросите его к телефону, он к Вам заедет за письмом сам.
Поздравляю с наступающим завтра Вашим днем рождения.
С. уважением..."

Внизу стояла подпись.
Филби медленно вздохнул. Значит, ужин у Крючкова для высших чинов КГБ прослушивался. Его подозрения подтвердились.
Заместитель председателя КГБ, начальник Первого Главного управления Владимир Александрович Крючков был предан Генеральному секретарю беззаветно, являясь его собственной креатурой.
Имея звание генерал-полковника, Крючков не был ни военным, ни профессиональным разведчиком; он был партаппаратчиком до мозга костей, одним из тех, кого нынешний советский лидер привел с собой, в бытность свою председателем КГБ.
Филби перечитал письмо и отложил его. Стиль у старика не изменился, подумал он. Для него была характерна предельная лаконичность, четкость и ясность изложения, без вычурных любезностей и разночтений. Даже упоминание о дне рождения Филби было достаточно кратким: автор просто заглянул в досье адресата.
И все же письмо произвело впечатление. Получить личное послание от самого недоступного и холодного человека было дано не каждому. Многие бы после этого раздулись от гордости. А несколько лет назад все выглядело по-другому. Когда нынешний советский лидер стал председателем КГБ, Филби уже работал в комитете много лет и считался чем-то вроде звезды. Он читал лекции о западных спецслужбах, в том числе и о британских.
Как все партийные бонзы, которых назначали руководить профессионалами, новый председатель назначил на ключевые посты своих людей. Будучи намного более интеллигентным и культурным человеком, чем его предшественник Семичастный, председатель проявлял живой интерес к Великобритании.
Не раз он просил Филби проанализировать события в Великобритании, дать оценку главным действующим лицам и предсказать возможные их реакции; Филби всегда был рад оказать такие услуги.
Похоже было, что председатель КГБ перепроверяет информацию, которая поступает к нему от специалистов его ведомства и со старого места работы - Международного отдела ЦК КПСС, возглавляемого Борисом Пономаревым. Несколько раз он пользовался конфиденциальными советами Филби по вопросам, относящимся к Англии.
Филби уже пять лет не встречался лично с новым некоронованным царем России. Последний раз это случилось в мае 1982 года на приеме по случаю ухода председателя из КГБ обратно в ЦК на пост секретаря. На самом деле этот уход был задуман для того, чтобы подготовиться к смерти Брежнева и продумать способ своего выдвижения на его место. И вот сейчас он снова просит совета Филби.
Его раздумья были прерваны возвращением Эриты с сыновьями, раскрасневшимися от катания на коньках и как всегда шумными.
...В 1975 году после ухода Мелинды Маклин руководство КГБ решило пресечь его необузданное пьянство и разврат и приказало Эрите въехать к нему в квартиру. Она тогда работала в КГБ, это при том, что была по национальности еврейкой. Ей было тридцать четыре года. Была она темноволосой, полноватой женщиной. В том же году они поженились.
Обаяние Филби сыграло свою роль. Эрита искренне его полюбила и категорически отказалась доносить на него КГБ. Офицер, курировавший ее, доложил об этом руководству, ему было велено оставить обоих в покое. Через два года родился первый сын, через три - второй.
- Что-нибудь важное, Ким? - спросила Эрита, когда он встал и положил письмо в карман. Он покачал головой.
- Ничего, дорогая, - ответил он. Но она видела, что он чем-то поглощен. Решив больше не докучать, она подошла и поцеловала его в щеку.
- Не пей, пожалуйста, слишком много сегодня у Блейков.
- Постараюсь, - кивнул он с улыбкой.
На самом деле он задумал расслабиться в последний раз. Любитель выпить, обычно он напивался на вечеринках до такого состояния, что уже не держался на ногах. Он не обращал внимания на сотни предостережений врачей. Они заставили его бросить курить, и это было уже достаточно тяжелым испытанием. Со спиртным было иначе: он мог остановиться, когда захочет. Он знал, что после сегодняшнего вечера ему предстоит большой перерыв.
Он вспомнил фразу, сказанную им на ужине у Крючкова, и размышления, которые привели его к такому выводу. Он знал, что происходит внутри лейбористской партии Великобритании. Другие тоже получали информацию разведки, но только он мог, зная менталитет англичан, сложить все воедино и получить картину реальной ситуации.
Если отнестись к зреющей у него идее серьезно, то такую картину надо изобразить словами на бумаге и подготовить для советского лидера лучший анализ из всех когда-либо сделанных им, Филби. На выходные он отправит Эриту с сыновьями на дачу и, оставшись один, начнет работу. Но до этого можно расслабиться, в последний раз.

X X X

Время с восьми до девяти часов вечера Роулинс провел напротив Фонтеной-хаус в небольшой машине, снова взятой напрокат. На нем был прекрасно сшитый пиджак. Роулинс, не привлекая внимания, разглядывал освещенные окна. Окна апартаментов, которые он собирался ограбить, были, разумеется, темными, но он с удовлетворением отметил, что в квартирах этажами выше и ниже все окна ярко сияли светом. Судя по силуэтам гостей, там весело праздновали Новый год.
В десять часов, предусмотрительно оставив машину в двух кварталах от дома, он вошел в Фонтеной-хаус. В этот вечер много людей заходили и покидали здание, поэтому дверь была закрыта, но не заперта. В вестибюле с левой стороны, как и сказал Билли Раис, находилась комната портье, в которой ночной портье смотрел портативный японский телевизор. Он встал и вышел навстречу незнакомцу.
У Роулинса в руках была бутылка шампанского, украшенная большим бантом. Слегка покачиваясь, он приветствовал портье и добавил: "О да, счастливого Нового года!"
Старик-портье передумал задавать вошедшему вопросы. В доме сейчас было как минимум шесть праздничных вечеринок. Половина не представила списки гостей, поэтому проверять было почти невозможно.
- Благодарю вас, сэр, с Новым годом, - произнес он в ответ, но посетитель в смокинге уже исчез в коридоре. Старик вернулся к своему телевизору.
До второго этажа Роулинс поднялся по лестнице, оттуда до девятого доехал на лифте. В пять минут одиннадцатого он стоял у нужной двери. Как и сказал Билли, звонка не было, а в дверь врезан замок "чабб". Над ним был еще один замок-защелка "йейл", для ежедневного пользования.
"Чабб" имеет семнадцать тысяч комбинаций. Для хорошего взломщика это не препятствие. Надо только подобрать отмычку для половины бородок; остальные симметричны первым, поскольку замок открывается ключом с двух сторон.
Окончив школу в шестнадцать лет, Роулинс десять лет работал в скобяной лавке дяди Альберта. Для старика, который в свое время был известным медвежатником, лавка была хорошим прикрытием. Там молодой Роулинс изучил устройство всех замков и сейфов, выпускавшихся промышленностью. После десятилетней практики и учебы под руководством дяди Альберта Роулинс мог открыть практически любой замок.
Он достал из кармана брюк кольцо с двенадцатью отмычками, лично изготовленными в собственной мастерской. Из них он проверил три, затем выбрал шестую на связке и вставил ее в замок. Почувствовав точки сопротивления, он напильником нанес на нее зарубки. Через десять минут две с половиной бороздки были готовы. Еще через пятнадцать минут были готовы остальные. Вставив отмычку в замок, он медленно и осторожно повернул ее.
Замок открылся. Роулинс постоял минуту у двери на случай, если шарик из клея и пластилина, сделанный Билли, не удержался на дверном косяке. Сигнализация не сработала. Он вздохнул с облегчением и тонкой металлической спицей стал открывать второй замок. Через минуту дверь тихо открылась. В квартире было темно, но свет из коридора позволял ему рассмотреть застланную ковром просторную, около 8 квадратных футов, прихожую.
Он опасался, что где-то на полу прихожей есть пластина, наступив на которую можно подключить вторую систему сигнализации. Пластина не могла быть слишком близко ко входу, иначе жильцы сами постоянно будут на нее наступать. Держась ближе к стене, Роулинс закрыл входную дверь и включил в прихожей свет. С левой стороны была приоткрыта дверь в туалетную комнату. Справа - другая дверь, скорее всего в гардеробную, где явно есть контрольная сигнализация. Он не будет ее трогать. Достав плоскогубцы, он наклонился и осторожно отогнул ковер. Сигнальная пластина размещалась в самом центре прихожей. Аккуратно положив ковер на место, он обошел его и открыл большую дверь. Как и говорил Билли, она вела в гостиную.
Несколько минут он постоял на пороге, чтобы глаза привыкли к темноте и можно было найти выключатель на стене. Он включил свет. Это был риск, но он был на девятом этаже, хозяева были в Йоркшире, и у него не было времени работать с карманным фонариком в квартире, напичканной сигнализацией.
Комната была двадцать пять на восемнадцать футов, обставлена дорогой мебелью, устлана ковром. Окна с двойными рамами выходили на улицу. Справа стена с каменным камином, который можно было топить и газом, и дровами. Дверь у камина вела, по всей видимости, в спальню хозяев. Слева в противоположной стене были две двери, одна из них открыта в коридор и вела в гостевые спальни. Другая закрыта, она, наверное, ведет в столовую и на кухню.
Роулинс простоял еще десять минут, не шевелясь, осматривая стены и потолок.
Здесь могла быть система сигнализации, реагирующая на движение или изменение температуры в помещении, которую Билли Райс мог не заметить. Если она сработает, он выскочит отсюда в считанные секунды. Сигнализация не сработала. Очевидно, система охраны ограничивалась дверной сигнализацией, пластиной в холле и, возможно, оконной, но он не собирался прикасаться к окнам.
Сейф должен быть или в гостиной, или в спальне хозяев в стене, а не в перегородках, слишком тонких для этого. Роулинс обнаружил его около одиннадцати часов. На стене между двумя большими окнами висело зеркало в золоченой раме. Оно плотно прилегало к стене, как будто крепилось на петлях.
Приподняв углы ковра плоскогубцами, он обнаружил тоненькие проводки вдоль стен по плинтусам и от них к пластинкам в центре комнаты.
Когда он добрался до зеркала, то увидел одну пластинку прямо под ним. Роулинс передвинул низкий кофейный столик так, чтобы он закрывал пластину. Теперь он знал, что будет в безопасности.
Зеркало держалось на стене с помощью магнитного устройства, подсоединенного к системе охраны. Для Роулинса это не составило проблемы. Он осторожно вставил плоскую пластинку намагниченной стали между двумя магнитами, один из которых крепился к стене, другой - к раме зеркала. Оставив стальную пластинку на магните стены, он осторожно снял зеркало. Магнит на стене теперь соприкасался с другим магнитом, цепь не разомкнулась, сигнализация не включилась.
Роулинс улыбнулся. Сейф в стене был невелик, модель Хамбер Д. Он знал, что дверь сейфа толщиной в полдюйма сделана из упрочненной стали. Дверная петля сейфа представляла собой стержень из упрочненной стали, идущий вверх и вниз из самой дверцы. От дверцы в боковую стенку сейфа на глубину полтора дюйма входили три засова из такой же стали. Внутри сейфа была жестяная коробка, толщиной в два дюйма с тремя засовами, вертикальным штырем, контролирующим их движение, и кодовым цифровым замком, циферблат которого смотрел сейчас прямо на него.
Роулинс не собирался со всем этим возиться. Был более простой способ вскрыть тайник - прорезать дверь сверху донизу возле замка со стороны шарнира.
Тогда шестьдесят процентов дверцы с замком и тремя засовами блокируются на раме сейфа, а оставшиеся сорок процентов открываются настолько, что можно просунуть руку и вытащить содержимое.
Роулинс вернулся в прихожую и взял бутылку шампанского, которую там оставил. Устроившись на кофейном столике, он открутил низ фальшивой бутылки и выложил на столик ее содержимое. На столике оказались маленькая коробочка, в которой на вате лежал электрический детонатор, набор небольших магнитов, длинный бытовой электрический шнур на пять ампер и устройство резки взрывом.
Роулинс знал, что лучше всего резать стальную дверь толщиной полдюйма, пользуясь теорией Мокро - изобретателя взрыва направленного действия.
Устройство, которое он держал в руках, называлось "Резка взрывом" и представляло собой длинную У-образную пластину из твердого, но гибкого металла с взрывчаткой по всей поверхности. В Великобритании его выпускали три компании - одна государственная и две частные. Продавали его только по лицензиям, но как профессиональный медвежатник Роулинс имел к нему доступ через подкупленного служащего одной из частных компаний.
Роулинс быстро выбрал пластину нужной длины и прикрепил ее вдоль двери сейфа. С одного ее конца он вставил детонатор, из которого торчали два скрученных медных проводка. Проводки он развел в стороны, чтобы не случилось короткого замыкания. К проводкам подсоединил электрический шнур, который заканчивался обычной штепсельной вилкой с тремя штырьками.
Аккуратно раскручивая шнур, он прошел в коридор к гостевым спальням. Здесь было безопаснее всего при взрыве. Роулинс осторожно прошел на кухню, где наполнил водой большой полиэтиленовый пакет. Его он прикрепил кнопками к стене прямо над взрывным устройством. Подушки, набитые пухом, годятся только для телесериалов, говорил ему дядя Альберт. Ничто так не гасит ударную волну, как вода.
Было без двадцати двенадцать. Праздничный шум в квартире наверху нарастал. Даже в этом шикарном доме, чьи обитатели ценили уединение, Роулинс ясно различал возгласы и музыку. Последнее, что он сделал, прежде чем уйти в коридор, это включил телевизор. В коридоре он нашел розетку, удостоверился, что переключатель стоит в позиции "выкл.", и вставил в нее свой шнур. Осталось дождаться полуночи.
Без одной минуты двенадцатого шум наверху достиг апогея и затем стих, как по команде. В тишине Роулинс слышал звук телевизора, работающего в гостиной. Традиционную шотландскую программу с балладами и танцами Хайленда сменила картинка часов Биг-Бена. За циферблатом часов находился огромный колокол "Большой Том", который часто ошибочно называют Биг Беном. Тараторил телевизионный диктор, бежали последние перед полуночью секунды, люди во всем королевстве наполняли свои бокалы. Затем начались перезвоны курантов.
После них наступила краткая пауза, и затем заговорил Большой Томг бон-н-н-н. Раскат первого удара эхом пронесся по двадцати миллионам домов страны; он отозвался и на девятом этаже особняка Фонтеной-хаус, заглушаемый радостными криками и пением. Когда первый удар часов донесся до восьмого этажа, Джим Роулинс передвинул рычаг переключателя в положение "вкл.".
Глухой звук взрыва никто, кроме него, не услышал. Он подождал минуту, выдернул шнур из розетки и направился к сейфу, по дороге собирая свой инвентарь. Клубы дыма рассеялись. От полиэтиленового пакета с водой не осталось ничего, кроме влажного пятна на ковре. Дверь сейфа выглядела так, будто какой-то великан разрубил ее топором сверху донизу. Роулинс, разогнав дым, рукой в перчатке потянул на себя меньшую часть двери. Коробку из листового железа разнесло взрывом, но все запоры с другой стороны дверцы остались на своих местах. Та же часть, которая освободилась, позволяла ему заглянуть внутрь. Там лежали бархатный мешочек и шкатулка. Роулинс развязал мешочек и выложил содержимое на кофейный столик.
Драгоценности сверкали и горели неземным светом.
Бриллианты "Глен". Роулинс спрятал свои приспособления обратно в бутылку из-под шампанского. Но тут перед ним встала непредвиденная проблема. Кулон и серьги вполне помещались в кармане брюк, но диадема была больше, чем он предполагал... Как ее вынести, не привлекая внимания? Оглядевшись, Роулинс заметил кейс.
Он вытряхнул его содержимое - набор бумажников, кредитные карточки, ручки, записные книжки и папки - на кресло.
В кейс уместились и драгоценности, и бутылка шампанского. Неси он ее в руках, кто-нибудь удивился бы: идет с вечеринки со своей бутылкой. Бросив последний взгляд на гостиную, Роулинс выключил свет, вышел в прихожую и закрыл за собой дверь. В коридоре он запер входную дверь и через минуту прошел мимо портье. Старик даже не взглянул на него.

X X X

Первого января ближе к полуночи Гарольд Филби сел за письменный стол в своей московской квартире. Накануне он позволил себе напиться у Блейков, но никакого удовольствия от этого не получил. Он был уже слишком поглощен тем, что ему предстояло написать. Все утро он страдал от неизбежного похмелья и теперь, когда Эрита и сыновья легли спать, в тишине мог все обдумать.
Услышав воркование голубя, Филби встал и подошел к большой клетке в углу. Ее обитатель сидел с перевязанной лапкой. Филби обожал живность, начиная с лисы, которая жила у него в Бейруте, и кончая канарейками и попугаями, которых держал здесь, в этой квартире. Голубь, прихрамывая, двигался по клетке. Забинтованная лапка замедляла его движение.
- Ничего, старик, - сказал Филби, - скоро мы снимем повязку, и ты снова сможешь летать.
Он вернулся к столу. В сотый раз он повторил себе, что доклад должен быть написан хорошо. Генеральный секретарь был не тем человеком, которому можно было перечить и которого можно было осмелиться обмануть. Кое-кто из командования ВВС, устроившие в 1983 году неразбериху с южнокорейским самолетом, по его личному распоряжению закончили жизнь в вечной мерзлоте Камчатки. Хотя у Генерального были проблемы со здоровьем и часть времени ему приходилось проводить в инвалидной коляске, он все же оставался бесспорным главой Союза, его слово было законом. Его мысль была остра, как бритва, его выцветшие глаза подмечали все.
Взяв карандаш и бумагу, Филби стал набрасывать первый черновик своего ответа.

X X X

Спустя четыре часа, незадолго до полуночи по лондонскому времени владелец апартаментов в Фонтеной-хаус в одиночестве вернулся в столицу. Это был высокий седовласый мужчина пятидесяти пяти лет запоминающейся внешности. Используя собственную пластиковую карточку, он въехал в подземный гараж и с чемоданом поднялся на лифте до восьмого этажа. Настроение у него было плохое.
Поссорившись с женой, он уехал из загородного дома ее брата, не пробыв там и дня из трех запланированных. Его угловатой и любящей верховую езду жене нравилась сельская жизнь в той же степени, в какой он эту жизнь ненавидел. Она с удовольствием бродила по унылым болотам Йоркшира, в то время как он сидел дома с ее братом-герцогом (десятым в роду), что было просто невыносимо.
Хозяин апартаментов высоко ценил мужскую нравственность, а брат жены грешил с собратьями по полу.
Новогодний ужин стал для него настоящим кошмаром: его окружали друзья жены, которые без конца говорили о стрельбе, рыбалке и охоте. Все это сопровождалось визгливым смехом герцога и его слишком миловидных приятелей. В то утро он что-то неосторожно сказал жене, она взорвалась.
В результате было решено, что после чая он один вернется домой, а она может оставаться за городом, сколько захочет, хоть целый месяц.
Он вошел в прихожую квартиры и остановился. Система сигнализации должна издавать короткие гудки, пока хозяин ее не отключит. "Черт возьми, наверное, опять сломалась", - подумал он и, открыв гардероб, выключил систему своим ключом. Войдя в гостиную и включив свет, он замер как вкопанный. Он стоял в холле и глядел широко раскрытыми от ужаса глазами на представшую перед ним картину. Мокрые пятна на ковре уже успели высохнуть, телевизор не был включен. Его внимание мгновенно привлекли развороченная стена и распахнутые дверцы сейфа. Быстро подойдя к сейфу, он взглянул во внутрь. Сомнений не было: бриллианты похищены. Он огляделся вокруг, увидел собственные вещи, разбросанные у камина, ковер, приподнятый с краев вдоль стен. Бледный как полотно, он упал во второе кресло. "О, боже!" - выдохнул он. Этот хаос, казалось, парализовал его, и следующие десять минут он оставался в кресле, тяжело дыша и тупо уставившись перед собой.
Наконец встал и подошел к телефону. Дрожащим пальцем начал крутить диск. На другом конце раздавались равномерные гудки, никто не брал трубку.

X X X

Около одиннадцати часов следующего утра Джон Престон шел по Курзон-стрит к штаб-квартире ведомства, в котором он работал. Оно находилось возле ресторана "Мирабелль", где мало кто из его коллег мог позволить себе пообедать.
Для большинства служащих пятницу сделали выходным днем, продлив таким образом новогодние праздники с четверга до воскресенья.
Но Брайан Харкорт-Смит специально попросил его прийти. Он и явился, догадываясь, о чем будет беседовать с ним заместитель начальника МИ-5.
Джон Пристон начал работать в МИ-5 в 1981 году. Из прошедших пяти лет три он проработал в отделе F-1, который занимался наблюдением за экстремистскими политическими организациями левого и правого толка, их изучением и внедрением в него агентов. Два года он возглавлял отделение D отдела F-1, следившее за крайне левыми в британской лейбористской партии. Две недели назад он сдал свой доклад - плод личного расследования и теперь был весьма удивлен, что его так быстро прочли и проанализировали.
Он вошел в проходную, здесь у него проверили удостоверение, уточнили в секретариате, внесен ли он в список посетителей, и разрешили подняться наверх.
Он сожалел, что не сможет лично встретиться с шефом сэром Бернардом Хеммингсом. Ни для кого в МИ-5 не секрет, что старик болен и редко бывает на службе. В его отсутствие оперативное руководство ведомством осуществлял честолюбивый заместитель, что отнюдь не радовало ветеранов контрразведки.
Сэр Бернард прошел всю служебную лестницу МИ-5 снизу доверху. Он умел достичь взаимопонимания с людьми, которые вели наружное наблюдение за подозрительными лицами, следили за иностранными резидентами, внедрялись в подрывные организации. Харкорт-Смит имел превосходное университетское образование, прежде возглавлял различные подразделения, неуклонно продвигаясь все выше и выше по служебной лестнице.
Одетый как обычно с иголочки, он тепло приветствовал Престона в своем кабинете. Ходили слухи, что такой прием был признаком предстоящего увольнения. Харкорт-Смит сидел за столом. Перед ним лежал доклад Престона.
- Так вот, Джон, насчет твоего доклада. Я к нему отнесся, как и ко всей твоей работе, с предельной серьезностью.
- Спасибо, - ответил Престон.
- Настолько серьезно, что я даже отдал ему часть праздников, проведя их здесь, в кабинете, перечитывал и много думал.
Престон решил на этот раз лучше промолчать.
- Он, как бы получше выразиться, довольно радикальный... без тормозов. Но вопрос, который я должен себе задать, прежде чем ведомство начнет разработку политики по материалам доклада, насколько они достоверны. Можно ли их проверить? Вот о чем меня спросят прежде всего.
- Послушай, Брайан, я работал два года над ним. Мои люди внедрились надежно. Факты, если я их здесь называю фактами, достоверны.
- О, Джон, я не ставлю под сомнение твои факты. Но что касается выводов, сделанных на их основе...
- Они основаны на логике, - сказал Престон.
- Прекрасная наука логика. Я когда-то изучал ее, - продолжил Харкорт-Смит, - но не всегда доказательна, не так ли? Вот, например, здесь, - он нашел строчку в докладе и провел вдоль нее пальцем, - МБР. Экстремистская организация, не так ли?
- Да, Брайан, они - экстремисты.
- Не сомневаюсь. Но не плохо было бы приложить сюда копию досье на МБР.
- Насколько мне известно, ничего документального за ними нет. Есть лишь намерения, серьезные намерения определенных людей.
Харкорт-Смит с сожалением прицокнул языком.
- Намерения, - сказал он так, как будто это слово его заинтриговало. - Да, намерения. Но видишь ли, Джон, в этой стране многие люди имеют намерения, далеко не все из них благие. Мы не можем предлагать меры, контрмеры, вырабатывать политику только на основе чьих-то намерений.
Престон собирался что-то возразить, но Харкорт-Смит, встав из-за стола, что означало: беседа закончена, продолжил:
- Слушай, Джон, оставь его у меня на некоторое время. Мне надо еще подумать, кое-что перепроверить, прежде чем решу, куда его лучше направить. Кстати, как тебе нравится работа в F-l (D)?
- Очень нравится, - ответил Престон, тоже вставая.
- Возможно, я смогу предложить работу, которая тебе понравится больше, - сказал Харкорт-Смит.
Когда Престон вышел, Харкорт-Смит еще несколько минут смотрел на дверь. Он был в раздумье.
Просто выбросить доклад, который он лично считал компрометирующим и который может когда-нибудь стать просто опасным, было невозможно. Доклад был официально передан ему начальником отделения, на нем был регистрационный номер. Он долго и мучительно думал. Затем взял ручку с красными чернилами и что-то написал на титульном листе доклада Престона. Он нажал звонок.
- Мейбл, - сказал он, когда его секретарша вошла, - пожалуйста, отнесите это в архив лично. Прямо сейчас.
Девушка взглянула на обложку папки. Наискосок было написано два слова "Дело закрыто", под которыми стояла подпись Харкорта-Смита. Отчет должен был быть похоронен в архиве.

Глава 2

Лишь 4 января, в воскресенье, владельцу апартаментов в Фонтеной-хаус удалось дозвониться по номеру, который он набирал ежечасно в течение трех суток. Разговор, когда он состоялся, был кратким. Менее чем через час, перед обедом, он ждал условленной встречи в холле отеля в Вест-Энде.
Пришедший седовласый джентльмен шестидесяти лет был одет строго и походил на государственного чиновника, коим он в некотором роде и являлся. Он прибыл с опозданием и начал с извинений.
- Извините, ради бога, что заставил вас искать меня три дня, - сказал он. - Я холост, принял приглашение друзей провести Новый год с ними за городом. Что случилось?
Владелец апартаментов кратко и четко изложил суть дела. У него было время обдумать слова, чтобы выразить всю чудовищность происшедшего, он говорил хорошо подобранными фразами. По мере его рассказа лицо собеседника становилось все более и более мрачным.
- Вы совершенно правы, - сказал он наконец. - Это очень серьезно. Вы звонили в полицию, когда вернулись вечером в четверг или после этого?
- Нет, я решил поговорить с вами.
- Жаль, но сейчас все равно уже поздно. Экспертиза установит, что сейф был взломан три-четыре дня тому назад. Это трудно объяснить, впрочем...
- Впрочем, что? - с нетерпением спросил владелец апартаментов.
- Впрочем, вы можете сказать, что зеркало было на месте, в квартире был идеальный порядок, вы прожили в ней три дня и не заметили, что вас обокрали.
- Мало вероятно, - отозвался владелец апартаментов, - ковер был загнут. Мерзавец, должно быть, прошел вдоль стены, чтобы не задеть сигнальной пластины.
- Да, - в раздумье проговорил джентльмен, - вряд ли полиция поверит, что взломщик был столь аккуратным, что не только повесил на место зеркало, но и разложил ковер. Такая версия не пойдет. Боюсь, что не удастся внушить им, будто вы провели все три дня где-то в другом месте.
- Но где? Меня бы видели. А меня никто не видел. Клуб? Отель? Там нужно зарегистрироваться.
- Вот именно, - подтвердил старый джентльмен. - К счастью это или к несчастью, но выбор сделан. Слишком поздно сообщать полиции.
- Но что же, черт возьми, мне делать? - воскликнул владелец апартаментов. - Украшения необходимо вернуть.
- Сколько ваша жена пробудет за городом? - поинтересовался собеседник.
- Кто знает? Ей нравится в Йоркшире. Несколько недель, я надеюсь.
- Тогда необходимо заменить поврежденный сейф на новый, точно такой же. Потом сделать копию бриллиантов "Глен", Понадобится время.
- А как с теми, что украдены? - с отчаянием в голосе спросил владелец апартаментов. - Их нельзя оставить где-то там, их нужно получить обратно.
- Верно, - кивнул джентльмен. - Послушайте, как вы догадались, у моих друзей есть кое-какие связи среди ювелиров. Я попрошу навести справки. Драгоценности наверняка передадут в один из центров переделки. Их ведь не продать, они слишком знамениты. Я попробую найти взломщика и изъять то, что нам нужно.
С этими словами он встал, собираясь уйти. Его собеседник остался сидеть. Он был крайне обеспокоен. Человек в сером был не менее встревожен, но ему лучше удавалось скрыть свои чувства.
- Ничего не предпринимайте сами и никому ничего не рассказывайте, - посоветовал он. - Постарайтесь как можно дольше задержать жену за городом. Ведите себя как обычно. Обо всем остальном я позабочусь и буду держать с вами связь.

X X X

На следующее утро Джон Престон влился в поток людей, направлявшихся в центр Лондона после пятидневных праздников. Он жил в южном Кенсингтоне, и ему удобней было ездить на работу на метро. Он выходил на Гудж-стрит, а оставшиеся пятьсот ярдов шел пешком. Неприметный сорокашестилетний человек среднего роста и сложения, в сером плаще и без шляпы, несмотря на холод.
В начале Гордон-стрит он входил в неброское здание, похожее на любое другое учреждение - массивное, старой постройки. Внешне оно напоминало страховую компанию, но внутри существенно отличалось от расположенных рядом себе подобных контор.
Во-первых, в вестибюле дежурили три человека: один у входа, другой за стойкой администратора, третий у лифта. Их телосложение никак не вязалось с внешностью страховых клерков. Любому, случайно зашедшему сюда полюбопытствовать, чем занимается фирма, и не желающему обратиться по другому адресу, довольно жестко объясняли, что лишь обладатели определенных удостоверений, проверяемых компьютером, могли пройти дальше вестибюля.
Британская секретная служба, больше известная как МИ-5, занимала несколько особняков. Разумно, но крайне неудобно. Ей принадлежали четыре здания. Штаб-квартира размещалась на Чарльз-стрит, а не в старом Лекондфилд-хаус, как все еще пишут в газетах.

X X X

Другое большое здание находилось на Гордон-стрит, сотрудники называют его просто "Гордон", так же как штаб-квартиру - "Чарльз". Еще два здания МИ-5 расположены на Корк-стрит ("Корк") и Мальборо-стрит ("Мальборо").
Управление состоит из шести отделов, разбросанных по этим зданиям. Тоже разумно, но неудобно, тем более что некоторые управления имеют отделы в разных зданиях. Чтобы избежать ненужной беготни, все службы соединены защищенными телефонными линиями с системой идентификации номеров телефонов, по которым ведутся разговоры. В управление "А" входят следующие отделы: политический, технического обеспечения, административный, картотека, банк данных, юридическая служба и служба наружного наблюдения. В последней работают высококвалифицированные специалисты всех возрастов - мужчины и женщины, отличающиеся своей изобретательностью и умением прекрасно ориентироваться где бы то ни было.
Даже противники признавали, что наружников МИ-5 на их территории не обойти,
В отличие от разведки (МИ-6), где в ходу американизированный жаргон, контрразведка МИ-5 пользуется служебным жаргоном британских полицейских. Здесь избегают терминов типа "оперативники наблюдения" и называют группы слежки "топтунами".
Управление "В" занимается вербовкой, кадрами, проверкой благонадежности, повышениями, пенсиями и финансами, в частности зарплатой и текущими расходами.
Управление "С" занимается вопросами безопасности государственного аппарата, включая охрану чиновников и зданий, безопасности фирм-подрядчиков, выполняющих оборонные заказы и обеспечивающих услуги связи, вопросами военной безопасности, тесно сотрудничая со службой безопасности министерства обороны, а также вопросами саботажа и его профилактикой.
Раньше было и управление "D", но по каким-то, понятным только самим функционерам Службы безопасности, причинам оно было давно переименовано в управление "К". Один из отделов этого самого большого управления называется просто "Советский" и подразделяется на отделения сбора информации, оперативное и боевого расписания. Другой отдел этого управления занимается странами социалистического лагеря, который включает в себя такие же три отделения. Кроме того, в составе управления есть аналитический и агентурный отделы.
Легко догадаться, что управление "К" направляет свои немалые силы на отслеживание огромного числа агентов из СССР и социалистических стран, работающих или пытающихся работать под прикрытием различных посольств, консульств, миссий, торговых представительств, банков, информационных агентств и коммерческих фирм, которые терпимое британское правительство разрешило насажать по всей столице, а в случае с консульствами и по провинции.
Также в составе управления "К" имеется скромный офис, где служит один-единственный офицер, задачей которого является осуществление связи между МИ-5 и ее родственной службой МИ-6. Этот офицер фактически является человеком "шестерки", прикомандированным к Чарльз-стрит для выполнения своих связных обязанностей. Офис называется просто отделение К.7.
Управление "Е" (здесь алфавитная последовательность восстанавливается) имеет предметом своей деятельности международное коммунистическое движение и его сторонников, которые могут пожелать посетить Великобританию с какими-либо гнусными целями, а также доморощенных коммунистов, которые могут пожелать выехать за границу с аналогичными намерениями. В этом управлении есть также отдел Дальнего Востока, который имеет резидентуру в Гонконге, Нью Дели, Канберре и Веллингтоне, и отдел территорий, который ведет ту же работу в Вашингтоне, Оттаве, островах Вест-Индии и других столицах дружественных государств.
И, наконец, управление "F", к которому и принадлежал Джон Престон по крайней мере до сегодняшнего утра, занималось политическими партиями как крайне правыми, так и крайне левыми. В его составе еще два отдела - аналитический и агентурный.
Управление "F" размещалось в Гордоне на пятом этаже, именно сюда в свой кабинет и пришел этим январским утром Джон Престон. Он не думал, что его доклад, представленный три недели назад, поможет ему стать любимчиком Харкорта-Смита, но он надеялся, что доклад попадет на стол генерального директора сэра Бернарда Хеммингса.
Он был уверен, что Хеммингс сочтет нужным довести информацию и выводы, содержащиеся в докладе, до председателя Объединенного разведывательного комитета или заместителя министра внутренних дел - курирующего МИ-5. Заместитель, возможно, показал бы его министру, а тот, в свою очередь, - премьер-министру.
Записка, которую он обнаружил у себя на столе, когда вернулся, убедила его в том, что такого не произойдет. Прочитав ее, он откинулся на спинку кресла в глубоком раздумье. Он готов драться за свой доклад, ответить любому начальству на все вопросы, которые возникнут; он развеет все сомнения, так как убежден в своей правоте. Он ответит за все, но как начальник F-l (D), а не как сотрудник другого отдела, куда его намерены перевести.
Если его переведут, то уже новый начальник F-l (D) должен будет поднять вопрос о его докладе, но коль скоро это будет явный протеже Харкорта-Смита, то он не сделает этого.
Престон позвонил в картотеку. Да, доклад зарегистрирован. Он отметил регистрационный номер для возможных справок в будущем.
- Что значит "ДЗ"?! - не веря своим ушам, переспросил он. - Ладно, извини. Я знаю, ты тут ни при чем, Чарли. Я просто удивлен, вот и все.
Он положил трубку и снова откинулся, раздумывая о происшедшем. Его мысли о начальнике были не в ладу с субординацией, но они не выходили из головы. Возможно, размышлял он, если бы доклад пошел наверх, все бремя легло на Нила Киннока - лидера оппозиционной лейбористской партии, которому это вряд ли бы очень понравилось.
Кроме того, возможно, что на следующих выборах, максимум через семнадцать месяцев, лейбористы победят, и Брайан Харкорт-Смит лелеет надежду, что одним из первых актов нового правительства будет утверждение его генеральным директором МИ-5. В его нежелании обижать нынешние власти и тех, кто может прийти на смену, нет ничего удивительного. Так поступают слабые, робкие честолюбцы, для которых бездействие выгодно.
В МИ-5 помнили дело бывшего генерального директора сэра Роджера Холлиса. Его тайна до сих пор не раскрыта, хотя приверженцы обеих версий абсолютно убеждены в своей правоте.
В 1962-1963 годах Роджер Холлис знал все детали дела Кристины Килер у себя на столе. Задолго до того, как разразился сам скандал, он имел доклады о "кливлендских вечеринках", о Стивене Уорде, поставщике девочек, о советском атташе Иванове, который делил даму сердца с министром вооруженных сил Великобритании. Тем не менее вопреки всем фактам, которых становилось все больше, он не предпринимал никаких шагов, даже не пытался просить личной встречи у премьер-министра Гарольда Макмиллана, хотя обязан был сделать это.
Для ничего не подозревавшего Гарольда Макмиллана скандал стал громом среди ясного неба. О деле шумели все лето 1963-го, престиж Великобритании был подорван и дома, и за рубежом. Было похоже, что сценарий скандала написан в Москве.
Несколько лет спустя еще продолжался ожесточенный спор: был ли Роджер Холлис просто бездеятелен и некомпетентен или же все было намного хуже.
Чушь собачья, выругался про себя Престон и отогнал прочь мысли. Он вновь перечитал записку.
Она была от начальника В-4 (отдела кадровых перестановок) и сообщала, что отныне Престон возглавляет отделение С-1 (А). Тон записки был дружелюбный, очевидно, чтобы смягчить удар.
"Заместитель генерального директора дал мне распоряжение начать новый год с кадровых перестановок... Буду признателен, если Вы завершите все оставшиеся дела и передадите их молодому Максвеллу без проволочек в течение нескольких дней... Примите мои самые теплые поздравления по случаю назначения Вас на новую должность..."
"Болтовня, - подумал Престон, - С-1 занимается безопасностью сотрудников государственных учреждений и охраной помещений, а "(А)" означало столицу". Ему предстояло отвечать за безопасность всех министерств Ее Величества в Лондоне.
- Черт возьми, эта работа полицейского, - возмущенно фыркнул Престон и начал собирать сотрудников своего отделения, чтобы попрощаться с ними.

X X X

В миле от Гордон-стрит Джим Роулинс вошел в небольшой, но дорогой ювелирный магазин на боковой улочке в двухстах ярдах от оживленной Бонд-стрит. В магазине было темно, рассеянный свет падал только на витрины с серебром эпохи короля Георга, в освещенных футлярах лежали старинные драгоценности. Магазин специализировался на антиквариате.
На Роулинсе был аккуратный темный костюм, шелковая рубашка и галстук приглушенных тонов, в руке он держал тускло поблескивающий кейс. Девушка, сидящая за прилавком, подняла голову и взглянула на него с одобрением. В свои тридцать шесть лет он выглядел стройным и подтянутым, одновременно джентльменом и крепким парнем, что всегда производит благоприятное впечатление. Выставив вперед грудь, девушка улыбнулась, ослепительно блеснув зубами:
- Чем могу быть полезной?
- Я хотел бы видеть господина Заблонского по личному делу. - Его простоватый выговор показывал, что он явно не клиент магазина.
Улыбка исчезла с лица продавщицы.
- Вы коммивояжер? - спросила она.
- Скажите просто, что с ним хочет говорить господин Джеймс, - ответил Роулинс.
В этот момент отворилась зеркальная дверь в глубине магазина и из нее вышел Луис Заблонский. Он был худым морщинистым мужчиной пятидесяти шести лет, маленького роста, выглядевшим старше своих лет.
- Господин Джеймс, - просиял он, - как приятно вас видеть. Пожалуйста, проходите в мой кабинет. Как вы поживаете? - Он провел Роулинса за прилавок во внутреннее помещение.
- Все в порядке, Сандра, дорогая.
Когда оба вошли в тесный захламленный кабинет, хозяин закрыл и запер зеркальную дверь, сквозь которую просматривался весь магазин. Он указал Роулинсу на стул перед старинным столом, а сам сел на вращающееся кресло. Единственная лампа освещала журнал записей. Он бросил на Роулинса проницательный взгляд.
- Ну, Джим, чем ты занимался в последнее время?
- У меня есть кое-что для тебя, Луис, кое-что, что тебе понравится. Только не говори мне, что это ерунда.
Роулинс щелкнул замками кейса. Заблонский развел руками.
- Джим, стану ли я?..
Слова застряли у старика в горле, когда он увидел то, что Роулинс выложил на стол. Заблонский уставился на драгоценности, все еще не веря своим глазам.
- Гарнитур "Глен", - выдохнул он. - Ты украл бриллианты "Глен"? И газеты молчат!
- Наверное, хозяева еще не вернулись в Лондон, - сказал Роулинс. - Шумихи не подняли. Я профессионал, ты знаешь.
- Лучший, Джим, лучший. Но гарнитур "Глен". Почему ты меня не предупредил?
Роулинс знал, что всем было бы легче, если бы до грабежа была определена дальнейшая судьба бриллиантов. Но он работал по-своему, то есть чрезвычайно осторожно. Он никому не доверял, менее других - перекупщикам краденого, даже такому, как Луис Заблонский. Торговец краденым, если перед ним встанет перспектива тюремной похлебки, продаст информацию о предстоящем грабеже любому полицейскому, только бы не попасть за решетку.
Отдел по борьбе с особо опасными преступлениями Скотленд-Ярда знал Заблонского, хотя тот ни разу не сидел в тюрьме Ее Величества. Именно поэтому Роулинс не предупреждал его о предстоящем деле, а появился, как всегда, неожиданно. Слова Заблонского он пропустил мимо ушей.
Торговец был поглощен созерцанием драгоценностей, сверкавших на его столе. Он хорошо знал их историю.
Их владелец с 1936 года девятый герцог Шеффилда имел двух детей: мальчика и девочку - леди Фиону Глен. После его смерти в 1980 году сын наследовал титул, а дочь - бриллианты.
К 1974 году, когда младшему Шеффилду стукнуло двадцать пять, отец с грустью понял, что его сын был, как принято писать в газетных колонках светских сплетен, убежденным холостяком. Не будет больше милых юных графинь Маргейт и герцогинь Шеффилд, чтобы носить знаменитые бриллианты "Глен". Они были завещаны дочери.
Заблонский знал, что после смерти герцога леди Фиона с неохотного согласия страховых компаний иногда надевала их на благотворительные вечера, где любила бывать. Остальное время они хранились в сейфе банка "Коуттс" на Парк-Лейн, где провели много лет. Он улыбнулся.
- Благотворительный вечер в Гровенер-хаус перед Новым годом? - спросил он. Роулинс пожал плечами.
- О, ты шалун, мальчишка, Джим. Но какой талант!
При том, что Заблонский свободно говорил на польском, иврите и идише, за сорок лет, проведенных в Англии, он так и не смог хорошо освоить английский и говорил с заметным польским акцентом. А поскольку, изучая язык, он пользовался старыми книгами, то усвоил из них лексику, ставшую ныне жаргоном "голубых". Роулинс знал, что Заблонский не гомосексуалист. Жена Заблонского сказала ему, что его еще в юности кастрировали в концентрационном лагере.
Старик любовался бриллиантами, как настоящий ценитель любуется истинным произведением искусства. Он смутно припоминал, что в середине шестидесятых леди Фиона Глен вышла замуж за преуспевающего молодого государственного служащего, который в середине восьмидесятых занял ответственный пост в одном из министерств. Также он вспомнил, что семейная чета живет где-то в Вест-Энде на широкую ногу, в основном за счет наследства жены.
- Ну, что ты думаешь, Луис?
- Я восхищен, мой дорогой Джим. Восхищен и озадачен. Это не простые камешки. Их немедленно опознают в любом месте. Что мне делать с ними?
- Это ты мне должен сказать, - заметил Роулинс. Луис Заблонский широко развел руками.
- Не буду лгать тебе, Джим, скажу как есть. Бриллианты "Глен" застрахованы не меньше чем на 750 тысяч фунтов стерлингов. Такова их реальная цена у Картье, если продавать законно. Но просто продать их невозможно. Есть два выхода. Первый - найти очень богатого покупателя, который захочет купить бриллианты "Глен", зная, что они краденые. Богатый скряга, который в одиночку радуется, глядя на них. Такие люди есть, но их мало. С них можно взять половину суммы, которую я назвал.
- Когда ты сможешь найти такого покупателя? Заблонский пожал плечами.
- В этом году, в следующем году, когда-нибудь, никогда. Нельзя же давать объявление через газету.
- Слишком долго, - сказал Роулинс. - А другой вариант?
- Оценить их без оправы - только это снизит цену до 600 тысяч. Перешлифовать их порознь. Но огранщик потребует свою долю. Если бы я лично занялся всем, то, думаю, ты бы имел в конце концов 100 тысяч.
- Сколько ты мне можешь дать сейчас? Я не могу питаться воздухом, Луис.
- Кто может? - сказал торговец краденым. - Послушай, за оправу из белого золота я, пожалуй, смогу получить 2 тысячи фунтов на рынке лома драгметаллов. За сорок мелких бриллиантов - где-то 12 тысяч. Таким образом, ты можешь рассчитывать на 14 тысяч. Из них сейчас я дам тебе половину. Что скажешь?
Они торговались еще полчаса и наконец сошлись. Луис Заблонский достал из своего сейфа семь тысяч наличными. Роулинс открыл кейс и сложил в него пачки мятых купюр.
- Симпатичный, - оценил кейс Заблонский, - балуешь себя.
Роулинс покачал головой.
- Взял на месте, - ответил он.
Заблонский поцокал языком и погрозил пальцем Роулинсу.
- Избавься от него, Джим. Не оставляй следов, не стоит зря рисковать.
Роулинс, подумав, кивнул, попрощался и ушел.

X X X

Джон Престон провел целый день, прощаясь с коллегами из оперативной группы. Ему было приятно, что они сожалеют о его уходе. Потом он занялся бумажной работой. Бобби Максвелл зашел поприветствовать его.
Престон плохо знал этого внешне приятного молодого человека, страстно желавшего сделать карьеру в МИ-5. Он решил, что самый лучший способ продвижения по службе - это зацепиться за восходящую звезду Харкорта-Смита. Престон не осуждал его.
Сам он попал сюда из военной разведки в 1981 году в возрасте сорока одного года. Он знал, что до верха ему не добраться. Начальник отделения - это потолок для тех, кто попадает сюда в возрасте.
Лишь иногда, если не было подходящей кандидатуры из своих, на пост генерального директора ставили людей, работавших в пятерке. Но заместитель генерального директора, директора шести управлений и руководители большинства отделов управлений всегда по традиции назначались из кадровых сотрудников.
Они договорились с Максвеллом, что в понедельник он успеет доделать всю оставшуюся канцелярскую работу, а на следующий день познакомит своего преемника со всеми текущими делами. На этом они расстались с наилучшими пожеланиями до следующего утра.
Он взглянул на свои часы. Сегодня придется задержаться. Из личного сейфа надо достать все папки с текущими делами, отобрать те, которые можно спокойно вернуть в архив и полночи потратить на остальные бумаги, чтобы утром ввести Максвелла в курс дела.
Но сначала нужно что-нибудь выпить. Он спустился на лифте в подвальный этаж, где у "Гордона" был уютный бар с хорошим выбором спиртного.

X X X

Весь вторник Луис Заблонский работал, запершись в своем кабинете. Лишь дважды ему пришлось выйти, чтобы лично заняться посетителями. День был спокойный, но сегодня он был этому рад.
Работая, он снял пиджак и засучил рукава. Он осторожно вынимал бриллианты "Глен" из оправы. Четыре главных камня - два из серег по десять карат, и два из диадемы и кулона - он вынул легко и быстро.
Достав их, он внимательно рассмотрел. Они были действительно великолепны, сверкая и горя на свету. Это были бело-голубые бриллианты, которые в старину называли "чистая вода", а сейчас по стандартам Международной ассоциации ювелиров именуют "Д - без изъянов". Четыре камня он положил в маленький бархатный мешочек. После этого приступил к мелким камням, что заняло гораздо больше времени.
Во время работы свет периодически падал на потускневшую пятизначную татуировку на левом предплечье ювелира. Для людей, знакомых с такими метками, она означала только одно: Аушвитц.
Заблонский родился в 1930 году и был третьим сыном ювелира - польского еврея, жившего в Варшаве. Ему было девять лет, когда началась война. В 1940 году Варшавское гетто было окружено. Там было около 400 тысяч евреев. Все они были обречены на голодную смерть.
19 апреля 1943 года 90 тысяч оставшихся в живых обитателей гетто восстали. Луису Заблонскому едва исполнилось тринадцать, но он был такой худой и истощенный, что выглядел восьмилетним.
Когда гетто 16 мая наконец заняли войска СС генерала Юргена Струпа, Заблонский оказался одним из немногих, кто прошел живым сквозь массовые расстрелы. Около 60 тысяч человек погибли от пуль, гранат, были погребены под руинами зданий. Среди живых 30 тысяч стариков, женщин и детей был и Заблонский. Большинство из них были отправлены в Треблинку, где и погибли.
Случай многое меняет в жизни. Спасение приходит порой самым неожиданным образом. Локомотив поезда, который вез заключенных и с ними Заблонского, сломался. Вагон для скота перецепили к другому составу, и таким образом он оказался в Аушвитце.
От смерти мальчишку спасло то, что он сказал, будто знает ювелирное дело. Его определили к работе: разбирать дешевые безделушки, которые все еще находили у каждой новой партии евреев. Однажды он попал в лагерный госпиталь к улыбчивому блондину по прозвищу Ангел, проводившему чудовищные эксперименты по кастрации и стерилизации. На операционном столе Иозефа Менгеля Луис Заблонский был кастрирован без наркоза.
Вынув последний из мелких камней из оправы, он еще раз проверил, не пропустил ли чего-нибудь. Пересчитал камни и взвесил их. Всего сорок. Средний вес - полкарата. Такими украшают кольца для помолвок. Общая сумма - 12 тысяч фунтов стерлингов. Он продаст их через "Хаттон-Гарден", никто ничего не узнает. Сделки за наличные. Он знал, кому продать. Золото и платину он превратил в лом.
В конце 1944 года живых заключенных Аушвитца погнали на запад. В конце концов Заблонский оказался в Берген-Белсене, где его, еле живого, освободила британская армия.
После лечения Заблонского на деньги лондонского раввина отправили в Лондон, где он стал помощником ювелира. В начале шестидесятых годов он открыл свой собственный магазин: сначала в Ист-Энде, а через десять лет - нынешнее преуспевающее заведение в Вест-Энде.
Именно в Ист-Энде, недалеко от доков, он увлекся камнями, которые привозили моряки, - изумруды с Цейлона, бриллианты из Африки, рубины из Индии, опалы из Австралии. К середине 80-х он разбогател на своем легальном и нелегальном бизнесе, стал одним из основных скупщиков краденого в Лондоне, специалистом по бриллиантам. Он имел большой уединенный дом в Голдрес-Грин, в округе его уважали.
Скатав оправу в шарик, он положил его в мешочек вместе с остальным ломом. Он проводил Сандру, закрыл магазин, убрался в кабинете и вышел, захватив с собой четыре больших бриллианта. По дороге домой он позвонил из телефонной будки в деревушку Нийлен, недалеко от Антверпена в Бельгии. Придя домой, он по телефону заказал билет в авиакомпании "Бритиш эйрвейз" на следующий день до Брюсселя.

X X X

Вдоль южного берега реки Темзы, где когда-то тянулись судоверфи, с начала 80-х годов было развернуто и продолжалось грандиозное строительство. Горы битого булыжника вокруг новостроек, заросли травы, кирпичи и грязь - все вместе создавало фантастический ландшафт. Предполагалось, что когда-нибудь здесь появятся новые жилые кварталы с магазинами и многоэтажными автостоянками. Но когда это будет, не знал никто.
В теплую погоду среди пустырей собирались пьяницы. Если "важным персонам" из южного Лондона требовалось убрать какое-либо вещественное доказательство, достаточно было просто принести его сюда и сжечь.
Поздно вечером во вторник, 6 января, Джим Роулинс шел по пустырю, спотыкаясь в темноте о камни. Если бы кто-нибудь увидел его, то заметил бы, что в одной руке он нес канистру бензина, в другой - превосходный, ручной работы кейс из телячьей кожи.

X X X

Утром в среду Луис Заблонский без осложнений прошел контроль аэропорта Хитроу. В плотном пальто, мягкой твидовой шляпе, с сумкой и большой, можжевелового корня, трубкой в зубах, он влился в поток бизнесменов, ежедневно вылетающих из Лондона в Брюссель.
В самолете стюардесса ласково предупредила его:
- Сэр, извините, но у нас на борту не курят.
Заблонский смутился и спрятал трубку в карман. Ему было все равно. Он не курил, и даже если бы захотел раскурить трубку, то не смог бы затянуться. Под табаком на ее дне лежали четыре бриллианта грушевидной формы с пятьюдесятью восемью гранями.
В брюссельском "Национале" он взял напрокат машину и поехал на север в Мехелен, где свернул на северо-восток к Лиеру и Нийлену.
Основная часть мастерских по обработке алмазов в Бельгии сосредоточена в Антверпене, в районе Пеликан-страат, где размещены производственные помещения и демонстрационные залы крупных фирм. Но, как и везде, фирмы по обработке алмазов в огромной степени зависят от множества мелких поставщиков и ремесленников, оправляющих, полирующих и гранящих драгоценные камни для крупных компаний.
В Антверпене среди них преобладают евреи - выходцы из Восточной Европы. Неподалеку от Антверпена в районе Кемпен, состоящем из нескольких аккуратных деревушек, есть тоже небольшие мастерские, работающие на заказчиков из Антверпена.
В Моленстрате жил некто Рауль Леви, польский еврей, обосновавшийся в Бельгии после войны, троюродный брат Луиса Заблонского. Леви шлифовал алмазы. Он жил вдовцом в одном из небольших домиков из красного кирпича на западной окраине Моленстрата. Во дворе за домом была его мастерская. Сюда и приехал Заблонский, чтобы встретиться с родственником.
Они торговались час, а потом заключили сделку. Леви переогранит бриллианты с наименьшими потерями веса, но так, чтобы камни стали неузнаваемыми. Они сошлись на сумме в 50 тысяч: половина сразу, половина - после продажи последнего камня. Удовлетворенный Заблонский вернулся в Лондон.
Проблема с Раулем Леви была не в его квалификации, а в том, что его мучило одиночество, поэтому каждую неделю он с нетерпением ждал очередной поездки в Антверпен, чтобы посидеть с коллегами в любимом кафе, поговорить о своих делах. Через три дня после встречи с Заблонским он был в своей компании и рассказал слишком много.

X X X

Пока Луис Заблонский был в Бельгии, Джон Престон обживал свой новый кабинет на третьем этаже. Он был рад, что ему не пришлось переходить из "Гордона" в другое здание.
Предшественник Престона ушел в отставку в конце прошлого года, его заместитель втайне надеялся, что начальником С-1 (А) утвердят его, но смог скрыть свое разочарование приходом Престона и толково объяснил ему суть новых обязанностей. Они показались Престону скучной рутиной.
Оставшись один, Престон просмотрел список министерств, которые курировало отделение А. Список оказался длиннее, чем он ожидал. Большинство учреждений не были закрытыми, оттуда могла быть только утечка компромата на политиков. Огласка документов, например, о сокращении расходов по социальному страхованию, так как в профсоюзах государственных служащих было немало людей крайне левых политических взглядов. Препятствовать такого рода утечке могла служба безопасности внутри самих министерств.
Главной заботой отделения были Министерство иностранных дел, Кабинет и Министерство обороны, получавшие огромное количество секретных документов. Правда, в каждом из них был строгий режим и собственная служба безопасности. Престон вздохнул. Он начал звонить и назначать встречи, чтобы познакомиться с шефами этих служб.
В промежутках между звонками он взглянул на гору бумаг, которые принес из своего старого кабинета. В ожидании очередного ответного звонка официального лица, которого не оказалось на месте, Престон встал, открыл свой новый личный сейф и сложил туда папки. Последняя из них была его личной копией доклада месячной давности. В служебной картотеке она хранилась теперь с пометкой "Дело закрыто". Он пожал плечами и положил копию в сейф. Наверное, она уже никогда никому не понадобится. Он оставил ее себе на память. Все-таки пришлось немало попотеть, чтобы составить этот отчет.

Глава 3

"Москва.
7 января 1987 года, среда. Генеральному секретарю ЦК КПСС от Г. А. Р. Филби.
Позвольте мне, товарищ Генеральный секретарь, начать с краткого экскурса в историю Лейбористской партии Великобритании. За последние 25 лет в ней сосредоточились и теперь доминируют представители крайне левых сил. Я уверен, что подобный обзор может пролить истинный свет на события предыдущих нескольких лет и сделать прогноз на ближайшие месяцы.
После гибели Хью Гейтскелла от неизвестного вирусного токсина события внутри Лейбористской партии Великобритании развивались более чем обнадеживающе. Казалось, что их сценарий подготовлен здесь, в Москве.
Правда, надо заметить, что внутри лейбористской партии всегда существовало ядро просоветских сторонников марксизма-ленинизма. Но они долгое время составляли ничтожное меньшинство лейбористской партии, не способное влиять на ход событий, выработку политики и, что самое важное, на выбор руководства.
Пока партию возглавляли решительный Клемент Эттли, а затем увлеченный Хью Гейтскелл, такая расстановка сил сохранялась.
Оба лидера не нарушали списка запретов на пропаганду марксизма-ленинизма, троцкизма, экспорта революции, предав такие убеждения анафеме. Их сторонники не могли быть членами партии лейбористов.
После того как Хью Гейтскелл - человек, сорвавший на партийной конференции в Скарборо в 1960 году бурную овацию призывом "бороться, бороться и еще раз бороться за дух традиций - основу партии", умер в январе 1963 года, бразды правления на тринадцать лет перешли в руки Гарольда Вильсона. Этот человек обладал характером, две черты которого в значительной степени повлияли на судьбу партии в эти тринадцать лет.
В отличие от Эттли он был очень тщеславен, а в отличие от Гейтскелла шел на любые уступки, чтобы избежать конфликтов. Почувствовав это, наши друзья-радикалы приступили к осуществлению долгожданной широкой кампании за все более глубокое проникновение в ряды лейбористов и умножение числа своих сторонников в партии.
В течение ряда лет шла изнурительная, кропотливая работа.
В 1972 году наши просоветские друзья в Национальном исполнительном комитете (далее НИК) протащили резолюцию за отмену запрета на деятельность Лейбористского управления исследований. Лейбористское управление исследований вопреки своему названию ничего не имеет общего с лейбористской партией, его полностью контролируют коммунисты. В следующем, 1973 году, крайне левым в НИК удалось полностью отменить список запрещенных организаций.
Результат превзошел все ожидания марксистской группировки в партии. Мало кто из них был новичком, большинство стали марксистами-ленинцами еще в тридцатые годы. Им необходимо было увеличить число своих сторонников. Они знали, что многие их идейные соратники исключены из партии, выросло целое новое поколение крайне левых, искавших политический дом. С отменой списка запретов именно эти люди всех возрастов пополнили ряды партии.
Старая гвардия со временем отошла от дел. Но она выполнила свою задачу - открыла шлюзы. Сейчас уже новое поколение, более молодое, образует крайне левое крыло партии. И они не просто заняли позиции в ней, а практически прибрали к рукам руководство почти на всех уровнях.
С 1973 года центральный орган партии НИК - в их руках. Хитрые манипуляции привели к тому, что устав и руководящий состав партии изменились до неузнаваемости.
Я позволю себе небольшое отступление, товарищ Генеральный секретарь, чтобы пояснить, кого я имею в виду под "нашими друзьями" в Лейбористской партии Великобритании и профсоюзном движении. Они подразделяются на две категории: сознательных и интуитивных наших сторонников.
К первой категории я не отношу ни так называемых умеренно левых, ни троцкистов, которые испытывают отвращение к Москве в силу разных причин. Я имею в виду крайне левых. Это убежденные до мозга костей марксисты-ленинцы, которые не хотят называться коммунистами, поскольку это подразумевает членство в совершенно бесполезной коммунистической партии Великобритании. Тем не менее они верные друзья Советского Союза и в девяти случаях из десяти поступают соответственно пожеланиям Москвы. Хотя при этом заявляют, что делают все по законам совести и в интересах Британии.
Вторая группа друзей в лейбористской партии, имеющая в ней сейчас решающее влияние, - это истинно левые, приверженцы социализма. Эти люди в любой ситуации поведут себя так, что это будет соответствовать целям советской внешней политики в Великобритании и вообще на Западе. Таких людей нет надобности инструктировать и поучать. Они сами движимые либо собственными убеждениями, либо ложным патриотизмом, либо жаждой разрушения, честолюбием, страхом, желанием не отставать от толпы, будут действовать в идеальном соответствии с нашими интересами. Все они - невольные проводники нашего влияния.
На словах все они борются за демократию. К счастью, под ней подавляющее большинство англичан до сих пор понимают многопартийность и выборы путем всеобщего тайного голосования. Наши друзья - люди в общем-то обычные, которые едят, пьют, спят, видят сны и трудятся, понимают ее как "демократию избранных", при этом руководящую роль они отводят себе и своим единомышленникам.
К счастью, британская пресса обходит их молчанием.
Теперь я должен упомянуть, товарищ Генеральный секретарь, о проблеме, которая много лет разделяла на два лагеря левое крыло британского лейбористского движения. Это проблема пути перехода к социализму. Десятилетиями она дробила левые силы и лишь в 1976 году, почти десять лет назад, была снята с повестки дня.
Формы перехода предлагались две: парламентская и индустриальная. Первый вариант предполагает постепенный захват позиций внутри Лейбористской партии Великобритании, а потом приход партии к власти на выборах. Далее - революционное переустройство общества. Второй вариант имеет в виду массовое объединение рабочего класса под эгидой профсоюзов, массовые демонстрации и построение революционного общества.
Не следует забывать, что корни марксизма-ленинизма в Великобритании кроются в профсоюзном движении. Там всегда было гораздо больше сторонников марксизма, чем в парламентской Лейбористской партии. Марксисты лидируют в профсоюзах с 1976 года.
Когда в 1974 году Гарольд Вильсон вернулся к власти после падения правительства Хита, он знал, что будоражить профсоюзы не стоит. Если он вступит в конфронтацию, то получит лишь раскол в партии и потеряет пост. В то время Англия приближалась к общему промышленному, торговому и финансовому кризису, шли организованные профсоюзами забастовки с требованиями повышения заработной платы, падала производительность труда, стремительно росли цены, резко повышались налоги.
К апрелю 1976 года Гарольд Вильсон утратил контроль над профсоюзами и экономикой. Приближался крах, экономисты это знали. Сославшись на здоровье, Вильсон ушел в отставку, передав бразды правления Джеймсу Каллагену.
К концу лета Англия была на грани банкротства, ей нужен был большой и срочный займ от Международного валютного фонда. Но МВФ был непреклонен: должны быть выполнены его условия. На октябрьской конференции лейбористской партии министр финансов Великобритании практически умолял руководителей профсоюзов снять требования о повышении заработной платы и согласиться с сокращением расходов на социальные нужды".
Филби встал и подошел к окну. Он хорошо помнил ту осень и с сожалением вздохнул. Когда британские профсоюзы вошли в контакт с Москвой и просили совета, что делать, он был тайным советником. Он знал, что со времен гражданской войны XVII века Британия никогда не была так близка к революции. Он вернулся к машинке.
"Вы помните, что, как ни жаль теперь, тогда Москва посоветовала профсоюзам внять призыву правительства Каллагена. Через две недели профсоюзы утратили свою воинственность, на свет появился Социальный договор между правительством и профсоюзами.
Многие англичане до сих пор не могут понять, почему так произошло.
Пришлось учесть требования министра финансов отказаться от идеи выхода рабочих на улицы против армии и полиции. Была одна единственная причина, почему все так произошло. Профессор Крылов так убедительно доказывал, что буржуазия может быть свергнута лишь благодаря массовым уличным выступлениям рабочих. Как только революционеры уходят в полицию и армию, там начинается разложение, рядовые отказываются выполнять приказы офицеров и переходят на сторону демонстрантов.
Вот этого в Британии и не произошло, несмотря на многократные попытки создать профсоюзы в армии и полиции. Тогда предполагалось, и я до сих пор думаю, что правильно, что солдаты и полицейские останутся верны королеве, трону, короне (можно назвать это как угодно) и будут выполнять приказы офицеров.
Если бы так случилось, попытка изменить ход британской истории на улицах, а не в парламенте, не удалась бы. Такая неудача отодвинула бы исполнение мечты наших истинных друзей на десятилетия, если не на полвека.
С тех пор предпринимались отдельные попытки революционизировать полицию и вооруженные силы через профсоюзных активистов. Но безрезультатно. Джеймс Каллаген, бывший полицейский чиновник, этого не допустил. А с приходом к власти Маргарет Тэтчер в мае 1979 года вопрос отпал сам собой.
Наши друзья сделали, что могли. Получив контроль над многочисленными муниципальными органами, они через средства массовой информации на самых разных уровнях либо сами, либо используя в качестве ударной силы троцкистов, развернули бешеную кампанию по подрыву авторитета британской полиции. Цель, разумеется, заключалась в том, чтобы поколебать уверенность британцев в своей полиции, которая, к сожалению, остается до сих пор самой вежливой и дисциплинированной в мире.
Кампания шла с переменным успехом; иногда ей способствовало общественное недовольство злоупотреблениями властей и жестокостью отдельных стражей порядка. Но в целом английский рабочий остался приверженцем законопорядка, буржуазия тоже, похоже, стоит за полицию.
Я говорю здесь об этом лишь для того, чтобы показать, что индустриальный путь к социализму полностью себя изжил. Путь, который остался, - это парламентский путь, более спокойный, скрытный, но в конечном счете более действенный.
Именно на этом пути последовательной борьбы за парламентский переход к подлинно революционному социализму можно прогнозировать близкий успех. Это стало возможным благодаря в значительной степени успешной кампании крайне левых по захвату изнутри лейбористской партии; изменению нескольких ключевых положений Устава партии, а также той самоотверженной программе, которую наши истинные друзья заставили себя принять после кошмара выборов 1983 года.
Отказавшись от индустриального пути к социализму, с осени 1976 года марксисты-ленинцы в лейбористской партии целиком посвятили себя борьбе за завоевание партии, особенно после отмены тремя годами раньше Списка запретов.
Лейбористская партия всегда была треногой; ее опорами были профсоюзы, лейбористские ячейки избирательных округов, парламентская лейбористская фракция. Из ее членов всегда избирался лидер партии.
Самую мощную опору составляют профсоюзы. Свою власть они осуществляют двояко. Во-первых, они являются кормильцами партии, наполняя ее казну с помощью взносов, которые собирают с миллионов рабочих. Во-вторых, они обладают правом голоса на. партийных конференциях, а за Исполнительным комитетом профсоюзов стоят миллионы простых тружеников.
Эта "масса" голосов может провести любую резолюцию и избирать до трети членов Национального исполнительного комитета лейбористской партии.
В НИК входят профсоюзные активисты и боссы, определяющие политику профсоюзов. Они стоят на вершине пирамиды, подпертые снизу местными профсоюзными организациями. Таким образом, для активистов крайне левого крыла жизненно важно иметь поддержку руководства профсоюзов. И в общем-то они ее имеют.
Свою роль тут сыграла апатия рядовых членов профсоюзов, которые не ходят на собрания отделений. Активисты, которые все посещают, держат под контролем тысячи местных отделений, сотни районных профсоюзов и Национальный исполнительный комитет. В настоящее время десять из восьмидесяти профсоюзов входят в лейбористскую партию, имея более половины голосов. Из этих десяти девятью руководят крайне левые, а в начале семидесятых левые контролировали только два профсоюза. Все это было достигнуто усилиями не более чем десяти тысяч убежденных людей, помимо воли миллионов английских рабочих.
Важность достигнутого станет понятной, когда я скажу, что в коллегии выборщиков, избирающей лидера партии, профсоюзы имеют сорок процентов голосов.
Теперь об окружных отделениях лейбористской партии. Ядром их являются комитеты общего управления, которые, помимо рутинной работы в округе, выполняют еще одну очень важную функцию: участвуют в выборах кандидата от лейбористской партии в парламент. На протяжении десяти лет, с 1973 по 1983 год, молодые крайне левые активисты внедряются в окружные отделения. Прилежно посещая скучные и немноголюдные собрания, они вытеснили старых руководителей и взяли их под контроль.
По мере того как все больше комитетов попадало в руки крайне левых, ужесточался и курс центристов в парламенте, представляющих эти округа. Все-таки их было нелегко сместить. Для настоящего триумфа крайне левых сил надо было ослабить, выхолостить независимость депутатов парламента, превратить их из доверенных лиц избирателей в представителя комитета общего управления.
Это было блестяще осуществлено крайне левыми в Брайтене в 1979 году, когда было принято новое правило, по которому представитель в парламент должен переизбираться ежегодно комитетами общего управления. Это вызвало огромные перемены в руководстве. Целая группа центристов вышла из партии и образовала социал-демократическую партию, остальные были переизбраны и ушли из политики, некоторых способных вынудили уйти в отставку. И все же у парламентской лейбористской фракции, униженной и ослабленной, осталось одно важное право: именно она могла выбрать лидера лейбористской партии. Надо было завершить захват позиций на трех уровнях, отняв у фракции это право. Это случилось в 1981 году, когда был создан Избирательный совет, в котором тридцать процентов голосов были оставлены парламентской фракции, тридцать - представителям избирательных округов и сорок - профсоюзам. Отныне лидера будет выбирать и ежегодно утверждать Совет. Последнее обстоятельство является решающим для планов, которые сейчас реализуются и о которых я скажу ниже.
Борьба за власть, которую я изложил, подвела ко всеобщим выборам 1983 года. Захват руководящих позиций уже был почти завершен, но тут наши друзья допустили две ошибки. Они действовали слишком напористо и увлеченно, объявленные досрочные всеобщие выборы застали их врасплох. Левым нужен был еще один год для завершения консолидации. Его у них не было. Партия, рано выбитая из седла собственным же самым левым манифестом в ее истории, находилась в полном хаосе. Но что хуже всего, английская общественность увидела настоящее лицо крайне левых.
Как Вы помните, выборы 1983 года стали крахом лейбористской партии, которая находилась под контролем крайне левых. Тем не менее я бы предположил, что такой результат был в чем-то полезен. Ибо он привел к тому, что наши истинные друзья в партии произвели реалистическую оценку ситуации и последние сорок месяцев действуют в соответствии с ней. Короче, из 650 избирательных округов Великобритании в 1983 году лейбористы одержали победу лишь в 209. Это не так плохо, как выглядит. Из 209 лейбористов, ставших депутатами парламента, сто твердо стояли на левых позициях, сорок из них представляли крайне левых. Может быть, это и немного, но сегодняшняя лейбористская парламентская фракция самая левая из тех, что когда-либо заседали в Палате Общин.
Кроме того, поражение на выборах заставило встряхнуться тех, кто уже поверил, что борьба за контроль над партией закончена, но они скоро поняли, что эти выборы не последние, необходимо восстановить единство и престиж партии в стране с прицелом на будущее. Реализация этой программы началась под дирижерскую палочку крайне левых на партийной конференции в октябре 1983 года. От нее они больше уже не отклонялись.
И, наконец, наши друзья поняли необходимость уйти в подполье как истинным носителям передовых идей в буржуазном обществе, как этого требовал Ленин.
Таким образом, лейтмотивом поведения крайне левых в последние сорок месяцев стал возврат к подпольной деятельности, которая так хорошо оправдала себя в начале и середине семидесятых годов. Кроме того, они внешне отказались от радикализма во взглядах, на что потребовались огромные усилия и самодисциплина, но такими качествами товарищи обладают в избытке.
После октября 1983 года крайне левые надели маску вежливости, терпимости, умеренности, сосредоточив усилия на сплочении рядов партии. Центристы и журналисты, похоже, поверили этому новому обличью наших марксистов-ленинцев.
Скрытно был завершен захват партии в свои руки. Комитеты на всех уровнях либо находились в руках крайне левых, либо могли перейти в их руки на любом чрезвычайном собрании.
Но, и это очень важное "но". Отныне место председателя в таких комитетах отдавалось человеку умеренно левых взглядов, а порой и центристу, если за ним было большинство голосов.
Центристское крыло, за исключением дюжины скептиков, было совершенно обескуражено новым сплочением. Тем не менее, "в бархатной перчатке скрывался железный кулак".
На уровне избирательных округов захват позиций крайне левыми продолжался, не привлекая к себе никакого внимания со стороны общественности или средств массовой информации. То же происходило и в профсоюзном движении, о чем я уже говорил.
В руках левых находились восемь из десяти крупных профсоюзных комитетов. Работа велась гораздо серьезнее, чем в 1983 году.
В итоге вся Лейбористская партия Великобритании теперь контролируется крайне левыми либо напрямую, либо через умеренно левых заместителей, либо через трусливых центристов. При этом ни рядовые члены партии, профсоюзов, ни печать, ни широкие массы традиционных сторонников - лейбористов об этом и не догадываются.
Крайне левые готовятся к следующим выборам, как к военной кампании.
Для завоевания простого большинства в парламенте им потребуется 325 мест. У лейбористов есть 210 мест, остальные 120, которые были проиграны в 1979 или 1983 году, они считают возможным отыграть. Такова их цель.
Факт политической жизни Великобритании: после двух сроков пребывания одного правительства у власти, у граждан появляется зуд перемен, даже если они симпатизируют правительству.
Но англичане идут на перемены, только если доверяют тем, кто идет на смену. Цель лейбористской партии - завоевать такое доверие в предстоящие три с половиной года.
Если судить по недавним опросам общественного мнения, кампанию свою они ведут вполне успешно, разрыв между консерваторами и лейбористами уменьшился до нескольких очков. Учитывая, что по британской системе 80 маргинальных, т. е. не закрепленных ни за одной из политических партий мест в парламенте, фактически и определяют результат выборов, а голоса избирателей колеблются до пятнадцати процентов в ту или другую сторону, у лейбористов есть шанс прийти к власти на следующих выборах.
В следующей записке, товарищ Генеральный секретарь, я хотел бы показать, как, если это произойдет, наши друзья собираются убрать с поста в час победы лидера лейбористской партии Нила Киннока и дать Великобритании первого в ее истории премьер-министра марксиста-ленинца и истинно революционное социалистическое законодательство.
Искренне Ваш Гарольд Адриан Расел Филби".

Глава 4

Тех, кто приехал к Раулю Леви, было четверо - здоровые крепкие парни. Они приехали на двух машинах. Одна остановилась у дома, другая - в ста ярдах на улице. Из первой машины вышли двое. Они быстро, но бесшумно подошли к входной двери. Двое остались ждать в машинах с включенными фарами и моторами. Было семь часов вечера. Темно и холодно. Моленстраат в тот час 15 января была пустынной.
Парни действовали быстро и по-деловому, как люди, у которых мало времени. Они не представились, когда Леви открыл дверь. Они просто вошли внутрь и плотно закрыли за собой дверь. Сорвавшиеся было с уст Леви слова протеста застряли в горле, когда кулак внезапно ударил его в солнечное сплетение.
Верзилы набросили на него пальто, нахлобучили шляпу и, закрыв дверь на задвижку, довели его под руки до машины. На всю операцию ушло меньше минуты.
Они повезли Леви к Кесселсе Хейде - большому парку на северо-запад от Нитлена.
Территория парка с болотцами, заросшими вереском, дубами и елями была безлюдной. Вдалеке от дороги на пустыре обе машины остановились. Водитель второй пересел в первую на сиденье рядом с шофером.
Он обернулся назад и кивнул своим двум коллегам, державшим Леви. Тот, что сидел справа от Леви, крепко обхватил его, чтобы он не вырвался и зажал пленнику рот. Другой - слева - вытащил большие клещи, схватил левую руку Леви и ловко раздробил ему одну за одной три фаланги одного пальца. Больше, чем невыносимая боль, Леви напугало то, что они не задавали ему никаких вопросов. Похоже, их ничего не интересовало. Когда они перешли к следующему пальцу, Леви взвыл.
Сидящий на первом сиденье небрежно кивнул:
- Хочешь говорить?
Леви отчаянно закивал головой. Перчатку убрали. Леви издал долгий булькающий вопль. Когда он затих, передний коротко спросил:
- Бриллианты из Лондона. Где они?
Он говорил по-фламандски с сильным акцентом. Леви тут же ответил ему. Никакие деньги не могли восполнить ему потерю пальцев. Они - его средство существования. Допрашивающий задумался.
- Ключи, - сказал он.
Они были в кармане брюк Леви. Налетчик взял их и вышел из машины. Через несколько секунд вторая машина уехала. Ее не было пятьдесят минут.
Все это время Леви хныкал и прижимал к себе искалеченную руку.
Сидящие с двух сторон от него не обращали на него никакого внимания. Водитель уставился вперед, держа руку в перчатках на руле. Когда вернулась первая машина, главный в группе спросил только одно:
- Кто принес камни?
Леви покачал головой. Главный вздохнул и кивнул парню, сидящему справа от Леви. Тот взял клещи и правую руку Леви. После того, как Леви сломали две костяшки пальцев, он все рассказал.
Одна за другой машины выехали на дорогу и двинулись обратно к Нитлену.
Когда проезжали мимо дома, Леви увидел, что он закрыт и в нем темно. Леви надеялся, что они сбросят его здесь, но этого не произошло. Они проехали через центр города к востоку. Мимо окон машины мелькали теплые и уютные окна кафе, но улицы были пустынны. Леви заметил голубую неоновую надпись "Полиция" над зданием против церкви, но и оттуда никто не вышел.
В двух милях к востоку от Нитланда Лоой-страат пересекает железную дорогу. На этом отрезке путь от Лиера до Херенталса прямой, как стрела, и составы развивают здесь скорость до 70 миль в час. По обе стороны от переезда стоят фермерские дома. Машины остановились недалеко от переезда, выключили фары и моторы.
Водитель молча открыл бардачок, достал бутылку и отдал ее своим коллегам позади. Один из них зажал нос Леви, другой стал вливать ему в открытый рот пшеничную водку местного производства. Влив три четверти бутылки, они оставили его в покое. Рауль Леви забылся в алкогольной дреме. Даже боль немного утихла. Люди в машине ждали.
В 23.15 тот, кто вел допрос, вышел из первой машины и что-то пробормотал напарникам. К тому времени Леви был уже без сознания. Те, кто сидел с ним рядом, вытащили его из машины и поволокли к путям. В 23, 20 один из них нанес Леви чудовищной силы удар железякой по голове.
Убитого положили на путях.

X X X

Ханс Глоббелаар выехал из Лиера ровно в 23.03, как обычно. Он знал, что к часу ночи он будет дома в Херен-талсе. Его состав двигался без остановок и миновал Нитлет точно в 23.19. Он прибавил ходу и двинулся к Лоой-страат со скоростью 70 миль в час. Фары локомотива освещали путь на 100 ярдов вперед.
Не доезжая Лоой-страат, Ханс заметил фигуру человека на рельсах и ударил по тормозам. Из-под колес посыпались искры. Товарняк замедлил ход.
Открыв рот, машинист смотрел, как локомотив приближается к лежащему на рельсах. Такое уже случалось у коллег-машинистов. Кто это - самоубийца или пьяница? Гудящий локомотив переехал жертву.
Когда он наконец остановился, машинист бросился к одной из ферм и поднял тревогу. Когда появились полицейские с фонарями, месиво под колесами поезда выглядело как клубничный джем. Ханс Гроббелаар добрался домой лишь к рассвету.

X X X

В то же утро, четырьмя часами позднее, Джон Престон вошел в фойе министерства обороны, подошел к стойке и показал свое удостоверение. После обязательного контроля его проводили к лифту, а наверху по коридорам к кабинету начальника службы внутренней безопасности министерства.
Бригадный генерал Берти Кэпстик мало изменился с тех пор, как Престон видел его в последний раз несколько лет назад в Ольстере. Здоровый, добродушный, цветущего вида, с розовыми щеками он больше походил на фермера, чем на военного.
- Джонни, мальчик мой, чтоб мне провалиться на этом месте! Входи, входи, - приветствовал он раскатисто гостя.
Берти Кэпстик был всего на десять лет старше Престона, всех моложе себя он называл "мой мальчик". Это делало его похожим на всеобщего дядюшку, чему способствовала и его внешность. Когда-то он слыл отважным солдатом, работал в тылу повстанцев во время малайской кампании, потом командовал группой военных специалистов на территории противника в джунглях Борнео во время "чрезвычайных событий в Индонезии".
Кэпстик сел и достал бутылку пива.
- Давай по маленькой?
- Рановато, - возразил Престон. Было чуть больше одиннадцати утра.
- Ерунда. Помянем старое. Все равно кофе, который они здесь дают, пить невозможно. - Кэпстик подвинул стакан к Престону. - Ну, что же они сделали с тобой, мой мальчик?
Престон поморщился.
- Я сказал тебе по телефону, что мне поручили, - сказал он. - Чертова полицейская работа. Это не в твой адрес, Берти.
- Да мне все равно, Джонни. Я ведь отстранен от работы. Сейчас я в отставке, так что все нормально. Ушел на пенсию в 55 лет, удалось устроиться здесь. Не так уж плохо. Каждый день приезжаю сюда на поезде, делаю проверку, убеждаюсь, что никто не занимается ничем недозволенным и - назад домой, к своей крошке. Могло быть хуже. За старые добрые времена!
- Будь здоров, - сказал Престон. Оба выпили.
"Старые времена не были такими уж добрыми", - подумал Престон. Когда он последний раз видел полковника Берта Кэпстика шесть лет назад, этот офицер, производивший обманчивое впечатление открытого человека, был заместителем начальника военной разведки в Северной Ирландии. Он работал в комплексе Лизбурна, где компьютеры хранили исчерпывающую информацию о любом террористе Ирландской республиканской армии вплоть до той, когда он почесал последний раз свою задницу.
Престон был у него в подчинении. Он работал в гражданской одежде и по легенде объезжал гетто, где жили республиканцы, беседовал с информаторами, забирал посылки из тайников. Когда он "прогорел" и чуть не поплатился жизнью, выполняя задание Кэпстика, именно Берти Кэпстик встал на его защиту перед чиновниками Холируд-хауса.
Это произошло 28 мая 1981 года. В газетах на следующий день появились сообщения, правда, без особых подробностей. Престон ехал в машине без номеров по району Богсайд в Лондондерри на встречу с информатором.
То ли произошла утечка информации наверху, то ли машину узнали, то ли его лицо примелькалось службе безопасности Ирландской республиканской армии (этого так и не выяснили), но за ним увязался "хвост" - машина с четырьмя пассажирами.
Он сразу заметил их и решил отменить встречу. Но террористам нужно было нечто большее. В глубине гетто они перерезали ему дорогу, выпрыгнули из машины: двое с автоматами, один с пистолетом.
Так как Престону осталось выбирать лишь между адом и раем, он решил взять инициативу в свои руки. Обстоятельства складывались явно не в его пользу, но, вызвав замешательство у нападающих, он кубарем вывалился из машины в тот момент, когда ее дверь прошили пули. В руках у него был 9-миллиметровый браунинг с тринадцатью пулями, переведенный в автоматический режим.
Лежа, он открыл стрельбу.
После первых же выстрелов двое упали замертво, третий был ранен в шею. Водитель террористов нажал на газ и исчез в дыму от горящих шин. Престон укрылся в надежном убежище - доме, где жили четыре солдата Специального военного подразделения секретной службы. Он находился там до тех пор, пока за ним не приехал Кэпстик.
Потом были серьезные разборки, допросы, расследования. Разумеется, не могло быть и речи о том, чтобы он остался. Он по-настоящему "погорел", его раскрыли. Он вышел из игры, так как оставшийся в живых террорист рано или поздно его узнает. Престону даже не разрешили вернуться в его полк парашютно-десантных войск в Олдершоте. Кто знает, сколько террористов бродит вокруг Олдершота?
Ему предложили на выбор: Гонконг или отставка. Берти Кэпстик переговорил с другом. Появился третий вариант. Уйти из армии майором в сорок один год и поступить на службу в МИ-5. Так он и сделал.
- Что-нибудь случилось? - спросил Кэпстик. Престон покачал головой.
- Нет, просто знакомлюсь.
- Не волнуйся, Джонни. Теперь я знаю, что ты занимаешь эту должность, я тебе позвоню, если случится что-нибудь серьезнее кражи рождественского подарка. Кстати, как Джулия?
- Она ушла от меня. Три года назад.
- Жаль. - Лицо Берти Кэпстка выразило неподдельное сожаление. - У нее появился кто-то другой?
- Нет, тогда нет. Сейчас кто-то есть, я думаю. Просто из-за работы... ты понимаешь.
Кэпстик мрачно кивнул.
- Моя Бетти всегда была умницей, - задумчиво сказал он. - Меня полжизни не было дома. Она всегда хранила домашний очаг. Это трудно. Тебе не повезло. А мальчика ты видишь?
- Время от времени, - подтвердил Престон.
Кэпстик затронул самое больное место. Престон хранил в своей маленькой холостяцкой квартирке в южном Кенсингтоне две фотографии. На одной были он и Джулия в день свадьбы. Ему двадцать шесть лет. Он подтянут, в форме полка парашютно-десантных войск. Ей двадцать лет - красивая, в белом платье. На другой фотографии был их сын Томми, который был ему дороже самой жизни.
Быт их был кочевой, армейский. Жили по квартирам. Томми родился через восемь лет после свадьбы.
Его рождение наполнило жизнь Джона Престона смыслом. Но не жизнь Джулии. Материнство, постоянные отлучки мужа, нехватка денег раздражали ее. Она замучила его требованиями уйти из армии и зарабатывать на гражданской службе. Она отказывалась понять, что он любит свою работу, что скука канцелярии доведет его до ручки.
Он перешел в разведку, но от этого стало только хуже. Его послали в Ольстер, куда жен не пускали. Потом он перешел на нелегальное положение и связь с семьей оборвалась. После случая в Богсайде Джулия высказалась до конца. Они сделали еще одну попытку наладить жизнь. Он работал в МИ-5, дом был за городом, почти каждый вечер Джон возвращался в Сайденхейм. Долгих разлук не было, но жизнь не клеилась. Джулии нужно было больше денег, чем он получал в МИ-5.
Она пошла работать приемщицей в ателье мод в Вест-Энде, когда восьмилетний Томми по ее настоянию был определен в платную школу возле дома.
Это еще более усугубило финансовые проблемы. Через год она совсем ушла, забрав с собой Томми. Теперь он знал, что она живет со своим боссом, который годится ей в отцы, но хорошо одевает, оплачивает учебу Томми в школе-интернате в Тонбридже. Престон практически не видел своего двенадцатилетнего сына.
Он предложил ей развод, но она не согласилась. При том, что они жили раздельно уже три года, он получил бы развод, но она пригрозила, что, поскольку он не сможет содержать мальчика и платить алименты, она заберет Томми насовсем. Она разрешала видеться с Томми в праздники и одно воскресенье каждую учебную четверть.
- Ну что, мне пора, Берти. Если что случится, ты знаешь, где меня найти.
- Конечно, конечно. - Берти Кэпстик неуклюже проводил его до двери. Береги себя, Джонни. Нас, славных парней, не так уж много теперь осталось.
Они расстались на шутливой ноте. Престон вернулся на Гордон-стрит.

X X X

Луис Заблонский знал тех, кто приехал к нему в автофургоне поздно вечером в субботу. Он был дома один, как обычно в субботние вечера. Берил ушла и вернется поздно. Он предполагал, что они знали это.
Луис смотрел ночной фильм по телевизору, когда постучали в дверь. Он открыл дверь. Их было трое. В отличие от тех четверых, что были у Рауля Леви двумя днями ранее (Луис ничего не знал о случившемся, так как не читал бельгийских газет), это были наемные громилы из лондонского Ист-Энда.
Двое были настоящие зомби с бычьими мордами, исполнявшие все, что велел им третий. Тот был малоросл, ряб, злобен, с нечистыми светлыми волосами. Заблонский "знал" таких по концлагерю.
Опыт подсказал ему, что сопротивляться бесполезно. Эти люди делали что хотели с такими, как он. Не было смысла также просить о пощаде.
Они втолкнули его в гостиную и бросили в его собственное кресло. Один из верзил встал за креслом, наклонился вперед и вжал Заблонского в сиденье. Другой стоял рядом, поглаживая кулак одной руки ладонью другой. Блондинчик пододвинул стул и сел на него, уставившись в лицо ювелира.
- Ударь его, - приказал он.
Верзила справа ударил кулаком в зубы. На костяшках пальцев блеснули медные пластинки. Рот ювелира превратился в кровавое месиво.
Блондин улыбнулся.
- Не туда, - мягко проворковал он. - Он должен говорить. Бей ниже.
Верзила нанес два сильнейших удара в грудь Заблонского. Ребра хрустнули. Заблонский издал пронзительный крик. Коротышка опять улыбнулся. Ему нравилось, когда кричали.
Заблонский слабо сопротивлялся, но мускулистые руки прочно держали его сзади так же, как другие руки держали его на каменном столе давно в южной Польше, пока светловолосый медик улыбался.
- Ты плохо себя вел, Луис, - тихо промурлыкал блондинчик. - Ты расстроил моего приятеля. Он считает, что у тебя есть что-то, что принадлежит ему, и он хочет это вернуть.
Он сказал ювелиру, что ему нужно. Заблонский выплюнул сгусток крови.
- Не здесь, - прохрипел он. Блондин поразмыслил:
- Обыщите дом, - велел он своим компаньонам.
Верзилы стали обыскивать дом. Они работали тщательно в течение часа. Все шкафы, ящики, углы и трещины были осмотрены. Блондин тем временем развлекался, тыкая старика в сломанные ребра. Около полуночи верзилы вернулись с чердака дома.
- Ничего, - сказал один из них.
- Так у кого же это находится, Луис? - спросил коротышка.
Он хотел молчать, но ему наносили один удар за другим. Он заговорил. Когда тот, кто стоял за креслом, отпустил его, Заблонский упал на ковер. У него посинели губы, глаза закатились, он тяжело и прерывисто дышал. Трое головорезов уставились на него.
- У него сердечный приступ, - сказал один из них с удивлением. - Он умирает.
- Слишком сильно ударил его, да? - съязвил блондин. - Ладно, пошли. У нас есть имя.
- Ты думаешь, он не соврал? - спросил верзила.
- Он еще час назад сказал нам правду, - ответил блондин.
Они вышли из дома, сели в автофургон и уехали. По дороге на юг от Голдерс Грин, один из громил поинтересовался:
- Ну и что мы теперь будем делать?
- Заткнись, я думаю, - оборвал его светловолосый.
Садисту нравилось командовать головорезами. Он был глуп и сейчас оказался в затруднительном положении. Ему было велено забрать краденое, но брать было нечего. Около Риджент-парка он увидел телефонную будку.
- Остановись, - приказал он, - мне надо позвонить.
Тот, кто его нанял, дал ему телефонный номер другой телефонной будки и назначил контрольное время, когда можно было звонить. До срока оставалось несколько минут.

X X X

Берил Заблонски вернулась домой с вечеринки в два часа ночи. Она припарковала свою машину на другой стороне улицы и вошла в дом, удивившись, что еще горит свет.
Жена Луиса Заблонского была милой еврейкой из простой рабочей семьи, которая рано поняла, что ожидать от жизни щедрот глупо и эгоистично. Десять лет назад, когда ей было двадцать пять, Заблонский заметил ее во втором ряду хора на бездарном музыкальном спектакле, сделал ей предложение, не утаив своих изъянов. Она согласилась стать его женой.
Как ни странно, это был удачный брак. Он был безгранично добр к жене и обращался с ней, как заботливый отец. Она в нем души не чаяла. Он дал ей все - прекрасный дом, вещи, безделушки, деньги, благополучие. Она была благодарна ему.
То, чего не хватало для полной гармонии брака, она восполняла с его понимающего согласия на стороне. В свои тридцать пять лет Берил была чуть перезрелой, грубоватой, но привлекательной особой, которые так нравятся молодым мужчинам. У нее была собственная квартирка в Вест-Энде, где она безо всякого стыда и с удовольствием развлекалась по субботам.
Спустя две минуты после возвращения Берил Заблонски плача диктовала свой адрес по телефону "Скорой помощи". "Скорая" приехала через шесть минут. Врач положили умирающего на носилки и пытались поддерживать в нем жизнь по дороге в госпиталь Хэмпстед-Фри. Берил ехала с ними.
По дороге он лишь один раз пришел в сознание и поманил ее к себе. Она наклонилась ухом к его губам, уловив несколько слов. Ее брови изумленно поднялись. Когда добрались до Хэмпстеда, Луис Заблонский был зарегистрирован в больнице "мертвый по прибытии".
Берил Заблонски все еще питала слабость к Джиму Роулинсу. За восемь лет до его женитьбы у них был краткий роман. Она знала, что теперь его брак распался, и он живет один. Она звонила ему часто и поэтому помнила телефонный номер.
Разбуженный ее звонком Роулинс не мог понять, кто с ним говорит.
Она звонила из телефонной будки в приемном отделении больницы. Когда Роулинс понял, кто говорит, он стал внимательней. По мере разговора изумление его нарастало.
- Это все, что он сказал... только это? Хорошо, любовь моя. Слушай, я очень сожалею о случившемся, приду, как только со всем разберусь. Постараюсь чем-нибудь помочь. Да, Берил, спасибо за звонок.
Роулинс положил трубку, подумал минуту, а затем позвонил по двум номерам. Ронни из конторы по приему металлолома пришел первым. Сид явился спустя десять минут. Оба, как им велели, были вооружены. Они подоспели вовремя.
Через четверть часа раздался топот "гостей" на входной лестнице.

X X X

Блондин не хотел идти на второе дело, но его соблазнила перспектива большого куша, который пообещал голос по телефону. Он и его дружки были из Ист-Энда и не любили бывать на южном берегу реки. Вражда между мафиями Ист-Энда и южного Лондона вошла в легенды преступного мира столицы. Для бандита из южной группировки явиться без приглашения на "Восток" и, наоборот, означало самому себе искать неприятности. И все же блондин понадеялся, что в половине четвертого утра будет тихо, и он сможет вернуться к себе, выполнив работу, незамеченным.
Когда Джим Роулинс открыл дверь, тяжелая рука оттолкнула его в глубь коридора. Сначала вошли двое верзил, за ними шел блондин. Роулинс попятился, впуская всех. Когда блондин захлопнул за собой дверь, из кухни вышел Ронни и двинул первого верзилу черенком мотыги. Сид появился из платяного шкафа и ударил ломом по черепу второго. Громилы рухнули как подкошенные.
Блондин возился с дверной задвижкой, пытаясь улизнуть на безопасную лестницу, но Роулинс, переступив через тела, поймал его за шарф и впечатал лицом в застекленный портрет Святой девы. Так блондин впервые приобщился к вере. Стекло разбилось.
Ронни и Сид связали двух тяжеловесов, а Роулинс втащил в гостиную блондина. Через несколько минут блондинчик висел по пояс из окна, на высоте восьмого этажа.
Ронни держал его за ноги. Сид - за пояс.
- Видишь внизу автостоянку? - спросил у него Роулинс.
Даже в темноте зимней ночи блондин рассмотрел машины далеко внизу. Он кивнул.
- Ну так вот, через несколько минут там соберется толпа вокруг простынки. Угадай, кто будет лежать под простыней разбитый всмятку?
Блондин, поняв, что счет жизни пошел на секунды, простонал:
- Я буду "петь".
Его втащили обратно в комнату и усадили. Он пытался заискивать.
- Послушайте, шеф, мы выяснили, кто победил. Меня только наняли сделать работу. Забрать кое-что краденое.
- У старика в Голдерс Грин, - сказал Роулинс.
- Ну да, он сказал, что это у тебя, поэтому я и пришел сюда.
- Он был моим другом. Теперь он мертв.
- Шеф, я сожалею. Я не знал, что у него плохо с сердцем. Мальчики тряхнули его всего пару раз.
- Ты дерьмо. Его рот был разворочен, а все ребра сломаны. Так зачем ты пришел? Блондин ответил.
- Зачем? - не веря своим ушам, переспросил Роулинс. Блондин повторил сказанное.
- Не спрашивай больше, шеф. Мне заплатили, чтобы я вернул это обратно или узнал, что с ним произошло.
- Ну, - заметил Роулинс. - Я очень хочу отправить тебя с дружками на дно Темзы в модном белье из бетона, но не хочется усложнять себе жизнь. Я отпускаю вас. Передай своему боссу, что он был пустым, абсолютно пустым. Я его сжег, от него остался только пепел. Неужели ты действительно думаешь, что я оставлю у себя такую улику? Я не идиот. А теперь убирайся.
У двери Роулинс позвал Ронни.
- Отведи их обратно за реку и передай крысенышу от меня подарок за старика. О'кей?
Ронни кивнул. Через несколько минут избитые посланцы Ист-Энда влезли в свой автофургон на стоянке. Тому, у которого остались целы руки, велели сесть за руль и ехать. Блондина со сломанными руками кинули на переднее сиденье. Ронни и Сид доехали с ними до Моста Ватерлоо и разошлись по домам.

X X X

Джим Роулинс был сбит с толку. Он заварил кофе.
Он действительно собирался сжечь кейс. Но тот был так красив... Тусклая полированная кожа поблескивала как металл. Он поискал на нем какую-либо отличительную метку, но ничего не нашел. Вопреки здравому смыслу и предупреждению Заблонского он решил рискнуть, оставив кейс у себя.
Он подошел к шкафу и достал его. Теперь он его осматривал как профессиональный взломщик. Десять минут ушло на то, чтобы найти кнопку на задней стороне кейса. Нажав на нее, Роулинс услышал, как внутри кейса что-то щелкнуло.
Когда он открыл кейс, его дно с одной стороны приподнялось на дюйм. Перочинным ножом он приподнял его побольше и заглянул в тайник. Оттуда он достал десять листов бумаги.
Роулинс не был знатоком государственных бумаг, но увидев гриф министерства обороны "совершенно секретно" понял все. Он откинулся и тихо присвистнул. Роулинс был вором и взломщиком, но, как большинство преступников Лондона, был патриотом. В Британии в тюрьмах предателей и детоубийц держат отдельно от остальных, чтобы "благородные" преступники не учинили над ними самосуд.
Роулинс знал, чьи апартаменты он ограбил, хотя о грабеже ничего публично не сообщалось. Теперь он понял почему. Не стоило привлекать к себе лишнее внимание.
С другой стороны, после смерти Заблонского бриллианты, возможно, "уплыли" навсегда, а с ними и его доля. Ненависть к владельцу апартаментов нарастала.
Он дотрагивался до его бумаг без перчаток, а его отпечатки пальцев есть в полиции. Он не хотел себя выдавать, поэтому протер бумаги тряпкой, стерев таким образом отпечатки пальцев "предателя".
В воскресенье днем он отправил тщательно заклеенный большой коричневый конверт со множеством марок из почтового отделения "Элефант энд Кастл". До понедельника почту не разносили, поэтому конверт пришел по назначению лишь во вторник.
В тот же день, 20 января, бригадный генерал Берти Кэпстик связался по телефону с Джоном Престоном. Обманчивая мягкость исчезла из его голоса.
- Джонни, помнишь наш разговор на днях. Если что-то случится. Так вот, что-то действительно случилось. Это не рождественский подарок. Это серьезно, Джонни. Кто-то прислал мне кое-что по почте. Нет, это не бомба, но, может быть, и похуже. Похоже, у нас утечка информации, Джонни. Где-то на самом верху. Ты должен заняться этим. Думаю, что тебе лучше прийти сюда и взглянуть самому на это.

X X X

В то же утро в отсутствие хозяина, но в назначенный им час и с его же ключами в апартаменты на восьмом этаже Фонтеной-хаус вошли двое рабочих. Они вынули покалеченный сейф из стены и заменили его точно таким же новым. К вечеру они привели в порядок стену, после чего ушли.

Глава 5

Только в понедельник, 19 января, Гарольд Филби, отправив мальчиков в школу, а Эриту за покупками, решил написать окончание служебного доклада Генеральному секретарю ЦК КПСС. Он не получил никакого уведомления о доставке первой части и не знал, какую реакцию она вызвала. Все будет зависеть от второй, цель которой - склонить советского лидера к точке зрения автора.
"Генеральному секретарю ЦК КПСС от Г. Филби
В дополнение к моему докладу позвольте сообщить Вам следующее:
7 мая 1981 года миллионы лондонцев пришли на избирательные участки, чтобы избрать новый состав Совета большого Лондона. Лондонский совет до того возглавляли консерваторы во главе с сэром Горасом Катлером. Лейбористы выставили на выборах кандидатуру г-на Эндрю Макинтоша - популярного политика-центриста - сторонника традиций партии труда.
На выборах победили лейбористы. Макинтош стал новым главой Лондонского совета.
Через шестнадцать часов - не дней, не недель, не месяцев - на закрытом собрании руководства лейбористской партии Эндрю Макинтош был выведен из руководства лейбористской партии, а на его место избран активист крайне левого крыла Кен Ливингстон, о котором мало кто из лондонцев что-либо знал. Это был прекрасно сработанный переворот, который сделал бы честь даже самому Ленину.
Для объединения делегатов совещания от крайне левого крыла потребовались не часы, а недели и месяцы. Именно они образовали то большинство, которое сместило Макинтоша. Огромная заслуга в этом объединении принадлежит самому Ливингстону.
Ливингстон, несмотря на всю свою невзрачность, заурядность внешности и гнусавость голоса, - превосходный политик.
Политикой увлечен с раннего возраста. Живет скромно. Довольствуется крошечной квартиркой, которую снимает (по крайней мере так было до того, как он стал главой Лондонского совета), не имеет семьи, развлечений не любит, в светской жизни не участвует, 24 часа в сутки отдает политике. Не пропустил ни одного собрания, выступает на каждом, страстный агитатор. Если есть хоть малейшая возможность склонить человека на свою сторону, он пользуется ею.
За пять лет ему удалось создать свою собственную политическую сеть крайне левого толка, которая охватила почти всю страну.
Став в прошлом году членом парламента, он сумел потеснить Энтони Веджвуда Бенна. Войдя в руководство исполнительного комитета, он стал ключевой фигурой в борьбе левых сил за подчинение своему влиянию всей Лейбористской партии Великобритании.
Я рассказываю об этом, поскольку схема переворота Кена Ливингстона будет полезна для установления полного контроля над партией труда. Контроль будет установлен не в ходе выборов, а через несколько дней после них. Я использую слово "переворот" без преувеличения, имея в виду государственное переустройство.
В Лондоне проживают более 11 миллионов человек, что составляет пятую часть населения Великобритании и равняется населению карликовых государств Люксембурга и Лихтенштейна. Бюджет столицы превышает бюджет восьмидесяти государств - членов ООН.
А теперь особо важная информация. Ядро крайне левого крыла Лейбористской партии Великобритании и профсоюзного движения составляет группа двадцати. Это ультралевые.
Назвать комитетом их нельзя, поскольку общего руководства у них нет. Все они знают друг друга, но вместе не собираются. Каждый из них проработал много лет, медленно продвигаясь по лестнице партийной иерархии. Каждый обладает достаточным влиянием. Все они марксисты-ленинцы до мозга костей.
Их двадцать: девятнадцать мужчин и одна женщина. Девять из них - профсоюзные деятели, шесть (включая женщину) - члены парламента от лейбористской партии, преподаватели высших учебных заведений, остальные: пэр, юрист и издатель. Это те, кто начнет и осуществит переворот.
Прежде чем перейти к описанию плана, я позволю себе последнее небольшое отступление, чтобы объяснить, как избирается лидер лейбористской партии и как, в соответствии с недавно введенными правилами, его можно сместить.
До прошлого года дело обстояло так: через месяц после выборов члены парламента приносят присягу. Тогда же заканчивается выдвижение кандидатов на пост лидера партии. Потом в течение трех месяцев соперники-кандидаты знакомят общественность со своими платформами. После этого собиралась коллегия выборщиков и выносила свой вердикт.
Но в прошлом году была предложена и без каких-либо возражений осуществлена "маленькая реформа". Прежние правила были упрощены. Победивший премьер-министр, если он от лейбористов, утверждается лидером по такой процедуре: выдвижение кандидатов-соперников на пост лидера партии проводится в три дня еще до официального срока объявления результатов всеобщих выборов. Затем в течение семи дней после объявления официальных результатов выборов созывается чрезвычайное собрание коллегии выборщиков. После того, как избирается лидер партии, любая борьба за лидерство запрещается на ближайшие два года после года всеобщих выборов.
Тем, кто сомневался в целесообразности такой реформы, объяснили, что процедура - чистая формальность, поскольку победитель всеобщих выборов еще до посещения Букингемского дворца, чтобы получить от королевы поручение создать новое правительство, будет подавляющим большинством утвержден в статусе лидера партии.
Сомневающихся заверили, что не может быть и речи о том, чтобы кто-то даже попытался подвергнуть сомнению партийный авторитет победившего на всеобщих выборах.
На самом же деле замыслы были прямо противоположные. После победы лейбористов на выборах перед визитом победителя в королевский дворец на чрезвычайном заседании коллегии выборщиков должен быть утвержден другой лидер партии. Его заранее подберет крайне левое крыло, и он станет первым в истории Великобритании премьер-министром, преданным марксизму-ленинизму.
Разумеется, это вызовет крайнее возмущение в партии и во всей стране. Но наша группа справится с этим.
Крайне левые сделают все, чтобы новый кандидат был утвержден лидером, им это удастся. Благодаря чему?
Во-первых, профсоюзам. Их представители прежде чем голосовать должны связаться с рядовыми членами по почте или встретиться на собраниях в округах, или на национальной конференции. Сделать это в течение четырех дней практически невозможно.
Таким образом, не консультируясь с рядовыми членами, Национальный исполнительный комитет должен будет голосовать от их имени, а, как я говорил выше, большинство в НИК крайне левые.
Во-вторых, благодаря лейбористским ячейкам в избирательных округах. Подсчитано, что здесь половина проголосует за нового кандидата; этому должна способствовать огласка сфабрикованного письма лидера партии своему доверенному лицу. В письме лидер заявит, что желает вернуть старую систему выбора главы партии только парламентской фракцией. Это должно склонить ячейки избирательных округов в пользу желаемого кандидата.
И, наконец, парламентская фракция. Большинство в ней принадлежит к левому крылу. Предполагается, что половина фракции проголосует за нового лидера.
Однако решающую роль все-таки должны сыграть профсоюзы.
До последнего времени были серьезные сомнения в успехе плана из-за отрицательной реакции монарха.
Как отреагирует он? После глубоких размышлений я согласился с выводом: никак не отреагирует. По двум причинам. Во-первых, так уже было.
Когда в апреле 1976 года Гарольд Вильсон ушел в отставку с поста премьера, королеве пришлось ждать две недели, прежде чем она узнала, кто же стал ее собственным новым премьером, чтобы пригласить его на традиционную церемонию представления в Букингемский дворец. В данном случае ждать придется 10 дней.
Второе: есть Билль о правах. И если королева пренебрежет уставом лейбористской партии, это может быть истолковано как нарушение прав и вызвать государственный кризис.
Таким образом, лидер партии (он уже премьер-министр) будет иметь карт-бланш и при поддержке собственного кабинета начнет осуществление предполагаемой законодательной реформы.
Короче, население проголосует за умеренно левого традиционалиста, а реально к власти придет крайне левый без всяких дополнительных выборов.
Что касается законодательных изменений, о которых я упомянул, то в настоящий момент они включают двадцать позиций, которые я по известным причинам не хочу излагать в письменном виде. Некоторые позиции уже вошли в манифест лейбористской партии; другие присутствуют там в смягченном варианте, третьи были предложены к обсуждению на последних лейбористских партийных конференциях, но пока не были приняты. Правда, со временем, они получат сторонников. Как это произошло с уже усвоенными идеями в течение двадцати лет их пропаганды крайне левым крылом лейбористской партии.
Программа преобразований из двадцати пунктов известна под названием "Манифест британской революции", сокращенно МБР. Ниже я привожу все 20 позиций с необходимыми пояснениями. Вы увидите, что первые пятнадцать пунктов касаются внутренних дел Великобритании и не имеют прямого отношения к советской политике. Они приведут Великобританию к экономическому кризису и общественному хаосу.
Последние пять пунктов могут дать огромные преимущества Советскому Союзу. Привожу пункты манифеста:
1. Отмена частного сектора в медицине. Все частные клиники и госпитали с оборудованием и персоналом передаются государству, когда это будет признано целесообразным.
2. Отмена частного сектора в образовании. Все школы и колледжи со зданиями, территориями и оборудованием передаются государству в порядке и в сроки, признанные необходимыми.
3. Национализация четырех крупнейших инвестиционных банков и двадцати основных коммерческих банков. Другие банки в зависимости от масштаба их деятельности также могут быть национализированы. Запретить населению вкладывать свои средства в частные банки.
4. Национализация 400 крупнейших в частном секторе промышленных и торговых корпораций. Компенсировать стоимость их основного капитала казначейскими облигациями через десять лет.
5. Немедленное упразднение палаты лордов и ее права вето на законопроекты.
Этот пункт уже несколько лет присутствует в программе лейбористской партии, К счастью, англичане не заметили странности этой фразы. На самом деле палата лордов обладает лишь правом отсрочки утверждения законопроекта, обратившись к палате общин с просьбой внести изменения или повторно рассмотреть законопроект, палата лордов имеет право вето лишь в одном случае. Согласно разделу 2 Парламентского акта от 1911 года оно может быть применено, если палата общин решит продлить свое существование, приняв акт о несменяемости своего состава.
Таким образом, отмена этого положения крайне важна нашим британским друзьям. Нельзя допустить, чтобы британская революция остановилась или повернула вспять по прихоти избирателей.
Всеобщие выборы можно отменить, приняв чрезвычайный акт о несменяемости парламента.
6. Создание Национального комитета по контролю за печатью. Штаб-квартира комитета будет находиться в столице, он будет иметь своих представителей в каждом издательстве газет, журналов и т. д. по всей стране. Комитет контроля за печатью на местах будет представлен одним человеком от администрации издательства, одним представителем профсоюза печатников и уполномоченным Национального комитета. Решения о публикации материалов будет принимать эта тройка. Издатель выступает в роли наблюдателя.
7. Создание нового Национального комитета по телерадиовещанию взамен Би-би-си и независимых компаний. Он будет контролировать содержание всех программ, подбор кадров.
8. Создание Национального комитета по реформе судов. Мера, предлагаемая якобы для упрощения существующей системы, а на самом деле для того, чтобы сместить ненадежных судей, держать под контролем всех работников судов, упростить процедуру апелляции, расширить практику закрытых судебных заседаний по делам об антиобщественном поведении и нарушении общественного порядка.
9. Создание Национального комитета по контролю за образованием, полномочного решать вопросы приема на работу лекторов, директоров и учителей. Пересмотр национальной учебной программы, включение в нее общественных дисциплин.
10. Принятие Билля о профсоюзах в вооруженных силах и полиции. Введение в армии и полиции гражданских должностей наставников и педагогов. Исключение из профсоюза означает увольнение из армии или полиции.
11. Принятие Билля о полицейских органах управления. Полиция будет подчинена местным органам, состоящим из прогрессивных общественных деятелей и представителей профсоюзов. Они будут назначать на должности всех - от констебля до сержанта, определять стратегию и тактику работы полиции в местном сообществе.
12. Принятие акта об общественном порядке, по которому специальные полицейские подразделения будут заменены народной милицией. Милиция будет помогать местной полиции поддерживать общественный порядок прежде всего во время мирных демонстраций в поддержку правительства, в ее борьбе с антиобщественными элементами, не согласными с политикой правительства.
13. Билль по контролю за движением валюты. Этот пункт говорит сам за себя. Будет запрещено переводить капиталы и активы за границу.
14. Принятие Акта об учете личной собственности, вводящего регистрацию земельных участков, картин, ювелирных изделий, капиталов, активов, акций, автомобилей, домов и т. д., в связи с их налогообложением или национализацией.
15. Принятие Акта о контроле за капиталовложениями, введение регистрации всех корпорационных фондов, что позволит в будущем вложить эти средства в государственные проекты по рекомендациям государственных экспертов.
16. Немедленный выход из Европейского экономического сообщества.
17. Незамедлительное сокращение до одной четверти вооруженных сил Великобритании.
18. Запрет и полное уничтожение ядерного арсенала Великобритании, упразднение Центров по разработке современных видов вооружений в Гарвелле и Олдермастоне.
19. Вывод с территории Великобритании ядерных и обычных вооруженных сил США.
20. Немедленный выход из НАТО.
Едва ли мне нужно подчеркивать, товарищ Генеральный секретарь, что последние пять пунктов безнадежно разрушат обороноспособность западного союза.
Осуществление программы, изложенной мной в двух частях доклада, возможно лишь при условии победы лейбористов на выборах. Такая возможность представится весной 1988 года.
Вот что я имел в виду, сказав на ужине у генерала Крючкова, что политическую стабильность Великобритании в Москве переоценивают.
С уважением Гарольд Адриан Рассел Филби"
Реакция Генерального секретаря на вторую часть доклада Филби была на удивление быстрой. Не прошло и дня, как Филби передал доклад майору Павлову, а молодой офицер из Девятого управления с непроницаемым лицом и холодным взглядом вновь стоял на пороге его квартиры на сей раз с большим конвертом в руках, который он молча вручил хозяину, повернулся и ушел.
Это было еще одно письмо, написанное лично от руки Генеральным секретарем, - как обычно краткое и четкое.
В нем советский лидер благодарил своего друга Филби за труд. Он считает, что содержание доклада отражает действительность. Считает победу Лейбористской партии Великобритании на следующих всеобщих выборах чрезвычайно важной для СССР и уведомляет о созыве комитета личных советников для выработки возможных мер на будущее. Он просит Гарольда Филби войти в этот комитет в качестве советника.

Глава 6

Престон сидел в кабинете крайне встревоженного Берти Кэпстика, рассматривая и внимательно читая каждую из десяти копий документов.
- Сколько людей держали в руках этот конверт? - поинтересовался он.
- Почтальон, естественно. Бог знает сколько человек на сортировочном пункте, здесь - служащие канцелярии, курьер, который разносит утреннюю почту по отделам, и я.
- А бумаги внутри конверта?
- Только я, Джонни. Я не знал, что там такое, пока не прочитал их.
Престон немного задумался.
- Кроме отпечатков пальцев человека, который отправил нам бумаги, должны остаться отпечатки пальцев того, кто их взял. Надо попросить Скотленд-Ярд сделать экспертизу. Я, правда, не питаю особых надежд. Теперь о содержании. Похоже, что это сверхсекретные документы.
- Секретнее не бывает, - мрачно произнес Кэпстик. - Часть из них касается ответных мер НАТО на советскую угрозу.
- Ладно, - сказал Престон, - давай прокрутим несколько возможных версий. Предположим, что бумаги прислал какой-нибудь патриот, пожелавший остаться инкогнито. Бывает. Люди не хотят ввязываться в такие дела. Где он мог их взять? Чемоданчик, забытый в такси, раздевалке, клубе?
Кэпстик покачал головой.
- Нет, Джонни, тут дело нечисто. Эти материалы ни при каких обстоятельствах не должны покидать здание, кроме как в запечатанном пакете и только в Форин-офис или Канцелярию кабинета министров. К нам не поступало никаких сообщений о вскрытии подобных пакетов. Кроме того, тут нет никакой отметки, если документы официально выносят из здания. Каждый служащий знаком с этими правилами. Никому, абсолютно никому, не разрешено брать такие бумаги домой для изучения. Ты удовлетворен ответом?
- Более или менее, - сказал Престон, - но материалы поступили извне, значит, их кто-то нелегально вынес из министерства. Что это: преступная небрежность или сознательная попытка организовать утечку информации?
- Посмотри на даты документов, - обратил его внимание Кэпстик. - Даты растянуты на целый месяц. Значит, документы собирали в течение некоторого времени.
Престон, обмотав руку носовым платком, вложил документы обратно в конверт.
- Мне придется отнести их на Чарльз-стрит, Берти. Можно я позвоню от тебя?
Он позвонил на Чарльз-стрит и попросил соединить его с кабинетом сэра Бернарда Хеммингса. Генеральный директор был на месте и после недолгих переговоров с секретаршей он сам взял трубку. Престон попросил его о встрече через несколько минут и получил согласие. Он положил трубку и повернулся к Кэпстику.
- Берти, пока ничего не делай и никому ничего не говори. Делай вид, что ничего не произошло, - попросил Престон, - я сам тебе позвоню.
Не могло быть и речи о том, чтобы выйти из министерства с этими документами без сопровождения. Кэпстик дал ему одного из своих посыльных - крепкого парня, в прошлом охранника.
Престон вышел из министерства, неся документы в своем портфеле. На такси он доехал до Кларджес-стрит, выждав пока машина отъедет, он прошел двести метров по Кларджес-стрит до офиса на Чарльз-стрит. Здесь он попрощался со своим спутником-посыльным.
Через десять минут он был в кабинете сэра Бернарда.
Лицо старого охотника за шпионами выглядело серым, как при сильных болях. Действительно, он страдал. Болезнь развивалась внутри, медицинские анализы не оставляли никаких сомнений и надежд. Ему сообщили, что жить осталось примерно год, операция бесполезна. Он должен был уйти в отставку 1 сентября. С компенсацией за неиспользованный отпуск он мог это сделать в середине июля - за шесть недель до своего шестидесятилетия.
Он бы, наверное, ушел и раньше, если бы не чувство личной ответственности и долга. У его второй жены была дочь, которую он, бездетный, обожал. Девочка еще училась в школе. Преждевременная отставка заметно сказалась бы на пенсии и поставила бы в стесненные материальные обстоятельства жену и падчерицу.
Худо-бедно, но он решил дотянуть до положенного срока и оставить им полную пенсию. Хотя он проработал всю жизнь, другого капитала у него не было.
Кратко и четко Престон изложил, что случилось утром в министерстве обороны. Он также передал точку зрения Кэпстика о преднамеренности действий преступника.
- Боже мой, неужели опять? - пробормотал сэр Бернард. В памяти было свежо дело Вассаля и Прайма, случившееся несколько лет назад. Помнилась и язвительная реакция американцев, когда об этом информировали.
- Джон, с чего ты думаешь начать?
- Я попросил Берти Кэпстика пока молчать, - сказал Престон. - Если в министерстве действительно сидит предатель, тогда появляется вторая загадка. Кто тот, приславший нам пакет? Случайный человек, вор, жена? Мы не знаем. Если бы найти этого человека, мы бы узнали, где он взял эти документы. Это упростило бы дело. Я не возлагаю особых надежд на обследование конверта. Такие продаются в сотнях магазинов, как и марки. К тому же конверт прошел через многие руки. Но вот на документах могли остаться интересные отпечатки. Я хочу, чтобы Скотленд-Ярд провел экспертизу, разумеется, под моим наблюдением. После этого мы будем знать, что делать дальше.
- Хорошая идея. Ты займешься этим, - сказал сэр Бернард, - а мне придется поставить в известность Тони Пламба и, очевидно, Перри Джонса. Попробую договориться с ними о встрече за ленчем. Все будет зависеть от Перри Джонса, нам необходимо созвать объединенный разведовательный комитет. Ты делай свои дела, Джон, и держи со мной связь. Если в Ярде что-нибудь всплывет, сообщи мне.

X X X

В Скотленд-Ярде к Престону отнеслись с полным пониманием, предоставив в его распоряжение одного из лучших своих экспертов. Престон стоял рядом с ним, пока тот аккуратно посыпал порошком каждый лист. Эксперт не мог не заметить гриф "Совершенно секретно".
- Кто-то плохо себя ведет в Уайтхолле? - насмешливо спросил он.
Престон покачал головой.
- Кто-то глупый и ленивый вместо того, чтобы разрезать документ в лапшу, положил его в мусорную корзину. Ему за это здорово попадет. Главное узнать, кто это сделал.
Эксперт потерял всякий интерес. Закончив работу, он покачал головой.
- Ничего, идеально чистые листы. Но я вам скажу одно, их протерли. Здесь есть пара четких отпечатков, но очевидно, это ваши собственные.
Престон кивнул. Излишне было говорить, что это отпечатки Кэпстика.
- Дело в том, - продолжал эксперт, - что на такой бумаге отпечатки сохраняются долго - недели и даже месяцы. Отпечатки должны быть, но они стерты. Листы вытерли тряпочкой перед тем, как положить в корзину для мусора. Я вижу остатки нитей материи, но отпечатков нет. Извините.
Престон не стал давать ему конверт. Тот, кто стер отпечатки, конечно же, не оставил их на конверте. К тому же, это будет противоречить его версии о небрежном чиновнике. Он забрал десять секретных документов и ушел. "Кэпстик был прав, - подумал он, - это утечка информации и очень серьезная". Было три часа дня. Он вернулся на Чарльз-стрит и стал ждать сэра Бернарда.
Сэр Бернард, проявив настойчивость, добился встречи за ленчем с сэром Энтони Пламбом, председателем Объединенного разведывательного комитета, и сэром Перегрином Джонсом, заместителем министра обороны. Они встретились в уединенной комнате Сент-Джеймского клуба. Оба ответственных чиновника были встревожены просьбой о срочной встрече генерального директора МИ-5. Заказали ленч.
Когда официант отошел, сэр Бернард изложил, что произошло. У обоих чиновников пропал аппетит.
- Я предпочел бы, чтобы все это рассказал мне Кэпстик, - сказал Перри Джонс с некоторой досадой. - Чертовски неприятно, когда тебе обо всем сообщают со стороны.
- Я думаю, - сказал сэр Бернард, - что мой человек Престон попросил его помолчать. Если утечка информации идет из высшего эшелона министерства, никто не должен знать, что документы у нас.
Сэр Перегрин что-то проворчал, слегка успокоившись.
- Что ты об этом думаешь, Перри? - спросил сэр Энтони Пламб, - Могла тут быть простая небрежность?
Государственный чиновник ведомства обороны покачал головой.
- Утечка может быть не на высшем уровне, - сказал он. - У каждого руководителя есть свой штат помощников.
Делаются копии документов. Иногда три-четыре. Их регистрируют, а по прочтении уничтожают. Делаются три копии, уничтожаются три копии. Обычно такая процедура поручается кому-то из секретарей. Конечно, это запрещено, но ни одна система не является идеальной.
- Главное - это то, что выносили документы из министерства в течение целого месяца. Это - не простая случайность или небрежность. Здесь есть умысел. Черт...
Он положил на стол нож и вилку рядом с практически нетронутой едой.
- Тони, по-моему, дело серьезное. Сэр Тони Пламб выглядел мрачным.
- Полагаю, придется созвать подкомитет Объединенного разведывательного комитета, - сказал он. - Пока в узком составе. Только представители министерства внутренних дел, министерства иностранных дел, министерства обороны, Госканцелярии, МИ-5 и МИ-6 и кто-нибудь от государственной службы связи.
Решили созвать подкомитет на следующее утро. Хеммингс информирует его о результатах посещения Престоном Скотленд-Ярда. На этом и расстались.

X X X

Объединенный разведывательный комитет в полном составе велик по численности. Кроме представителей шести министерств, трех родов вооруженных сил и двух разведслужб, в него входят также находящиеся в Лондоне представители спецслужб Канады, Австралии, Новой Зеландии и, разумеется, американского ЦРУ.
Заседания созываются редко и проходят формально. Чаще созываются подкомитеты по каким-либо конкретным вопросам. Их члены лично знакомы друг с другом и действуют оперативней.
Подкомитет, который созвал сэр Энтони Пламб как председатель Объединенного разведывательного комитета и личный координатор премьер-министра по разведке, собрался 21 января под кодовым названием "Парагон".
Он собрался в 10 утра в комнате для инструктажа (известной под названием "Кобра") на втором подземном этаже канцелярии кабинета министров в Уайтхолле. Комната звуконепроницаема, оборудована кондиционером, здесь ежедневно проводятся проверки по выявлению подслушивающих устройств.
Формально председателем здесь был секретарь кабинета министров сэр Мартин Фленнери, но он уступил свое место сэру Энтони. Министерство обороны представлял сэр Джонс, министерство иностранных дел - сэр Пэдди Стрикленд, министерство внутренних дел - сэр Губерт Виллиерс.
Служба государственной связи была представлена заместителем генерального директора, отвечающим за системы прослушивания, что в наш век приравнено к разведке.
Сэр Бернард Хеммингс привел с собой Брайена Харкорт-Смита.
- Я подумал, что будет лучше, если Брайен будет в курсе, - объяснил Хеммингс сэру Энтони. Всем было понятно, что старик хотел сказать этим: "если я не смогу участвовать в дальнейшей работе".
Последним из присутствующих был сэр Найджел Ирвин, шеф МИ-6.
Странно, что в МИ-6 нет поста генерального директора, как в МИ-5. У МИ-6 есть шеф, которого в Уайтхолле и в разведывательных учреждениях называют просто "СИ". Происхождение сокращения "СИ" связано с первым шефом МИ-6 Мэнсфилдом Каммингсом. С буквы "СИ" начинается вторая часть его фамилии. Ироничный Ян Флеминг в своих повестях о Джеймсе Бонде избрал для шефа другой инициал "М".
Всего за столом собрались девять человек, семь из них имели дворянские титулы, а значит, обладали большим влиянием, чем простые верноподданные королевы. Все были хорошо знакомы между собой и обращались друг к другу по имени.
Сэр Энтони Пламб открыл заседание кратким изложением случившегося. Сообщение вызвало общее оцепенение и ужас. Затем он передал слово сэру Хеммингсу. Глава МИ-5 добавил некоторые детали, включая безрезультатный эксперимент в Скотленд-Ярде. В заключение сэр Перри Джонс подытожил: это не случайность или небрежность, это преднамеренный и тайный акт.
Когда он закончил, за столом воцарилось молчание. В воздухе висели немые вопросы: каков ущерб? Сколько времени шла утечка информации? Куда? Какой ущерб причинен Британии и НАТО? И как, черт возьми, сообщать об этом союзникам?
- Кто у вас занимается этим делом? - спросил сэр Мартин Флэннери Хеммингса.
- Джон Престон, - ответил Хеммингс. - Начальник С-1 (А). Берти Кэпстик из министерства позвонил ему, когда конверт пришел по почте.
- Мы могли бы поручить это дело кому-то более опытному, - предложил Брайен Харкорт-Смит. Сэр Бернард Хеммингс нахмурился.
- Джон Престон работает у нас шесть лет. У меня нет причин не доверять ему.
- Нам придется допустить преднамеренность утечки информации.
Сэр Перри Джонс угрюмо кивнул.
- Мы можем предположить, - продолжил Хеммингс, - что этот человек, я буду называть его или ее "дружок", знает о том, что у него исчезли документы, а значит, должен быть встревожен и затаиться. Если я организую широкое расследование, "дружок" поймет, что нам о пропаже документов известно. Меньше всего мы хотим, чтобы он сбежал из страны, а потом устроил международную пресс-конференцию в Москве. Предлагаю пока не афишировать наши действия и подождать, может быть, появится какая-нибудь ниточка.
- Как вновь назначенный куратор С-1 (А), Престон должен обойти министерства с обычными для такого случая проверками. Это лучшее прикрытие, которое у нас есть. Если повезет, "дружок" не обратит на это никакого внимания.
С другого конца стола сэр Ирвин Найджел кивнул.
- Это разумно.
- Может, нам удастся выйти на что-нибудь через твои источники, Найджел? - спросил Энтони Пламб.
- Я попробую, - отозвался тот, не давая никаких обещаний. "Андреев, подумал он, - надо договориться о встрече с Андреевым", - а вслух спросил;
- Как быть с нашими союзниками?
- Видимо, тебе предстоит сообщить им обо всем, - напомнил Пламб Ирвину. - Что ты думаешь по этому поводу?
Сэр Найджел уже семь лет возглавлял МИ-6, этот год был для него последним. Опытный, проницательный и бесстрастный, он пользовался большим уважением в разведывательных службах Европы и Северной Америки. И все же взвалить на себя такую ношу будет нелегко. Это не самая хорошая нота, на которой следует заканчивать службу.
Он думал об Алане Фоксе, неприятном и саркастичном офицере ЦРУ, отвечающем за координацию действий двух разведок в Лондоне. Алан уж точно постарается раздуть из этого громкое дело. Он пожал плечами и улыбнулся.
- Я должен согласиться с Бернардом, "дружок" наверняка очень обеспокоен. Надо полагать, что он вряд ли вынесет еще одну стопку секретных документов в ближайшие дни. Было бы хорошо сразу сообщить союзникам о каких-либо успехах в нашем расследовании. Предлагаю подождать несколько дней и посмотреть, может быть, Престону удастся сделать что-нибудь за это время.
- Важно оценить нанесенный ущерб, - вставил сэр Энтони. - Похоже, это невозможно сделать пока мы не найдем "дружка" и не зададим ему пару вопросов. Сейчас все зависит от успехов Престона.
- Напоминает детективный роман, - пробормотал один из группы, когда все стали расходиться. Заместители министров отправились информировать своих министров, а сэр Мартин Флэннери заранее переживал предстоящий разговор с грозной Маргарет Тэтчер.

X X X

На следующий день в Москве состоялось первое заседание другого комитета.
Майор Павлов позвонил сразу после обеда и сообщил, что заедет за товарищем полковником в шесть. Его желает видеть Генеральный секретарь ЦК КПСС. Филби предположил (и правильно), что его предупредили за пять часов специально, чтобы он был трезв и подтянут.
Дорога была заснеженной, движение в тот час было оживленным. Но "Чайка" с МОСсовским номером неслась по крайней левой полосе. По этой полосе ездили представители власти, элита, толстосумы общества с четкой структурой прослоек классов, бюрократии, вопреки мечте Маркса о бесклассовом обществе будущего.
Когда они проехали мимо гостиницы "Украина", Филби решил, что они направляются на дачу в Усово, но через полкилометра они остановились у ворот огромного восьмиэтажного дома ь 26 по Кутузовскому проспекту. Филби был поражен: переступить порог личной квартиры члена Политбюро было несказанной честью.
На улице стояла охрана в штатском, а у ворот - офицеры в форме: в плотных серых шинелях, меховых шапках с опущенными "ушами", с голубыми петлицами Девятого Управления. Майор Павлов предъявил свое удостоверение, железные ворота открылись, "Чайка" въехала в пустой квадратный двор и остановилась.
Майор молча провел его в здание через два контрольных устройства для обнаружения металла и рентген. Затем они вошли в лифт. На третьем этаже они вышли. Этаж занимал Генеральный секретарь. Майор Павлов постучал в дверь. Им открыл комендант охраны и жестом пригласил Филби войти. Не проронивший ни слова майор вышел и закрыл дверь за спиной у Филби. У него забрали пальто и шляпу и провели в большую, на удивление скромно обставленную гостиную, в которой было очень жарко.
В отличие от Леонида Брежнева, любившего безделушки и роскошь, этот Генеральный секретарь был аскетичен во вкусах. Мебель из белого дерева была скромной и функциональной. Единственной и настоящей ценностью были два роскошных бухарских ковра. Возле небольшого кофейного столика полукругом стояли четыре стула. В комнате было трое. Все стояли, никто не рискнул сесть без приглашения. Филби знал всех. Они обменялись приветствиями.
Одним из присутствующих был профессор Владимир Ильич Крылов, преподаватель истории, читавший лекции в Московском университете. Он славился своими энциклопедическими знаниями по истории социалистических и коммунистических партий Западной Европы, специализировался по Великобритании. Кроме того, он был членом Верховного Совета СССР, академиком Академии наук и часто консультировал Международный отдел ЦК КПСС, заведующим которого когда-то был Генеральный секретарь.
Генерал Петр Сергеевич Марченко был в штатском, но его выдавала армейская выправка. Филби знал, что Марченко входит в руководство ГРУ - советской военной разведки. Он был экспертом по методам подрывной деятельности. Полжизни он отдал изучению работы полиции и сил безопасности стран Западной Европы.
Третьим был Иосиф Викторович Рогов, академик, физик. Это был выдающийся, шахматный гроссмейстер и один из немногих близких друзей Генерального секретаря. Тот не раз обращался к нему, когда надо было продумать возможные ходы в какой-нибудь операции.
После того, как все собрались, открылись двойные двери в дальнем конце комнаты и явился правитель России, ее колоний и доминионов.
Его ввезли в кресле-каталке.
- Садитесь, пожалуйста, - предложил Генеральный секретарь.
Филби был удивлен тому, насколько изменился этот человек. Ему было 75 лет, его лицо и кисти рук покрылись темными пятнами, характерными для глубоких стариков. Операция на сердце в 1985 году была удачной, кардиостимулятор работал отлично, но все равно он выглядел очень слабым.
Седые волосы, такие густые и блестящие на первомайских портретах, делающие его похожим на любимого семейного врача, сильно поредели. Под глазами темнели круги. Примерно в полутора километрах отсюда по Кутузовскому проспекту есть участок, обнесенный двухметровым забором. Здесь, в старой Кунцевской лечебнице, оборудована спецбольница для членов Центрального Комитета.
На территории больницы стоит старая дача Сталина, где тиран провел большую часть жизни и где он умер. Эта дача превращена в отделение интенсивной терапии для одного единственного человека. Этот человек сидел сейчас в инвалидной коляске и внимательно разглядывал присутствующих.
На Кунцевской даче постоянно дежурили шесть лучших врачей. Каждую неделю к ним приезжал Генеральный секретарь. Но как бы то ни было, жизнь едва теплилась в нем, но мозг еще работал.
Генеральный секретарь смотрел на гостей холодным взглядом из-под очков в золотой оправе. Он редко и медленно, как хищная птица, моргал.
Он не стал терять времени на вступление.
- Вы, товарищи, познакомились с докладом нашего друга полковника Филби.
Это не было вопросом, но все кивнули в подтверждение.
- Тогда вас не удивит то, что я считаю обеспечение побед британской лейбористской партии, а точнее ее ультралевого крыла, делом первостепенной важности для СССР. Я хочу, чтобы вы вошли в мой личный комитет советников для разработки методов обеспечения лейбористам победы на выборах. Это конфиденциальный разговор. Никаких документов. Любые письменные заметки подлежат уничтожению. Встречаться будем в домашней обстановке. Вы не должны появляться нигде вместе. Ни с кем нельзя консультироваться. Докладывать вы будете лично мне по телефону или через майора Павлова. Свои предложения будете вносить на общем совещании.
Филби понял, что советский лидер чрезвычайно озабочен скрытностью планов. Он мог бы созвать это совещание в своем кабинете в здании Центрального Комитета, где со времен Сталина работали все советские лидеры. Но другие члены Политбюро могли увидеть и даже кое-что услышать о встрече. Генеральный секретарь хотел создать личный комитет, о существовании которого никто не должен даже догадываться.
Одно обстоятельство было странным. Кроме Филби, а он был в отставке, на совещании не было никого из КГБ, хотя Первое Главное управление располагает значительной информацией, касающейся Великобритании, а также экспертами. По каким-то своим причинам Генсек решил обойти ведомство, которое когда-то возглавлял.
- Есть вопросы?
Филби поднял руку. Генеральный секретарь кивнул.
- Товарищ Генеральный секретарь, раньше я ездил на своей собственной "Волге". Но после инсульта в прошлом году врачи запретили мне это делать. Теперь машину водит моя жена. Но в данном случае для конспирации...
- Вам будет выделен шофер КГБ, - мягко прервал Генеральный секретарь. У остальных присутствующих шоферы были. Вопросов не было.
Генеральный секретарь кивнул, и его увезли в кресле через те же двери. Четверо советников встали и направились к выходу.
Через два дня на даче академика состоялась встреча комитета "Альбион".

X X X

Престону удалось кое-что выяснить. Пока шло первое заседание комитета "Парагон", он сидел в архиве министерства обороны.
- Берти, - попросил он Кэпстика, - для работников архива я просто "новая метла", к тому же дотошная. Скажи им, что я выслуживаюсь перед начальством, пусть они ни о чем не беспокоятся, это простая проверка.
Кэпстик достойно выполнил просьбу, рассказывая всем, что новый куратор С-1 ходит по всем министерствам, демонстрируя всем какой он деловой. Служащие архива помогали ему с плохо скрываемым раздражением. Престон получил доступ к папкам о входящей и исходящей документации, а это значит - к датам.
Уже начальный этап проверки позволил ему продвинуть расследование. Все документы, кроме одного, имелись в министерстве иностранных дел и в канцелярии кабинета, поскольку касались союзников Британии по НАТО и ответных мер НАТО на советские инициативы. Но один документ никогда не покидал стен министерства обороны. Заместитель министра сэр Перегрин Джонс недавно вернулся с переговоров в Пентагоне. Там обсуждался вопрос о совместном патрулировании английских и американских ядерных подводных лодок в Средиземном море, центральной и южной части Атлантического и Индийского океанов. Он подготовил доклад о совещании и разослал его нескольким высокопоставленным чиновникам своего министерства. То, что этот документ оказался в числе украденных бумаг, доказывало: утечка информации произошла из министерства.
Престон приступил к анализу распределения секретных документов по срокам. Он установил, что даты украденных документов охватывают срок в четыре недели. Он установил, что через каждого руководителя ведомства прошли не только эти, но и другие документы. Значит, вор был избирательным.
К концу второго дня работы Престон выделил двадцать четыре человека, которые имели доступ ко всем десяти документам. Затем он проверил, кто из них за это время отсутствовал на работе, ездил за границу, болел. Из списка исключил тех, кто по разным причинам не имел доступа ко всем десяти документам в этот период.
Темпу работы мешали две вещи: во-первых, Престону приходилось делать вид, что он изучает все без исключения документы архива, чтобы не привлекать внимание к этим конкретным десяти документам. Если утечка информации произошла на низшем уровне чиновников - через секретарш или машинисток - пересуды архивистов могли достичь их ушей. Во-вторых, он не мог подняться на верхние этажи, чтобы проверить сколько копий было сделано с оригиналов. Он знал, что иногда человек, получивший секретный документ, должен посоветоваться с коллегой. Для этого он делает номерную копию и отдает ее коллеге для ознакомления. После ее возврата, копию уничтожают или же сохраняют, как в этом случае. Оригинал отправляют в архив. С копиями могут знакомиться по несколько человек.
Чтобы решить эту вторую проблему, он вернулся поздно вечером в министерство с Кэпстиком. Две ночи он провел на верхних этажах, пустых, если не считать нелюбопытных уборщиц, проверяя количество сделанных копий. После этой проверки ему удалось сузить круг подозреваемых, исключив тех, кто не делал копий с документов. 27 января он явился на Чарльз-стрит, чтобы доложить об успехах в расследовании.
Его принял Брайан Харкорт-Смит. Сэра Бернарда не было на месте.
- Я рад, что у тебя есть новости, Джон, - приветствовал Харкорт-Смит. - Мне дважды звонил Энтони Пламб. "Парагон" торопит нас. Ну, выкладывай.
- Во-первых, - начал Престон, - документы. Они тщательно отобраны. Похоже, что наш вор получил четкое задание. Для того чтобы сделать такую подборку, нужно быть достаточно компетентным. Таким образом, исключаются работники низшего звена. Эти бы брали все, что попадется под руку. Моя гипотеза позволяет сузить круг подозреваемых лиц. Я считаю, документы вынес специалист, умеющий оценить важность информации, содержащейся в документах Клерков и посыльных придется исключить. В любом случае утечка информации произошла не из архива. Нет случаев срывания пломб с пакетов, пропажи документов или их незаконного копирования.
Харкорт-Смит кивнул.
- Ты думаешь, это сделал кто-то из руководства?
- Да, Брайан. Есть еще одна причина, позволяющая мне так думать. Две ночи я провел, проверяя количество копий, сделанных с каждого документа. Никаких расхождений в их числе. Так что остается одна лазейка: кто-то уничтожал две копии вместо имеющихся трех, а третью выносил из здания. Теперь перейду к руководящим работникам, которые могли это сделать.
- Двадцать четыре человека имели доступ ко всем десяти документам. Из них можно, я думаю, исключить двенадцать, так как они получали каждый по одной копии для того, чтобы высказать свое мнение о документе. Тут просто. Человек, получивший такую копию, должен вернуть ее тому, кто ее ему дал. Если бы он оставил ее себе, это сразу вызвало бы подозрения. Оставить себе десять копий - неслыханное дело. Остаются двенадцать человек, которые получали оригиналы из архива.
Из них трое по разным причинам отсутствовали в те дни, даты которых указаны на копиях документов. Они брали документы из картотеки в другие дни. Остаются девять человек. Из этих девяти четверо не делали никаких копий, а сделать копию нелегально без записи в журнале невозможно.
- Осталось пятеро, - пробормотал Харкорт-Смит.
- Да. Разумеется, это только предположение. Через троих из этой пятерки проходили в это же время другие документы, близкие по тематике к украденным, но содержащие более интересную информацию. По логике вещей их тоже надо было украсть, но этого не произошло. Так что я остановился на двух подозреваемых.
Он положил на стол перед Харкорт-Смитом два дела. Тот с любопытством взглянул на них.
- Сэр Ричард Питерс и г-н Джордж Беренсон, - прочитал он. - Первый - помощник заместителя министра по международной и экономической политике, второй - заместитель начальника по оборонному обеспечению. У обоих есть свой штат.
- Да.
- Их сотрудников ты не подозреваешь? Почему?
- Подозреваю. Но сначала снимем подозрения с начальства. Тогда поймать мелкого чиновника с помощью начальника отдела не составит труда. Я бы хотел начать с руководителей.
- Что тебе для этого нужно? - спросил Харкорт-Смит.
- Установить тайную слежку за обоими на некоторое время, прослушивать телефоны, просматривать почту, - ответил Престон.
- Я спрошу разрешения у комитета "Парагон", - сказал Харкорт-Смит, только не ошибись. Эти двое большие шишки.

X X X

Второе заседание комитета "Парагон" состоялось в "Кобре" после обеда. Харкорт-Смит замещал сэра Бернарда Хеммингса. Он вручил каждому копию доклада Престона. Воцарилось молчание, пока каждый знакомился с ним. Когда чтение закончилось, сэр Энтони Пламб спросил:
- Ну как?
- Логично, - ответил сэр Хью Виллиерс.
- Думаю, что господин Престон хорошо поработал, - сказал сэр Нэйджел Ирвин. Харкорт-Смит усмехнулся.
- Я не думаю, что виноваты руководители. Скорее всего какая-нибудь секретарша, которой велели уничтожить копии. Она могла легко взять эти десять документов.
Брайан Харкорт-Смит был провинциалом, держался вызывающе. За внешним лоском скрывались честолюбие и обидчивость. Всю жизнь его возмущала видимая легкость, с которой окружавшие его люди решали свои насущные проблемы. Его раздражали их многочисленные друзья и товарищи со школьных, университетских, армейских времен, к которым всегда можно обратиться за помощью. Он называл это "магическим кругом" и больше всего его раздражало то, что он не входил в этот круг.
В один прекрасный день, говорил он себе не раз, когда он станет генеральным директором и получит дворянский титул, он почувствует себя равным с этими людьми, он заставит их слушать себя, внимательно слушать.
На другом конце стола сэр Найджел Ирвин - человек проницательный - поймал выражение глаз Харкорт-Смита и оно его встревожило. "Этот человек может завидовать", - подумал он. Ирвин знал сэра Бернарда Хеммингса с давних времен. Он вспомнил об его отставке предстоящей осенью, о злобе и скрытом честолюбии Харкорт-Смита и о том, куда это все может привести, если уже не привело.
- Ну что, мы все слышали о просьбе господина Престона, - сказал сэр Энтони Пламб. - Тотальная слежка. Мы согласны?
Все подняли руки.

X X X

Каждую пятницу в МИ-5 проходит так называемая конференция "заявок". Председательствует на ней начальник управления К. На конференции директора служб представляют свои заявки на то, что им требуется: деньги, технические средства, людей для групп наружного наблюдения. Больше всего просьб, конечно, у директора управления А, который ведает группами наружного наблюдения. В эту пятницу, 30 января, собравшиеся на конференцию узнали, что "топтунов" уже разобрали. За два дня до этого Харкорт-Смит по просьбе "Парагона" выделил Престону столько "топтунов", сколько тот требовал.
Он забрал 48 человек: четыре группы по шесть человек на суточные дежурства, четверых для открытой слежки, двоих для наблюдения из машин плюс двоих для страховки. Разумеется, это вызвало некоторое возмущение, но спорить было напрасно.
Группы были проинструктированы офицерами, следить будете за двоими. Один женат, но его жена сейчас за городом. Супруги живут в Вест-Энде. Каждое утро он обычно пешком проходит примерно полторы мили до работы в министерство. Другой - холостяк, живет под Эденбриджем в Кенте. Каждое утро ездит на работу поездом. Наблюдение начнете с завтрашнего дня.
Техническая служба установила подслушивающие устройства на телефоны, обеспечила перехват почты. Сэр Ричард Питере и Джордж Беренсон попали под "колпак".
Разумеется, "топтуны" не смогли увидеть, как поздно вечером того же дня посыльный доставил пакет в Фонтеной-хаус. Хозяин дома, вернувшись с работы, забрал пакет у портье. В нем была копия гарнитура "Глен", выполненная из стразов. На следующий день "драгоценности" были помещены в банк "Коуттс".

Глава 7

Обычно 13 число да еще пятница считается несчастливым днем, но для Престона все вышло наоборот. Появился первый проблеск в утомительной слежке.
Наблюдение велось 16 дней без особого успеха. Оба были людьми привычек, оба не замечали, что за ними следят, им даже не приходило в голову такое. Это облегчало задачу "топтунов", но делало работу скучной.
Лондонец каждое утро в одно и то же время выходил из своей квартиры в Белгравии, шел к углу Гайд-парка, поворачивал на Конститьюшн-хилл и, пересекая Сент-Джеймский парк, выходил к Хорс-Гардс-Парейд. Отсюда он шел к Уайтхоллу и входил в свое министерство. Иногда он обедал там, иногда выходил на обед куда-нибудь в ресторан. Вечерами он либо был в клубе, либо сидел дома.
Обитатель живописного коттеджа около Эденбриджа каждый день в одно и то же время садился в поезд до Лондона, от вокзала Чаринг-кросс пешком добирался до министерства и исчезал внутри. "Топтуны" каждую промозглую ночь следили за его домом, на рассвете их сменяла дневная группа. Ни один из подопечных не совершал ничего подозрительного. Перлюстрация корреспонденции и телефонное прослушивание ничего не давали. Обычные счета, личные письма, банальные телефонные разговоры - спокойная респектабельная жизнь. До 13 февраля.
Престон, контролирующий операцию, находился в радиофицированной комнате в подвальном этаже на Корк-стрит, когда на связь с ним вышла группа "Б", наблюдающая за сэром Ричардом Питерсом.
- "Джо" берет такси. Мы следуем за ним на машинах. На жаргоне "топтунов" объект слежки назывался "Джо", "приятель" или "наш друг".
Когда группа "Б" закончила работу, Престон выяснил все подробности у старшего группы Гарри Буркиншоу. Это был невысокий, полный, среднего возраста человек, профессионал, который мог часами водить объект, не выделяясь из толпы, пресекая все попытки замести след.
На нем был клетчатый пиджак, мягкая шляпа с загнутыми вверх полями, на шее висел фотоаппарат, в руках был плащ. Он походил на обычного американского туриста. Как у всех "топтунов", шляпа, пиджак и плащ были мягкими, легко выворачивались наизнанку, меняя при этом облик владельца в считанные секунды в шести различных комбинациях. "Топтуны" дорожат своим реквизитом.
- Так что случилось, Гарри? - поинтересовался Престон.
- Он вышел из министерства в обычное время. Мы следовали за ним. Но вместо того, чтобы идти в обычном направлении, он дошел до Трафальгарской площади и поймал такси. У нас был конец смены. Мы сообщили сменщикам, чтобы они немного повременили, а сами последовали за такси.
Он вышел из машины возле магазина деликатесов "Панзер" на Бейсуотер-роуд и свернул на Кланрикард-гарденс. Пройдя половину улицы, он подошел к одному из домов и спустился по ступенькам в подвальный этаж. Один из моих парней подошел ближе и увидел, что внизу была дверь, ведущая в квартиру. Он вошел туда. Затем "Джо" вышел, поднялся по ступенькам, опять вернулся на Бейсуотер-роуд, снова поймал такси и вернулся в Вест-Энд. После этого он повторил свой обычный путь. Мы передали его сменщикам в районе Парк-Лейн.
- Сколько времени он пробыл в квартире?
- 30-40 секунд, - ответил Буркиншоу, - либо его очень быстро впустили, либо у него свой ключ. Свет он не включал. Похоже, что он заходил за почтой.
- Что это за дом?
- Грязный дом, грязный подвал. Сегодня утром я все запишу в журнал наблюдений. Можно идти? Ноги болят от усталости.
Весь вечер Престон думал о происшествии. Почему вдруг сэру Ричарду Питерсу понадобилось посетить грязную квартиру? Что он делал там так недолго? Для встречи слишком мало времени. Забрал почту или, может быть, оставил ее для кого-то? За домом было установлено наблюдение и уже через час машина с человеком с фотоаппаратом была там.
Выходные есть выходные. Престон мог бы заставить гражданские власти обыскать квартиру в субботу-воскресенье, но это могло придать делу огласку. А расследование было строго секретное. Он решил дождаться понедельника.

X X X

Комитет "Альбион" избрал своим председателем и представителем профессора Крылова. Именно он связался с майором Павловым и сообщил ему, что комитет желал бы высказать свои соображения Генеральному секретарю. Это было в субботу утром. Через несколько часов всем четырем членам комитета сообщили, что заседание состоится на даче Генерального секретаря в Усово.
Трое приехали на своих машинах. Майор Павлов лично довез Филби, так что тот обошелся без шофера КГБ Григорьева, которого к нему прикрепили две недели назад.
К западу от Москвы за Успенским мостом на берегу Москва-реки вытянулись деревеньки и дачные поселки власть имущих. Даже здесь действуют четкие разграничения. В Переделкино живут писатели, академики, военные; в Жукове - члены ЦК. Дачи членов Политбюро располагаются в Усово - самом шикарном из всех поселков.
В обычном понимании дача - это легкий домик за городом; но здесь стояли роскошные особняки, окруженные гектарами сосновых и березовых рощ. Двадцать четыре часа в сутки охрану здесь несет Девятое управление КГБ, оберегая покой и жизнь представителей власти.
Филби знал, что каждый член Политбюро имеет четыре личные резиденции. Одна - квартира на Кутузовском проспекте, которая, если владелец не попадает в опалу, остается за его семьей навсегда, вторая - официальная резиденция на Ленинских горах со всеми удобствами и обслуживающим персоналом, которая всегда прослушивается и редко используется, разве что для приема иностранных гостей. Третья - дача к западу от Москвы, которую можно обстроить и обставить по собственному вкусу. И, наконец, четвертая - летняя резиденция в Крыму на Черном море. Генеральный секретарь построил свою летнюю резиденцию в Кисловодске, на Кавказе, близ минерального источника для лечения желудка.
Филби никогда не видел дачу Генерального секретаря в Усово. Это было длинное низкое каменное здание с крышей, крытой "кровельной жестью, обстановка в нем напоминала квартиру на Кутузовском проспекте. В доме было очень жарко, вдобавок в просторной гостиной, где их принял Генеральный секретарь, горел камин.
После кратких приветствий Генеральный секретарь попросил профессора Крылова изложить соображения комитета "Альбион".
- Понимаете, товарищ Генеральный секретарь, мы искали способ изменить мнения, примерно десяти процентов британских избирателей по двум важным вопросам. Во-первых, поколебать в них веру в нынешних консерваторов. Во-вторых, уверить их, что только лейбористское правительство обеспечит им безопасность и достаток.
Чтобы облегчить задачу, мы задали себе вопрос, нет ли какой-нибудь одной проблемы, которую можно поставить во главу угла на предстоящих выборах. После глубоких размышлений мы пришли к выводу, что никакая экономическая проблема - будь то сокращение рабочих мест, закрытие фабрик, рост автоматизации производства или даже сокращение расходов на социальные нужды - не сможет стать ключевой.
Мы считаем, что только одна неэкономическая проблема является и важной и животрепещущей для Великобритании и всей Западной Европы - это проблема ядерного разоружения. Эта проблема занимает умы, будоражит чувства миллионов простых людей на Западе. По сути, это проблема массового страха, именно на это надо делать ставку.
- Какие у вас конкретные предложения? - мягко спросил Генеральный секретарь.
- Вы знаете, товарищ Генеральный секретарь, о нашей работе в этом направлении. Не миллионы, а миллиарды рублей уже потрачены на то, чтобы через общественное движение за ядерное разоружение внушить европейцам мысль, что всеобщее ядерное разоружение - гарантия мира. Наши скрытые усилия дали значительный результат, но он ничтожен по сравнению с тем, что нам предстоит теперь.
Из четырех партий, участвующих в следующих выборах, только лейбористы выступают за всеобщее и полное ядерное разоружение. Мы считаем, что настало время пустить в ход все - фонды, дезинформацию, пропаганду, чтобы заставить колеблющихся избирателей поверить, будто, голосуя за лейбористов, они голосуют за мир.
Тишина, воцарившаяся в ожидании реакции Генерального секретаря, была почти осязаемой. Наконец он заговорил:
- Те усилия, которые мы прилагали на протяжении восьми лет и о которых вы говорили, принесли плоды?
Профессор Крылов выглядел так, будто его поразила ракета "воздух-воздух". Филби уловил настроение Генерального секретаря и покачал головой. Генеральный секретарь заметил этот жест и продолжил:
- Восемь лет мы предпринимали огромные усилия с целью подорвать доверие населения к правительству. Сейчас действительно все общественные движения за разоружение контролируются левыми и так или иначе работают на нас. Кампания дала нам много агентов влияния. Но...
Генеральный секретарь неожиданно ударил ладонями по ручкам инвалидной коляски. Этот яростный жест у хладнокровного человека поразил четверых слушателей.
- Ничего не изменилось, - выкрикнул Генеральный секретарь, а затем продолжил ровным голосом. - Пять лет назад, четыре года назад все эксперты ЦК, университетов, аналитических групп КГБ говорили нам, что движения за ядерное разоружение столь сильны, что могут заставить правительства отказаться от размещения крылатых ракет и "Першингов". Мы поверили этому и обманулись. На переговорах в Женеве мы заняли решительную позицию, веря, что если мы продержимся, правительства Западной Европы "сдадутся перед огромными мирными демонстрантами, которых мы тайно "подкармливали", и откажутся размещать ракеты "Першинг". Но они их разместили, а нам пришлось это наблюдать.
Филби кивнул. В 1983 году он крупно рискнул, написав докладную, где утверждал, что движения за разоружение на Западе, несмотря на весь их шум и массовость, не смогут повлиять на результаты выборов или изменить желания правительства. Оказалось, что он был прав. Все вышло именно так, как он предполагал.
- Наша неудача все еще отзывается болью в душе, товарищи, - произнес Генеральный секретарь. - А вы снова мне предлагаете почти то же самое. Полковник Филби, каковы результаты последних опросов общественного мнения?
- Не слишком обнадеживающие. Согласно последнему опросу только двадцать процентов англичан - за всеобщее ядерное разоружение. А среди рабочих, традиционно поддерживающих лейбористов, процент еще ниже. Факт печальный, рабочий класс Великобритании - самый консервативный в мире. Он же - и самый патриотичный. Во время Фолклендского кризиса несгибаемые профсоюзные активисты, забыв о своих извечных претензиях к работодателям, трудились круглосуточно, чтобы подготовить военные корабли к отправке в район боевых действий. Нам следует признать горькую истину: рабочие Великобритании не связывают свои интересы ни с нами, ни с угрозой ядерной войны. И нет никаких причин полагать, что сейчас они изменят своим традициям.
- Я просил комитет рассмотреть вопрос исходя из реальности, - сказал Генеральный секретарь. - Идите, товарищи. Думайте. Нужны активные действия, порождающие небывалый массовый страх, о котором вы говорили и который заставит самых хладнокровных голосовать за то, чтобы убрать ядерное оружие с территории их страны, то есть голосовать за лейбористов.
Тогда все ушли. Генеральный встал и, опираясь на палку, медленно подошел к окну. Он смотрел на заснеженные березы. Когда он пришел к власти после смерти своего предшественника, он решил, что должен выполнить пять задач за то время, что ему осталось в жизни.
Он хотел, чтобы его вспоминали как человека, при котором увеличился выпуск продовольствия, улучшилось его распределение; удвоилось производство потребительских товаров, повысилось их качество благодаря широкомасштабной реконструкции на всех уровнях; исчезла коррупция, лишавшая страну жизненных сил, и, наконец, было достигнуто превосходство в военной силе и технике над любым противником. Через четыре года он понял, что не смог выполнить ни одной из поставленных задач.
Он стар и болен, время его истекает. Он всегда гордился своим прагматизмом и реализмом в рамках строгих законов марксизма. Но даже у прагматиков есть мечты, а у стариков честолюбие. Его мечта была простой: он хотел добиться таких успехов, которых не добился никто. В ту холодную зимнюю ночь он желал этого как никогда.

X X X

В воскресенье Престон прошел мимо дома на Кланри-кард-гарденс. Буркиншоу был прав: это был один из пятиэтажных домов викторианской эпохи, который когда-то прекрасно выглядел, а теперь обветшал. Здесь сдавали крохотные квартирки. Газончик перед входом зарос сорняками, пять ступенек вели к входной двери с облупившейся краской. Еще одна лесенка вела в подвал. Сверху виднелась лишь часть двери, ведущей в квартиру. "Зачем титулованному чиновнику понадобилось посетить столь неприглядное место", - снова подумал Престон.
Где-то рядом, он знал, находится "топтун" с фотокамерой наготове. Он не пытался его обнаружить, но знал, что за ним наблюдают. В понедельник утром в журнале наблюдений он фигурировал как "ничем не примечательный мужчина, который прошел мимо дома в 11.21, проявив к дому некоторый интерес". "Спасибо и на этом", - подумал он.
В понедельник утром он зашел в местное отделение городского совета и посмотрел список налогоплательщиков с этой улицы. У дома, который его интересовал, был только один владелец - Майкл 3. Мифсуд. Он был благодарен за инициал "3", имена с этой буквой встречались чрезвычайно редко. Он связался с "топтуном" на Кланри-кард-гарденс, и тот по его заданию подошел к входной двери и посмотрел на кнопки звонков с фамилиями внизу. М. Мифсуд жил на первом этаже. Мифсуд, по всей видимости, сдавал меблированные квартиры, иначе бы жильцы квартир сами платили налоги.
В то же утро в Кройдоне он проверил Майкла 3. Мифсуда на компьютере по сводкам обо всех иммигрантах. Мифсуд был мальтийцем, жил в Лондоне уже тридцать лет. За ним ничего не числилось, но в регистрационной записи пятнадцатилетней давности почему-то стоял вопросительный знак без всяких пояснений. Компьютер в Скотленд-Ярде с данными о преступлениях объяснил его. Мифсуда тогда чуть ли не выслали. Вместо этого он отсидел два года за то, что жил на средства, добытые аморальным путем. После обеда Престон встретился с Армстронгом в отделе финансов на Чарлз-стрит.
- Завтра мне надо стать налоговым инспектором, - заявил Престон.
Армстронг вздохнул.
- Попробую устроить. Позвони мне в конце рабочего дня.
Потом он пошел к юристам.
- Можно попросить в специальном отделе ордер на обыск по этому адресу? Кроме того, мне в помощь нужен сержант специального отдела.
МИ-5 не имеет права сама производить аресты. Это сделать может только полицейский, за исключением чрезвычайных обстоятельств. Когда МИ-5 требуется кого-то арестовать, они просят об этом специальный отдел.
- Надеюсь, вы дверь ломать не будете? - с подозрением спросил юрист.
- Разумеется, нет, - ответил Престон, - мы дождемся жильца квартиры, зайдем и произведем обыск. Возможно, придется арестовать его, все зависит от результатов обыска. Для этого мне и нужен сержант.
- Ладно, я свяжусь с нашим судьей. Завтра утром у тебя все будет.
Около пяти часов вечера того же дня Престон получил удостоверение налогового инспектора финансового управления. Армстронг дал ему карточку с телефонным номером.
- Если возникнет заминка, пусть жилец позвонит по этому номеру. Это телефон финансового управления в Виллесден-Грин. Спросить г-на Чарнли. Он за тебя поручится. Кстати, твоя фамилия - Брент.
- Понятно, - кивнул Престон.
Господина Майкла Мифсуда, с которым ему пришлось беседовать на следующее утро, нельзя было назвать приятным человеком. Небритый, мрачный и недружелюбный он впустил Престона в неопрятную гостиную.
- Что вы от меня хотите? - запротестовал Мифсуд. - Какой доход? Все, что я зарабатываю, я указываю в декларации.
- Господин Мифсуд, уверяю вас, это обычная проверка. Сколько вы берете со своих жильцов?
- Мне нечего скрывать. Выясняйте все с моим бухгалтером, - вызывающим тоном ответил Мифсуд.
- Разумеется, я могу побеседовать с ним, если хотите, - сказал Престон. - Но, уверяю вас, тут мы позаботимся о том, чтобы услуги бухгалтера нам, вам дорого обошлись. Если с арендными платежами все в порядке, я просто уйду и займусь проверкой кого-нибудь другого. Но если, не дай бог, выяснится, что какая-то квартира сдана для неблаговидных занятий, все будет по-другому. Лично меня интересуют только налоги, но я буду обязан сообщить полиции, если здесь что-то будет не так. Вы знаете, что значит жить на подозрительные доходы?
- Что вы имеете в виду? - запротестовал Мифсуд. - Здесь никто не зарабатывает нечестных денег. У меня хорошие жильцы. Они платят за аренду, я плачу налоги. Вот и все.
Говоря это, он слегка побледнел, но достал журналы регистрации арендных платежей. Престон делал вид, что его интересует все. Он отметил, что квартира в подвальном этаже сдана господину Дики за сорок фунтов стерлингов в неделю. За час он узнал все подробности. Мифсуд никогда не видел жильца квартиры в подвальном этаже, но тот регулярно, как по часам, платил ему наличными и у него было письмо с просьбой о найме квартиры за подписью господина Дики. Престон, несмотря на протесты Мифсуда, забрал письмо с собой. Ближе к обеду он передал его специалистам-графологам в Скотленд-Ярде вместе с образцами почерка и подписи сэра Ричарда Питерса. К концу дня ему позвонили из Ярда и подтвердили, что почерк везде один и тот же, хотя в письме намеренно изменен.
"Вот так, - подумал Престон, - значит Питерс снимает жилье. Для встреч со связником?". Престон велел, чтобы ему немедленно сообщили, когда Питерс снова появится в квартире. За квартирой было установлено постоянное наблюдение на случай, если там появится кто-то еще.

X X X

Прошла среда. В четверг, выйдя из министерства, сэр Ричард Питерс поймал такси и отправился в район Бейсуотер. "Топтуны" немедленно вышли на связь с Престоном, который сидел в баре на Гордон-стрит. Он, в свою очередь, позвонил в Скотленд-Ярд и вызвал выделенного ему в помощники сержанта специального отдела.
- Встретимся на другой стороне улицы, езжай туда как можно быстрее, но, пожалуйста, без шума.
Все встретились в темноте напротив дома. Престон отпустил такси в двухстах метрах от цели. Сержант специального отдела приехал на машине без опознавательных знаков, которую шофер запарковал за углом, выключив фары. Сержант Ландер был молодым и "зеленым"; с МИ-5 он работал первый раз и волновался. Из темноты появился Гарри Буркиншоу.
- Сколько он там уже находится, Гарри?
- Пятьдесят пять минут, - ответил Буркиншоу.
- Кто-нибудь к нему заходил?
- Нет.
Престон достал ордер на арест и показал его Ландеру.
- Пошли.
- Он может оказать яростное сопротивление, сэр? - поинтересовался Ландер.
- Надеюсь, что нет, - ответил Престон. - Он важный чиновник, человек средних лет.
Они перешли улицу и тихо зашли на газончик перед домом. За занавесками подвального этажа тускло горел свет. Молча они спустились по ступенькам. Престон позвонил в дверь. За дверью послышался стук каблуков, и она открылась. В просвете стояла женщина. Когда она увидела двух мужчин, улыбка сползла с ее ярко накрашенных губ. Она попыталась закрыть дверь. Но Ландер, оттолкнув женщину, распахнул ее и вошел внутрь.
Женщина была немолода, но выглядела неплохо. Волнистые черные волосы падали на плечи и оттеняли сильно накрашенное лицо. Глаза были густо подведены тушью и тенями, на щеки были наложены румяна, на губах - яркая помада. Прежде чем она запахнула халат, Престон успел разглядеть черные чулки и длинный, затянутый на поясе, лиф с красными тесемками.
Взяв ее за локоть, он отвел ее в гостиную и усадил. Она сидела, опустив голову и уставившись на ковер. Они сидели молча, пока Ландер обыскивал квартиру. Он знал, что нарушители иногда прячутся под кроватями и в шкафах. Ландер хорошо поработал. Через десять минут он, запыхавшись, вышел из глубины квартиры.
- Его нет, сэр. Наверное, он вышел через заднюю дверь и через забор перелез на другую улицу.
В этот момент раздался звонок у входной двери,
- Ваши люди? - спросил Ландер у Престона. Престон покачал головой.
- Один звонок - нет, - ответил он.
Ландер пошел открывать дверь. Престон услышал проклятия и топот ног. Позже выяснилось, что в дверь позвонил мужчина, который, увидев Ландера, пытался убежать. Люди Буркиншоу догнали его на верхней ступеньке лестницы и держали до тех пор, пока Ландер не застегнул на нем наручники. После этого он затих, его отвели к полицейской машине.
Престон сидел с женщиной и слышал как прекратились шум и возня.
- Это не арест, - тихо сказал он. - Но, я думаю, нам следует пройти в контору, не так ли?
Женщина, выглядевшая теперь жалкой, кивнула.
- Можно мне переодеться?
- Неплохая идея, сэр Ричард, - сказал Престон.
Через час арестованного при входе водителя грузовика выпустили из полицейского участка в Пэддингтон Грин. Ему с его нетрадиционными "голубыми" склонностями посоветовали впредь не слишком доверять объявлениям с предложениями о встрече, публикуемым в некоторых журналах известного содержания.
Джон Престон отвез сэра Ричарда за город и пробыл с ним до полуночи, выслушав все, что тот мог ему сообщить, и вернулся в Лондон. Остаток ночи он писал докладную записку. Копии докладной записки лежали перед каждым из членов комитета "Парагон", когда они встретились в 11 часов утра в пятницу. На лицах было замешательство и отвращение.
"Черт возьми, - думал сэр Мартин Фленнери, секретарь кабинета, сначала Хэйман, затем Трестрейл, потом Даннетт и теперь вот этот. Неужели эти негодяи не могут держать свои ширинки застегнутыми?"
- Совершенно ужасно, - произнес сэр Губерт Виллиерс из министерства внутренних дел,
- Я не думаю, что мы захотим иметь такого парня в нашем министерстве, - сказал сэр Перри Джонс из министерства обороны.
- Где он сейчас? - спросил сэр Энтони Пламб генерального директора МИ-5, который сидел рядом с Брайеном Харкорт-Смитом.
- В одном из наших загородных домов, - ответил Бернард Хеммингс. - Он уже позвонил в министерство, сказав, что звонит из своего коттеджа в Эденбридже, что поскользнулся и сломал ногу, что на ногу наложили гипс, поэтому две недели его не будет на работе.
- А мы не упустили из виду один момент? - тихо спросил сэр Найджел Ирвин, шеф МИ-6. - При всех его необычных вкусах, действительно ли он тот, кого мы ищем, и через него ли идет утечка информации?
Брайен Харкорт-Смит откашлялся:
- Допрос еще только начался, джентльмены, - сказал он. - Но похоже, что это именно он. Его легко завербовать путем шантажа.
- Время нас сильно поджимает, - добавил сэр Патрик Стрикленд из министерства иностранных дел. - Нам еще предстоит оценить нанесенный ущерб и решить, что и когда мы скажем нашим союзникам.
- Мы могли бы... ускорить допросы, - предложил Харкорт-Смит. Думаю, можно получить ответ в течение суток.
Наступила напряженная тишина. Всем была неприятна мысль, что одного из их коллег, чтобы он там не сделал, подвергнут "интенсивному" допросу. Сэр Мартин Флэннери почувствовал тошноту. Он испытывал глубокую неприязнь к любой форме насилия.
- Это ведь не обязательно на данном этапе? - спросил он.
Сэр Найджел Ирвин поднял голову, оторвавшись от докладной записки:
- Бернард, этот Престон - офицер, ведущий расследование, - очень толковый человек.
- Совершенно верно, - подтвердил сэр Бернард Хеммингс.
- Я тут подумал, - продолжил Ирвин неуверенно, - он провел достаточно времени с Питерсом сразу после ареста на Бейуотер. Комитету будет полезно заслушать его.
- Он мне доложил все лично сегодня утром, - быстро вставил Харкорт-Смит. - Уверен, что смогу ответить на все вопросы относительно происшедшего.
Шеф "шестерки" рассыпался в извинениях.
- Мой дорогой Брайан, я в этом ни минуты не сомневался, - сказал он. Просто понимаешь... иногда впечатление от допроса трудно изложить на бумаге. Я не знаю мнения комитета, но нам придется решать, что делать дальше. Думаю, будет полезно выслушать человека, который лично разговаривал с Питерсом.
Все закивали головами. Хеммингс отправил явно раздраженного Харкорта-Смита к телефону вызвать Престона. Пока все ждали, подали кофе. Престон явился через тридцать минут. Члены комитета разглядывали его с некоторым любопытством. Его посадили в центре стола напротив генерального директора МИ-5 и его заместителя. Сэр Энтони Пламб изложил ему дилемму, мучившую комитет.
- Как все было? - спросил сэр Энтони. Престон на минуту задумался.
- В машине по пути за город он "сломался", - сказал он, - До этого он держал себя в руках, хотя и с большим трудом. Кроме меня, в машине никого не было. Он начал плакать и рассказывать.
- Да? И что же он рассказал? - спросил сэр Энтони.
- Он заявил, что он фетишист и любит переодеваться в женскую одежду, но его ошеломило мое обвинение в предательстве. Он горячо отрицал это и продолжал в том же духе, пока я не заставил его подумать о случившемся.
- Разумеется, он все будет отрицать, - сказал Брайен Харкорт-Смит. И все-таки это может быть именно тот, кого мы ищем.
- Может быть, - согласился Престон.
- Каково ваше впечатление, что вам подсказывает интуиция? - поинтересовался сэр Найджел Ирвин. Престон глубоко вздохнул:
- Господа, я не думаю, что он предатель.
- Можно спросить почему? - поинтересовался сэр Энтони.
- Как сказал сэр Найджел, интуиция, - ответил Престон, - Я видел двоих, у которых все рухнуло и которые считали, что им незачем больше жить. Люди в таком состоянии выкладывают все до конца. Редкие столь хладнокровны, как Филби или Блант, и могут держать себя в руках. Но это убежденные марксисты, предатели по убеждению. Если сэра Ричарда Питерса шантажом заставили продавать секреты, я думаю, что он сломался бы как карточный домик, признался бы во всем и не удивился бы обвинению в предательстве. А он был совершенно изумлен, это невозможно сыграть. Думаю, он уже не был на это способен. Либо так, либо он достоин "Оскара".
Речь, произнесенная перед членами комитета "Парагон", была длинной для столь невысокого по званию и должности сотрудника. После его выступления на некоторое время воцарилось молчание. Харкорт-Смит бросал гневные взгляды. Сэр Найджел с интересом изучал Престона. Он знал об инциденте в Лондондерри, на котором "погорел" Престон, после которого он был вынужден уйти из военной разведки. Он также отметил взгляд Харкорта-Смита и удивился, почему заместитель Генерального директора "пятерки" невзлюбил Престона. Его личное мнение о нем было весьма благоприятным.
- Что ты думаешь, Найджел? - спросил сэр Энтони Пламб.
- Я тоже наблюдал людей в состоянии полного отчаяния. Вассал, Прайм были слабые, неуверенные люди. Они рассказали все, когда их раскрыли. Поэтому, если это не Питерс, то остается Джордж Беренсон.
- Прошел месяц, - отметил сэр Патрик Стрикленд, - нам надо любым способом найти виновного.
- Им может оказаться личный помощник или секретарша одного из наших двух подозреваемых, - заметил сэр Перри Джонс. - Не так ли, господин Престон?
- Совершенно верно, сэр, - ответил Престон.
- Тогда мне нужно либо отвести подозрения от Джорджа Беренсона, либо удостовериться в том, что он тот, кого мы ищем, - сказал Патрик Стрикленд с некоторым раздражением. - Даже если он окажется невиновным, то остается Питере. А если он не признается, мы возвращаемся в исходное положение.
- Можно я выскажу предложение? - тихо спросил Престон.
Это вызвало некоторое удивление. Его пригласили сюда не для советов. Но сэр Энтони Пламб был вежливым человеком.
- Пожалуйста, - сказал он.
- Десять украденных документов касаются одной темы, - начал Престон. Все согласно кивнули. - Семь из них, - продолжал Престон, - содержат данные о размещении военно-морских сил Великобритании и США в северной и южной частях Атлантического океана. Похоже, что планы НАТО в этой области особенно интересуют "нашего" шпиона и тех, на кого он работает. Можно ли сделать так, чтобы через г-на Беренсона прошел еще один заманчивый документ аналогичного содержания. Если он действительно шпион, он не удержится, чтобы не сделать с него копию и передать заказчику.
Некоторые из сидящих за столом закивали в знак согласия.
- Хотите спровоцировать его? - задумчиво проговорил сэр Бернард Хеммингс. - Как ты думаешь, Найджел?
- Мне нравится эта идея. Как это сделать, Перри? Сэр Перри Джонс поджал губы.
- Это проще, чем вы думаете, - сказал, он. - Когда я был в Америке, мы обсуждали вопрос, о котором я пока официально не сообщил. Дело в том, что, возможно, нам придется увеличить запасы топлива и оборудования на острове Вознесения для ядерных подводных лодок. Американцы в этом очень заинтересованы и предложили поделить расходы, если им тоже будет предоставлено право участия. Если договоримся, нашим подводным лодкам не придется возвращаться для заправки в Феслейн, в Норфолк, где идут бесконечные демонстрации протеста. Я полагаю, что мог бы подготовить по этому вопросу строго конфиденциальную записку и передать ее четырем-пяти коллегам из руководства, включая Беренсона.
- В обычных условиях бумага такого рода попала бы в руки Беренсона? - спросил сэр Педди Стрикленд.
- Разумеется, - ответил Джонс, - он - заместитель начальника по оборонному обеспечению и занимается проблемами ядерных вооружений. Он получил бы такую бумагу вместе с тремя или четырьмя чиновниками. Несколько копий разошлись бы для консультации с коллегами. Затем бы вернулись и были бы уничтожены. Оригиналы возвращаются лично мне в руки. Все согласились. Бумага по острову Вознесения попадет к Джорджу Беренсону во вторник.
Когда они выходили из канцелярии кабинета, сэр Найджел Ирвин пригласил сэра Бернарда Хеммингса на обед.
- Хороший парень этот Престон, - сказал Ирвин, - мне он симпатичен. Он достаточно предан тебе?
- У меня нет причин думать иначе, - ответил сэр Бернард с удивлением.
- Это многое объясняет, - сказал загадочно Ирвин.

X X X

Воскресенье, 22-го, премьер-министр проводила в своей официальной загородной резиденции Чекерс графства Букингемшир. В обстановке полной секретности она пригласила трех своих ближайших советников и председателя партии на встречу.
То, что она им сообщила, дало пищу для размышлений. В июне исполнится четыре года второго срока ее пребывания у власти. Она была полна решимости в третий раз бороться за победу на выборах. Экономические прогнозы предсказывали спад осенью. Могли начаться забастовки. Она хотела избежать повторения тревожной зимы 1978 года, когда волна забастовок подорвала авторитет лейбористского правительства и привела его к отставке в мае 1979 года.
К тому же двадцать процентов голосов, согласно последнему опросу общественного мнения, были отданы альянсу социал-демократов и либералов, тридцать семь получили лейбористы благодаря провозглашению ими новой политики единства и умеренности. Таким образом, они уступали консерваторам лишь шесть процентов. И разрыв все уменьшался. Короче, она хотела провести досрочные выборы в июне без лишних колебаний подобных тем, что предшествовали аналогичному решению в 1983 году. Она хотела объявить о выборах внезапно и провести предвыборную кампанию за три недели этим летом, а не в 1988 году или осенью 1987 года.
Она уже наметила дату - третий четверг июня и просила коллег не предавать пока ее решение огласке.
В понедельник сэр Найджел Ирвин тайно встретился с Андреевым. Встреча проходила в Хэмпстед-хит. Люди Ирвина должны были удостовериться, что за Андреевым не следят контрразведчики советского посольства. Слежки не было. Дали отбой и британской спецслужбе, осуществляющей постоянный надзор за передвижениями советского дипломата.
Сэр Найджел Ирвин лично курировал Андреева. Это было исключением. Не принято, чтобы начальники службы (любой службы) лично вели агента. Такое происходит либо если агент является исключительно важным, либо если он был завербован до того, как его куратор стал шефом, и агент не хочет переходить к другому. Именно так произошло с Андреевым.
В феврале 1972 года Найджел Ирвин, тогда еще без титула, возглавлял отделение в Токио. В тот месяц японская группа по борьбе с терроризмом запланировала провести операцию по захвату штаб-квартиры организации ультралевых "Красная Армия". Штаб находился на вилле на склоне горы Отакине в местечке Асамосо. Операцией руководило национальное полицейское управление в лице начальника группы по борьбе с терроризмом господина Сасса, друга Ирвина.
Опираясь на опыт британских специальных воинских подразделений, Ирвин дал г-ну Сасса ряд ценных советов, что спасло несколько жизней. Зная строгие правила своей страны в отношении англичан, г-н Сасса не мог отблагодарить чем-то конкретным, но через месяц на дипломатическом приеме умный и хитрый японец, поймав взгляд Ирвина, незаметно кивнул в сторону советского дипломата, стоявшего у противоположной стены зала. Ирвин навел справки о дипломате и узнал, что тот недавно прибыл в Токио, его фамилия Андреев.
Ирвин установил за ним слежку. Оказалось, что у Андреева есть тайная любовница-японка. Если об этом узнают его коллеги, Андрееву несдобровать. Японцы, разумеется, об этом знали.
Ирвин подстроил ловушку, получил необходимые фотографии и магнитофонные записи, а затем, улучив момент, нагрянул к Андрееву, используя метод грубого напористого шантажа... Русский чуть не упал в обморок, решив, что его застукали его же коллеги. Надев штаны, он согласился поговорить с Ирвином. Он оказался удачной находкой - сотрудником управления нелегальных агентов КГБ.
Первое Главное управление КГБ, которое отвечает за все зарубежные операции, подразделяется на управления, службы и территориальные отделы. Седьмой отдел занимается Японией. Обычно сотрудники КГБ имеют за границей дипломатическое прикрытие. Они добывают информацию, заводят полезные знакомства, следят за техническими публикациями и т. д.
Самым секретным в Первом Главном управлении КГБ является Управление "С" - политическая разведка, которое не имеет в своем составе территориальных подразделений. Сотрудники этого управления держат связь с нелегалами-агентами без дипломатического прикрытия с фальшивыми документами, осуществляющими секретные операции. Нелегалы работают вне посольства.
В любой резидентуре КГБ, в любом советском посольстве, как правило, есть сотрудник Управления "С", работающий с нелегалами.
Он выполняет только специальные задания, курируя агентов страны, против которой ведется работа, оказывая техническую и иную помощь прибывающим из стран советского блока нелегальных агентов.
Андреев был сотрудником этого управления. Он даже не был специалистом по Японии, как его коллеги в посольстве. Он специализировался на англоязычных странах и находился в Японии для установления контакта с сержантом военно-воздушных сил США с японо-американской базы ВВС на Ташикаве, который ранее был завербован в Сан-Диего.
Не строя никаких иллюзий по поводу решения своего начальства в Москве, узнай оно о его поведении, Андреев согласился работать на Ирвина. Их общению пришел конец, когда американский сержант, не выдержав постоянного страха разоблачения, застрелился в сортире. Андреева спешно отозвали в Москву. Ирвин подумывал о том, чтобы выдать его, но воздержался.
А потом он появился в Лондоне. Шесть месяцев назад сэру Найджелу Ирвину показали несколько фотографий, на одной из которых он узнал Андреева. Андреев работал теперь "под крышей" советского посольства в должности второго секретаря. Сэр Найджел нашел его, и Андрееву ничего больше не оставалось делать, как продолжить сотрудничество. Правда, он отказался иметь дело с кем-либо, кроме Ирвина, сэру Найджелу пришлось лично его курировать.
Андреев не знал ничего об утечке информации из британского министерства обороны. Если и была какая-то утечка, то, очевидно, с чиновником держал связь либо кто-то из советских нелегалов в Великобритании, напрямую выходящий на Москву, либо один из посольских работников. Но такие люди не станут говорить о столь важных тайнах за чашкой кофе в буфете. Лично он не в курсе, но постарается разузнать. На этом и разошлись.
Записка по острову Вознесения была подготовлена сэром Перегрином Джонсом в понедельник и во вторник отправлена четырем чиновникам министерства. Берти Кэпстик согласился каждую ночь приходить в министерство, чтобы проверять количество сделанных копий. Престон велел "топтунам" немедленно сообщать ему, если Джордж Беренсон предпримет какие-либо действия. То же самое он велел командам по перехвату почты и прослушиванию телефона, переведя их в состояние полной боевой готовности. Все ждали.

Глава 8

В первый день ничего не произошло. Ночью Кэпстик и Джон Престон прошли в министерство, чтобы установить количество сделанных копий. Копий было семь: три сделал Джордж Беренсон, по две - двое коллег, которым был направлен документ, четвертый не сделал ни одной копии.
Во второй день вечером Беренсон совершил нечто странное. "Топтуны" доложили, что он вышел из своей квартиры в Белгравии и подошел к ближайшему телефону-автомату. Они не видели, какой номер он набирал, но сказал он всего несколько слов, повесил трубку и вернулся домой. "Зачем, - удивился Престон, - делать это, если дома есть исправный телефон". Это Престон знал наверняка, так как телефон прослушивался.
На третий день, в четверг, Джордж Беренсон вышел из министерства в обычное время, поймал такси и поехал в Сент-Джонский лес. На Хай-стрит он зашел в кафе и заказал фирменное мороженое.
Джон Престон находился в радиофицированной комнате подвала на Корк-стрит и слушал донесения "топтунов". Передавал сообщения Лен Стюарт, старший группы "А".
- Двое моих людей внутри, - сказал он, - двое на улице плюс машины.
- Что он там делает? - поинтересовался Престон.
- Не вижу, - ответил Стюарт по своему передатчику, - подождем пока мои люди доложат из кафе.
Господин Беренсон сидел в глубине кафе, ел мороженое и решал кроссворд в газете "Дейли телеграф", которую достал из портфеля. Он не обращал никакого внимания на двух студентов в джинсах, обнимавшихся в углу.
Через полчаса он попросил счет, подошел к кассе, расплатился и вышел.
- Он снова на улице, - сообщил Лен Стюарт, - мои двое остались внутри. Он идет вверх по улице, ищет такси. Вижу своих людей, они расплачиваются в кафе.
- Узнайте у них, что он там делал, - попросил Престон. Он подумал, что в этом событии есть что-то странное. Неужели кафе-мороженого нет в Вест-Энде. Зачем за мороженым ехать так далеко в Сент-Джонский лес?
Стюарт опять вышел на связь.
- Он поймал такси. Подождите, подошли мои люди, которые были в кафе.
Связь на некоторое время прервалась. Затем Стюарт сообщил:
- Он съел мороженое и отгадал кроссворд в "Дейли телеграф". Заплатил и вышел.
- А где газета? - спросил Престон.
- Он оставил ее на столе. Подождите, владелец кафе подошел убрать столик, забрал стаканчик из-под мороженого, газету и унес их на кухню... Он уезжает в такси. Что нам делать... оставаться с ним?
Престон лихорадочно думал. Гарри Буркиншоу и его группе "Б" дали несколько дней отдыха. Они вели слежку несколько недель в холод, дождь и туман. Теперь работала только одна группа. Если он ее разделит и упустит Беренсона, который может отправиться для встречи со связником, Харкорт-Смит "пригвоздит его к позорному столбу". Он принял решение.
- Лен, отправь одну машину за такси. Я знаю, что этого мало, если он выйдет из такси и пойдет пешком. Остальные пусть займутся кафе.
- Хорошо, - ответил Лен Стюарт.
Престону повезло. Беренсон доехал на такси прямо до своего клуба. "Но, - подумал он, - встреча со связником может быть и там".
Лен Стюарт просидел в кафе до закрытия. Ничего не произошло. Его попросили выйти, так как кафе закрывалось, и он вышел. Его группа видела, как все ушли, владелец выключил свет и запер кафе.
На Корк-стрит Престон пытался установить прослушивание телефона в кафе и навести справки о владельце. Владельцем оказался синьор Бенотти, иммигрант из Неаполя, который за последние двадцать лет ни в чем не был замечен. К полуночи Престон установил прослушивание телефонов кафе и дома синьора Бенотти. Это не дало никаких результатов.
Престон провел бессонную ночь на Корк-стрит. Группа "топтунов", сменившая Стюарта в восемь часов вечера, всю ночь следила за кафе и домом Бенотти. В девять утра в пятницу Бенотти пришел в кафе, а в десять открыл его. Лен Стюарт и его группа заступила в то же время. В одиннадцать Стюарт вышел на связь.
- У входной двери стоит небольшой фургончик, - сказал он Престону, - в него загружают пятикилограммовые коробки с мороженым. Похоже, что они доставляют мороженое по заказу на дом.
Престон пил уже двадцатую чашку ужасного кофе. Он очень хотел спать.
- Я знаю, - сказал он, - по телефону об этом говорили. Пусть двое твоих на машине следуют за фургоном. Запишите каждого заказчика мороженого.
- Тогда здесь остаюсь только я и двое в машине, - сказал Стюарт, этого мало.
- Я попробую на конференции попросить еще одну группу, - сказал Престон.
Фургон по доставке мороженого в то утро побывал по двенадцати адресам - все в районе Сент-Джонского леса. Два адреса были на Мэрлибон. Некоторые заказчики жили в многоквартирных домах, где "топтунам" было трудно оставаться незамеченными, но они записали все. Затем фургон вернулся в кафе. После обеда заказов не было.
- Не могли бы вы завезти список адресов на Корк-стрит? - попросил Престон Стюарта.
В тот вечер Беренсону звонили четыре раза, один звонивший сказал, что ошибся номером. Сам Беренсон никуда не звонил. Все разговоры были записаны на пленку. В разговорах не было ничего подозрительного. Но Престон решил все равно их прослушать.
В субботу утром Престон сделал самое смелое предположение в своей жизни. Для его подтверждения он позвонил домой каждому из заказчиков мороженого, просив женщин, если они подходили к телефону, позвать мужей. Все разговоры он записал на магнитофон, взятый у службы технического обеспечения. Так как была суббота, он застал всех заказчиков, кроме одного.
Один голос показался ему чем-то знакомым. Чем же? Акцентом? Где он мог слышать его раньше? Он проверил фамилию домовладельца, она ему была незнакома.
В неважном настроении он пообедал в кафе на Корк-стрит. Когда он пил кофе, его осенило. Он поспешил обратно в офис и опять прослушал пленку. Возможно, сомнительно, но возможно...
В Скотленд-Ярде, в великолепно оснащенном отделе криминалистики есть лаборатория по анализу голосов. К ее услугам прибегают, когда преступник, телефон которого прослушивался, отрицает, что голос на пленке принадлежит ему. МИ-5, не имеющий такого оборудования, обращается в Скотленд-Ярд для проведения подобных экспертиз.
Престон позвонил детективу сержанту Ландеру, застал его дома и попросил в ту же субботу о встрече в лаборатории Скотленд-Ярда. Только один человек из технического персонала оказался свободным, он с большим неудовольствием оторвался от футбольного матча, транслировавшегося по телевизору. Худенький юноша с очками в роговой оправе покрутил запись Престона шесть раз, глядя на показания осциллографа, на котором светящаяся линия то взлетала вверх, то опускалась, отмечая малейшие изменения тембра и тональности голосов.
- Голос один и тот же, - сказал он наконец, - в этом не может быть сомнений.

X X X

В воскресенье Престон по списку дипломатов определил имя обладателя голоса с акцентом. Он позвонил своему приятелю из научного отдела Лондонского университета и попросил его об одном одолжении, лишив его таким образом выходного дня. И, наконец, он позвонил сэру Бернарду Хеммингсу домой в Саррей.
- У меня есть что сообщить комитету "Парагон", сэр, - сказал он. - Я могу сделать это завтра утром.
Комитет "Парагон" собрался на следующий день в одиннадцать утра. Сэр Энтони Пламб предоставил слово Престону. Все ждали, что он скажет. Сэр Бернард Хеммингс выглядел мрачным.
Престон подробно рассказал, что произошло в первые два дня по получении Беренсоном документа об острове Вознесения. Сообщение о странном звонке Беренсона из телефонной будки в среду вечером вызвало интерес.
- Вы записали этот разговор? - спросил сэр Перигрин Джонс.
- Нет, сэр, мы не могли подойти достаточно близко, - ответил Престон.
- Тогда что вы думаете по поводу этого звонка?
- Я считаю, что г-н Беренсон сообщил своему шефу о месте и времени передачи.
- У вас есть доказательства? - спросил сэр Губерт Виллиерс из министерства внутренних дел.
- Нет, сэр.
Престон продолжил, рассказав о кафе, оставленной газете "Дейли телеграф", которую убрал со стола сам хозяин.
- Вам удалось изъять газету? - спросил сэр Пэдди Стрикленд.
- Нет, сэр, если бы мы это сделали и задержали г-на Бенотти, а может быть, и г-на Беренсона, Бенотти мог заявить, что ничего не знает а г-н Беренсон - что забыл газету по оплошности.
- Вы считаете, что он посетил кафе, чтобы передать материал? - спросил сэр Энтони Пламб.
- Я в этом уверен, - ответил Престон.
Он описал развязку пятикилограммовых упаковок мороженого по двенадцати адресам, проверку одиннадцати голосов, звонок Беренсону в тот же вечер "ошибшегося номером" абонента.
Голос того, кто "ошибочно" позвонил вечером Беренсону, совпал с голосом одного из заказчиков мороженого.
За столом воцарилось молчание.
- Это не случайное совпадение? - с сомнением в голосе спросил сэр Губерт Виллиерс. - В этом городе часто ошибаются номерами. Со мной тоже такое случалось.
- Я сегодня посоветовался со знакомым, у которого есть компьютер, сказал Престон, - Вероятность случайности совпадения того, что человек в городе с населением в 12 миллионов пошел в кафе, того, что из кафе развезли мороженое двенадцати заказчикам, того, что один из них позвонил вечером, ошибившись номером, тому, кто ел мороженое в кафе равняется один на миллион. Телефонный звонок в пятницу вечером - это подтверждение получения материалов.
- Если я вас правильно понял, - сказал сэр Перри Джонс, - Беренсон забрал у своих трех коллег копии документа, который я подготовил, и якобы все их уничтожил, а на самом деле оставил себе одну. Он завернул ее в газету и "забыл" в кафе. Хозяин кафе забрал документ, вложил его в коробку с мороженым и доставил на следующее утро связнику. Связник, в свою очередь, сообщил Беренсону о получении документа.
- Да, я считаю, что так все и произошло, - подтвердил Престон.
- Вероятность один на миллион, - задумчиво произнес сэр Энтони Пламб. - Что ты думаешь по этому поводу, Найджел?
Тот покачал головой.
- Я не верю в такие совпадения, - сказал он, - только не в нашей работе, правда, Бернард? Это, конечно же, была связь между агентом и его шефом. Через Бенотти. Джон Престон прав. Поздравляю вас, Беренсон - тот, кого мы ищем.
- Что вы сделали, когда это установили, господин Престон? - спросил сэр Энтони.
- Я переключил слежку с господина Беренсона на его шефа, - ответил Престон. - Я узнал, кто это. Сегодня утром я вместе со службой наружного наблюдения следил за ним от квартиры в Мэрлибон, где он живет, до места работы. Это иностранный дипломат. Его зовут Ян Марэ.
- Ян? Он чех? - спросил сэр Перри Джонс.
- Нет, - мрачно отозвался Престон, - Ян Марэ - сотрудник посольства ЮАР.
Все изумленно, не веря услышанному, замолчали. Сэр Пэдди Стрикленд совсем недипломатично выругался:
- Черт подери!
Все смотрели на сэра Найджела Ирвина.
Он выглядел потрясенным. "Если все действительно так, - думал он про себя, - я использую его яйца вместо оливок для коктейля".
Он имел в виду генерала Генри Пьенаара, главу южноафриканской разведывательной службы. Одно дело - подкупить нескольких английских чиновников, чтобы проникнуть в архивы Африканского национального конгресса, и совсем другое - завербовать высокопоставленного сотрудника британского министерства обороны. Это можно считать объявлением войны между двумя спецслужбами.
- С вашего позволения, господа, я попробую за несколько дней сам разобраться в данном вопросе, - произнес сэр Найджел Ирвин.

X X X

Через два дня, четвертого марта, один из министров кабинета, которому госпожа Тэтчер сообщила о своем решении провести всеобщие досрочные выборы в этом году, завтракал вместе с женой в своем красивом особняке в районе Холланд-парка в Лондоне. Его жена рассматривала брошюры с рекламой курортов.
- Корфу - хорошее место для отдыха, Крит тоже, - сказала она.
Ответа не последовало, поэтому она продолжила:
- Дорогой, этим летом нам надо уехать на две недели отдохнуть. Мы нигде не отдыхали уже два года. Как насчет июня? Это еще не разгар сезона, но зато самая хорошая погода.
- Не в июне, - буркнул министр, не поднимая головы.
- Но июнь - прекрасный месяц для отдыха, - возразила она.
- Не в июне, только не в июне, - повторил он. Она широко раскрыла глаза:
- А что такого важного должно произойти в июне?
- Ничего.
- Ты - старая хитрая лиса, - выдохнула она. - Маргарет, да? Это ваша беседа в Чекерсе в прошлое воскресенье. Она решила провести всеобщие выборы. Черт побери, если я не права.
- Помолчи, - ответил муж. Чутье жены с двадцатипятилетним стажем подсказало: она попала в точку.
Она подняла голову, увидев в дверях Эмму, их дочь.
- Ты уходишь, дорогая?
- Да, пока! - ответила девушка.
Эмме Локвуд было девятнадцать лет, она училась в колледже изящных искусств и разделяла с энтузиазмом, свойственным молодым людям, все радикальные и политические идеи. Ненавидя политические взгляды отца, она протестовала против них всем своим образом жизни. Она не пропускала ни одной антивоенной демонстрации, чем вызывала некоторое раздражение родителей. Из чувства протеста она сошлась с Саймоном Девиным, лектором политехнического колледжа, с которым познакомилась на демонстрации.
Он не был хорошим любовником, но впечатлял ее своими смелыми троцкистскими убеждениями и патологической ненавистью к буржуазии, в состав которой он, похоже, включал всех, кто был с ним не согласен. Тех, кто противостоял ему, он называл фашистами. В тот вечер она рассказала ему о разговоре родителей, невольной слушательницей которого она стала утром.
Девин был членом нескольких радикальных групп, писал статьи в левых газетах, которые отличаются запальчивостью публикаций и малыми тиражами. Через два дня он встретился с одним из издателей такой малотиражки, для которой подготовил статью с призывом ко всем свободолюбивым рабочим в Коули уничтожить конвейерную линию в знак протеста против увольнения одного из их коллег за кражу. В разговоре он упомянул об услышанном от Эммы Локвуд.
Издатель сказал Девину, что из слуха едва ли получится статья, но что он посоветуется с товарищами. Он попросил Девина никому больше об этом не говорить. Когда Девин ушел, издатель действительно обсудил этот вопрос с одним из своих коллег, а тот передал сообщение своему шефу из резидентуры советского посольства. Десятого марта новость дошла до Москвы. Девин, будучи страстным последователем Троцкого, ужаснулся бы, если бы узнал об этом. Он ненавидел Москву и все с ней связанное!

X X X

Сэр Найджел Ирвин был потрясен, узнав, что шефом шпиона из британского истеблишмента является южноафриканский "дипломат". Он сделал единственное, что было возможно в данной ситуации, - обратился напрямую к представителю национальной разведывательной службы ЮАР, потребовав объяснений.
Между британской и южноафриканской спецслужбами нет явных контактов. Они, конечно, существуют, но завуалированы в силу политических причин.
Из-за неприязни к апартеиду, британские правительства, особенно лейбористские, относятся с неодобрением к подобному сотрудничеству. Во время правления лейбористов с 1964 по 1979 год некоторые контакты были из-за запутанной ситуации в Родезии. Лейбористский премьер-министр Гарольд Вильсон хотел иметь как можно больше информации по Родезии Яна Смита, чтобы ввести санкции к ней. Южноафриканцы располагали достаточной информацией. Когда санкции были введены, в мае 1979 года к власти вернулись консерваторы, но контакты продолжились, на сей раз из-за Намибии и Анголы, где у южноафриканцев была хорошая разведывательная сеть.
Сотрудничество этим не исчерпывалось. Англичане получили информацию из ФРГ о связи восточных немцев с женой командующего флотом ЮАР Дитера Герхардта. Позднее он был арестован как советский шпион. Англичане информировали южноафриканцев о нескольких советских нелегалах, находившихся на территории Южной Африки, используя для этого энциклопедические досье своей секретной службы на этих джентльменов.
Был один неприятный эпизод в 1967 году, когда агент южноафриканской спецслужбы Норман Блэкбурн, работавший барменом в клубе "Замбези", увлекся одной из "садовых девочек". Так называют секретарш резиденции премьера на Даунинг-стрит, 10, потому что они работают в комнате, выходящей окнами в сад.
Влюбленная Элен (имя изменено, потому что она уже давно обзавелась семьей) успела передать Блэкбурну несколько секретных документов до того, как все раскрылось. Поднялся скандал, в результате которого Гарольд Вильсон пришел к убеждению, что агенты Южной Африки виноваты во всем, начиная с плохого качества вина, кончая неурожаем в Британии.
После этого отношения вошли в более нормальное русло. Англичане имеют своего резидента в Йоханнесбурге, о котором знает Национальная разведывательная служба ЮАР. Британские спецслужбы не проводят никаких активных действий на территории ЮАР.
Несколько южноафриканских разведчиков работают, в свою очередь, в посольстве в Лондоне, и несколько человек за пределами его. Британцы знают об их существовании и следят за их действиями. Задача агентов вне посольства заключается в сборе информации о деятельности южноафриканских радикальных организаций, таких, как АНК, СВАПО и ряд других. Пока южноафриканцы занимаются этим, их никто не трогает.
Британский резидент в Йоханнесбурге лично встретился с генералом Генри Пьенааром и сообщил о результатах встречи шефу в Лондоне. Сэр Найджел собрал комитет "Парагон" 10 марта.
- Генерал Пьенаар клянется всеми святыми, что ничего не знает о Яне Марэ. Он говорит, что Марэ никогда не работал и не работает на него.
- Он говорит правду? - спросил сэр Пэдди Стрикленд.
- В нашей игре никогда нельзя на это рассчитывать, ответил сэр Найджел. - Но возможно, что так оно и есть. Во-первых, ему уже три дня известно, что мы раскрыли Марэ. Если бы Марэ был его человеком, зная, что мы так этого не оставим, он убрал бы отсюда всех своих агентов. Пьенаар этого не сделал.
- Тогда кто же, черт побери, этот Марэ? - спросил сэр Пэрри Джонс.
- Пьенаар заявляет, что хотел бы сам знать. Он согласился на мое предложение принять нашего человека, чтобы провести совместное расследование. Я собираюсь послать человека к нему.
- Итак, что мы имеем по Беренсону и Марэ на данный момент? - обратился сэр Энтони Пламб к Харкорт-Смиту, который представлял МИ-5.
- За обоими ведется слежка. Перлюстрируется корреспонденция, прослушиваются телефоны, ведется круглосуточное наружное наблюдение, - ответил Харкорт-Смит.
- Сколько тебе потребуется дней, Найджел? - спросил Пламб.
- Десять.
- Хорошо, но это максимум. Через десять дней нам придется арестовать Беренсона с тем материалом, который у нас есть, и приступить к подсчету ущерба, независимо от того, захочет он сотрудничать с нами или нет.
На следующий день сэр Найджел Ирвин позвонил сэру Бернарду Хеммингсу домой в Фарнэм, где тот находился из-за болезни.
- Бернард, я звоню насчет твоего сотрудника Престона. Просьба необычная. Я мог бы использовать кого-то из своих людей, но мне нравится его стиль работы. Могу я забрать у тебя Престона для поездки в Южную Африку?
Сэр Бернард согласился. Престон вылетел в Йоханнесбург вечером 12 марта, прибыл туда на следующий день. Информация об этом дошла до Брайана Харкорт-Смита, когда Престон был уже в воздухе. Он очень разозлился. Все сделано через его голову.

X X X

Комитет "Альбион" попросил Генерального секретаря о встрече 12-го вечером и собрался у него на квартире на Кутузовском проспекте.
- Ну, что вы мне хотите сообщить? - тихо спросил советский лидер.
Председатель комитета профессор Крылов жестом предоставил слово гроссмейстеру Рогову, который открыл папку и начал читать.
Филби всегда поражала безграничная власть Генерального. Простое упоминание его имени позволяло комитету получать доступ ко всему, что им требовалось, и при этом никто не задавал никаких вопросов. Филби восхищался жестокостью и хитростью, с которыми Генеральному секретарю удалось добиться абсолютной власти в каждой сфере жизни советского общества.
Несколько лет назад он уже имел значительную власть, будучи председателем КГБ. Этим назначением он был обязан не Брежневу, а теневому лидеру Политбюро идеологу Михаилу Суслову. Таким образом, не находясь в прямой зависимости от Брежнева и его камарильи, он сделал все, чтобы КГБ не стал брежневским. В мае 1982 года после смерти Суслова, когда Брежневу тоже оставалось жить недолго, он вернулся в Центральный комитет и не повторил этой ошибки.
Председателем КГБ стал его ставленник генерал Федорчук. Внутри партии он укреплял свои позиции и ждал своего часа, пока на троне были Андропов и Черненко. В течение нескольких месяцев после прихода к власти он полностью подчинил себе не только партию, но и вооруженные силы, КГБ, МВД. После этого никто не посмел бы выступить против него или замыслить заговор.
- Мы продумали план, товарищ Генеральный секретарь, - заявил академик Рогов. - Это конкретный план действий, направленных на такую дестабилизацию Британии, какая бледнеет перед событиями после Сараево и пожара рейхстага. Мы назвали его план "Аврора".
Академику потребовался час, чтобы изложить его. Читая, он время от времени поднимал глаза, чтобы увидеть реакцию Генерального секретаря, но лицо того оставалось непроницаемым. Наконец, академик Рогов закончил чтение. Воцарилась тишина, все находились в ожидании.
- Это риск, - тихо сказал Генеральный секретарь, - Какие гарантии, что не будет неожиданностей, как бывало при осуществлении некоторых... других операций?
Он не стал уточнять, но все поняли, что он имел в виду. В последний год его работы в КГБ его авторитет пострадал из-за провала операции "Войтыла". Потребовалось три года, чтобы утих скандал, в котором СССР, естественно, не нуждался.
Ранней весной 1981 года болгарская спецслужба доложила, что ее люди в турецкой колонии в Западной Германии "выловили" странного человека. По этническим, историческим и культурным корням болгары самые близкие союзники русских, но имеют тесные связи и с Турцией. Человек, которого они обнаружили, был террористом, прошедшим подготовку у ливанских ультралевых, был нанят крайне правой турецкой организацией "Серые волки", за убийство сидел в тюрьме, бежал, нашел пристанище в Западной Германии. Страдал навязчивой идеей убить папу римского. Болгары спрашивали, что делать: уничтожить Мехмета Али Агджу или, снабдив деньгами, фальшивыми документами и оружием, предоставить ему полную свободу в осуществлении его идеи.
В обычных условиях КГБ посоветовал бы из осторожности убрать его. Но ситуация была заманчивой.
Карол Войтыла, первый в мире поляк, ставший папой римским, представлял серьезную угрозу. В Польше шли беспорядки, коммунистический режим был под угрозой свержения профсоюзным движением "Солидарность".
Войтыла посетил Польшу, что имело с советской точки зрения катастрофические последствия. Его нужно было либо устранить, либо скомпрометировать. КГБ ответил болгарам: действуйте, но мы ничего не знаем. В мае 1981 года с деньгами, фальшивыми документами и оружием Агджу отправили в Рим, где он совершил неудавшуюся попытку покушения, за что потом поплатился не только сам, но и многие другие.
- Я не считаю, что эти два плана можно сравнивать между собой, возразил академик, которому принадлежала основная идея "Авроры" и который поэтому готов был его защищать, - Дело Войтылы обернулось катастрофой по трем причинам: тот, в кого стреляли, не был убит. Покушавшийся остался в живых, и, что хуже всего, не была подготовлена дезинформация по обвинению, например, итальянцев или американцев в причастности к покушению. Надо было сфабриковать убедительные улики в подтверждение вины правых, якобы подготовивших Агджу к покушению, которые потом обнародовать.
Генеральный секретарь кивал, отчего становился похожим на старую ящерицу.
- Здесь ситуация совершенно другая, - продолжал Рогов, - для каждой стадии в случае неудачи продуманы пути к отступлению и прекращению операции. Исполнитель - профессионал высокого класса, который живым в руки не дастся. Компоненты устройства по отдельности не привлекут ничьего внимания, к тому же невозможно будет установить, что они доставлены из СССР. Офицера, который осуществит сборку, уберут. Кроме того, есть варианты, которые помогут во всем обвинить американцев.
Генеральный секретарь повернулся к генералу Марченко.
- План сработает? - спросил он.
Трем остальным членам комитета стало не по себе. Было бы легче сразу уловить реакцию Генерального секретаря и согласиться с ним. Но он ничем не выдавал себя.
Марченко вздохнул и кивнул.
- Он выполним. Потребуется от десяти до шестнадцати месяцев, чтобы подготовиться к его осуществлению.
- Товарищ полковник? - обратился Генеральный секретарь к Филби.
Заикание Филби усилилось, когда он начал говорить. Так происходило всегда, когда он был напряжен.
- Что касается риска, я не могу его оценить, так же как и техническую сторону плана. Но в результате его, безусловно, все колеблющиеся британские избиратели немедля проголосуют за лейбористов.
- Профессор Крылов?
- Я не согласен с планом, товарищ Генеральный секретарь. Я считаю его слишком опасным как в реализации, так и по возможным последствиям. Он явно противоречит положениям Четвертого протокола. Если он будет нарушен, мы все пострадаем.
Генеральный секретарь, похоже, впал в глубокое раздумье, которое никто не смел нарушить. По полузакрытым глазам за очками в золотой оправе было видно, что мысль его напряженно работает. Через пять минут он поднял голову.
- Кроме как в этой комнате, больше нигде нет записей, заметок или записок по этому плану?
- Нет, - хором ответили все четыре члена комитета.
- Соберите папки и сдайте мне, - велел Генеральный секретарь.
Когда это было сделано, он продолжил обычным монотонным голосом:
- Это в высшей степени дерзкий, сумасшедший, авантюрный и опасный план, - нараспев произнес он. - Комитет распущен. Вы все возвращаетесь к своей работе и никогда больше не упоминаете о плане "Аврора" и комитете "Альбион".
Он остался сидеть, уставившись на стол, в то время как четверо послушных и ошарашенных людей вышли из комнаты. Молча, избегая смотреть друг другу в глаза, они оделись, и их проводили вниз.
В пустом дворике каждый сел в свою машину. Сев в свою "Волгу", Филби ждал, когда водитель Григорьев включит мотор, но тот просто сидел. Остальные три машины выехали из дворика через арку на проспект. В окно "Волги" постучали. Филби увидел майора Павлова.
- Пройдемте со мной, товарищ полковник.
Сердце у Филби екнуло. Он понял, что узнал слишком много, будучи единственным иностранцем в группе. У Генерального секретаря была репутация человека, доводящего дело до конца. Он проследовал за майором Павловым обратно в здание. Через две минуты его снова пригласили в гостиную Генерального секретаря. Старик все так же сидел в инвалидной коляске возле кофейного столика. Он жестом пригласил Филби сесть рядом. Британец с трепетом воспользовался приглашением.
- Что вы на самом деле думаете о плане? - поинтересовался Генеральный секретарь. Филби судорожно сглотнул.
- Искусный, смелый, опасный, в случае выполнения - великолепный, ответил он.
- Он гениален, - прошептал Генеральный секретарь. - Он будет осуществлен, но под моим личным руководством. Это будет лично моя операция. И вы будете ее активным участником.
- Можно задать вопрос? - рискнул Филби, - Почему я? Я ведь иностранец, хотя и служу Советскому Союзу всю свою жизнь, прожил здесь треть жизни. Но все равно я иностранец.
- Именно поэтому, - ответил Генеральный секретарь, - у вас нет иных покровителей, кроме меня. Вы не будете действовать против меня. Вы оставите свою семью, отпустите шофера. Временно поселитесь на моей даче в Усове. Подберите себе команду для осуществления плана "Аврора". У вас будут любые полномочия, которые вы потребуете. Вы их получите через мой секретариат в ЦК. Сами вы нигде не должны появляться. Он нажал кнопку под столом.
- Вы будете работать под надзором этого человека. Полагаю вы с ним знакомы.
Дверь открылась, на пороге стоял холодно-безразличный майор Павлов.
- Он умен и осторожен. К тому же абсолютно предан. Кстати, он мой племянник.
Когда Филби встал, чтобы проследовать за майором, Генеральный секретарь протянул ему листок бумаги. Это было срочное сообщение из Первого Главного управления с пометкой "Лично Генеральному секретарю ЦК КПСС". Филби смотрел на него, не веря своим глазам.
- Да, это поступило ко мне вчера, - сказал Генеральный секретарь. - У вас не будет упомянутых генералом Марченко 10-16 месяцев. Похоже, что г-жа Тэтчер собирается сделать свой решительный шаг в июне. Мы должны опередить ее на неделю.
Филби медленно вздохнул. В 1917 году понадобилось десять дней, чтобы перевернуть мир. Ему, британскому ренегату, давался срок в девяносто дней, чтобы осуществить революцию в Британии.

* ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

Глава 9

Когда Джон Престон приземлился утром 13-го в аэропорту столицы ЮАР, его встретил местный резидент английской разведки худощавый блондин Дэннис Грей. С площадки обзора за ними наблюдали двое из национальной разведслужбы.
Престон быстро прошел таможенный и иммиграционный контроль, и через тридцать минут двое англичан уже ехали на север к Претории. Престон с любопытством взирал на африканские степи, у него было несколько иное представление об Африке. Перед его взором простиралось современное шестирядное скоростное шоссе, вдоль которого стелились равнины, стояли фермы и заводы европейского вида.
- Вы поселились в Бургерспарке, в центре Претории, - сказал Грей. - Мне сказали, что вы предпочитаете жить в гостинице, а не в резиденции.
- Да, спасибо, - ответил Престон.
- Сначала зарегистрируемся в гостинице, на одиннадцать назначена встреча со "Зверем".
Это не слишком ласковое прозвище в свое время получил генерал Ван Ден Берг, когда возглавлял местную полицию в Бюро национальной безопасности - БОСС. После так называемого Малдергейтского скандала в 1979 году службу безопасности ЮАР и полицию разделили к радости профессиональной разведки и министерства иностранных дел, которых смущали жестокие методы БОССа.
В результате была создана Национальная спецслужба, ее возглавил генерал Генри Пьенаар, бывший начальник военной разведки. Он был не полицейским, а военным генералом. Хотя у него не было такого богатого опыта в разведке, как у сэра Найджела Ирвина, тем не менее он был убежден, что "убить кошку можно не только ударом тяжелого предмета". Генерал Ван Ден Берг ушел в отставку, не переставая повторять желающим его слушать, что "он был десницей бога". Англичане перенесли его прозвище "Зверь" на генерала Пьенаара.
Престон зарегистрировался в гостинице на улице Ван дер Вальт, занес в номер свои вещи, быстро помылся, побрился и в половине одиннадцатого встретился с Греем в вестибюле. Вместе они направились к зданию "Юнион".
Министерства ЮАР в основном располагаются в огромном длинном трехэтажном здании из коричневого песчаника. Фронтальная часть здания длиной в четыреста ярдов украшена колоннадой. Оно стоит в центре Претории, на холме к югу от долины, по которой проходит Керк-страат. Из окон здания открывается вид на долину, кончающуюся на юге холмами, на вершине одного из них высится огромный монумент "Воортреккер".
Деннис Грей у проходной предъявил свое удостоверение и сообщил о назначенной встрече. Через несколько минут появился молодой служащий, который проводил их до кабинета генерала Пьенаара. Кабинет начальника Национальной разведывательной службы располагался на верхнем этаже в западной части здания. Грея и Престона вели по бесконечным коридорам, как здесь, видимо, принято, с панелями из темного дерева с орнаментом. Кабинет генерала Пьенаара находился в конце коридора третьего этажа, справа от него была приемная с двумя секретаршами, слева - еще один кабинет, где работали два штабных офицера.
Провожатый постучал в дверь и, услышав разрешение войти, ввел англичан внутрь. Это был довольно темный, строгий кабинет; большой пустой стол, четыре кожаных кресла вокруг низкого столика у окна с видом на Керк-страат, долину и горы. На стенах висели прикрытые зелеными занавесками оперативные карты.
Генерал Пьенаар оказался высоким и полным мужчиной. Он поднялся навстречу вошедшим, чтобы пожать им руки. Грей представил гостя, генерал жестом пригласил сесть на кожаные кресла. Подали кофе, разговор зашел о пустых мелочах. Грей понял намек, попрощался и вышел. Генерал Пьенаар некоторое время внимательно разглядывал Престона.
- Итак, господин Престон, - он говорил по-английски практически без акцента, - вас интересует наш дипломат Ян Марэ. Я уже говорил сэру Найджелу Ирвину и теперь повторяю вам: он не работает на меня. Вы здесь для того, чтобы выяснить, на кого он работает?
- Да, генерал, если удастся.
Генерал Пьенаар несколько раз кивнул головой.
- Я обещал сэру Найджелу Ирвину, что мы вам будем оказывать всяческое содействие. И я намерен выполнить обещание.
- Благодарю вас, генерал.
- Я прикреплю к вам одного штатного офицера. Он будет вам помогать во всем, что потребуется: обеспечит доступ к документам, перевод. Вы знаете африкаанс?
- Нет, генерал, не знаю ни слова.
- Значит, вам потребуются перевод и, возможно, некоторые пояснения.
Он нажал кнопку на столе, через несколько секунд открылась дверь, и вошел мужчина такого же телосложе ния, как генерал, но много моложе. Престон решил, что ему немногим более тридцати. У него были рыжие волосы и светлые брови.
- Позвольте представить вам капитана Андриеса Вилджоена. Энди, это господин Престон из Лондона, с ним ты будешь работать.
Престон поднялся, чтобы обменяться рукопожатиями. Он уловил нескрываемую враждебность молодого африканера. Возможно, его начальник испытывал то же самое, но сумел хорошо скрыть свои чувства.
- В вашем распоряжении будет комната здесь по коридору, - сказал генерал Пьенаар. - Что же, не будем терять времени, господа. Принимайтесь за дело.
Когда они остались вдвоем в предоставленном им кабинете, Вилджоен спросил:
- С чего бы вы хотели начать, господин Престон?
Престон грустно вздохнул. Обращение на "ты", принятое в "Чарльз" и "Гордон", все упрощало, но здесь, похоже, все будет по-другому.
- С личного дела Яна Марэ, если можно, капитан Вилджоен.
Капитан торжественно достал папку из ящика стола.
- Мы его уже посмотрели, - сказал он, - я лично забрал его из картотеки министерства иностранных дел несколько дней назад. Он положил перед Престоном пухлую папку в твердом переплете.
- Я вам вкратце изложу, что удалось выяснить. Марэ поступил на службу в Министерство иностранных дел ЮАР в Кейптауне весной 1946 года. Он проработал чуть больше сорока лет и должен выйти на пенсию в декабре. Он происходит из безупречной семьи африканеров и никогда не был под подозрением. Поэтому его поведение в Лондоне кажется столь загадочным.
Престон кивнул. Он все понял. Здесь считали, что в Лондоне ошибаются. Он открыл папку. Сверху лежали листы, исписанные от руки по-английски.
- Это его автобиография. Каждый, кто поступает на службу в министерство иностранных дел, должен ее предоставить. Во времена правления Объединенной партии английский использовали шире, чем сейчас. Сейчас подобный документ был бы написан на африкаанс. Разумеется, поступающие на службу должны свободно объясняться на обоих языках, пояснил помощник.
- Я полагаю, нам надо начать с этого, - сказал Престон, - пока я буду читать, сделайте его послужной список. Меня интересует его работа за границей: где, когда, как долго.
- Хорошо, - кивнул Вилджоен, - если его действительно завербовали, то скорее всего это произошло за границей.
Ударение, сделанное Вилджоеном на слове "если" выражало его сомнения. Сказав про "заграницу", он подчеркнул пагубное влияние иностранцев на добропорядочных южно-африканеров.
Престон приступил к чтению.
"Я родился в августе 1925 года в небольшом фермерском городке Дуйвельсклофе в северном Трансваале. Я - единственный сын фермера из долины Мутсеки. Мой отец, Лоренс Марэ, по происхождению африканер, моя мать Мэри - англичанка. Для тех лет это был необычный брак. Я свободно владею как английским, так и африкаанс.
Мой отец был значительно старше матери, у которой было слабое здоровье и которая умерла, когда мне было десять лет, во время вспышки эпидемии тифа. Когда я родился, отцу было сорок шесть лет, матери - двадцать пять. Отец в основном выращивал картошку, табак и пшеницу, разводил кур, гусей, индеек, крупный рогатый скот, овец. Всю жизнь он был сторонником Объединенной партии, меня даже назвали в честь маршала Яна Смита".
Престон прервал чтение.
- Полагаю, это ему не помешало поступить на службу, - предположил он.
- Не помешало, - подтвердил Вилджоен, заглядывая в автобиографию, тогда Объединенная партия еще находилась у власти. Национальная партия победила на выборах лишь в 1948 году.
Престон продолжил чтение.
"Когда мне было семь лет, я поступил в местную школу в Дуйвельсклофе, в двенадцать - в школу Меренски, которая была основана за пять лет до этого. После начала войны в 1939 году мой отец, который восхищался Великой Британской империей, по вечерам после работы всегда слушал по радио новости о войне, сидя на веранде перед домом. После смерти матери мы с отцом еще больше сблизились, и вскоре я принял решение пойти на войну.
Через два дня после моего восемнадцатилетия, в августе 1943 года, я отправился на поезде в Питерсбург, а оттуда на юг в Преторию. Мой отец провожал меня до Питерсбурга, мы распрощались на платформе вокзала, где я видел его в последний раз. На следующий день я прибыл в штаб обороны в Преторию, был зачислен на военную службу. Оттуда меня направили в лагерь "Роберте Хайте", где я прошел первоначальную подготовку, научился обращаться с оружием, изучил устав и получил обмундирование. Там же я записался в группу с красными нашивками".
- Что значит "с красными нашивками"? - спросил Престон.
Вилджоен поднял глаза, оторвавшись от того, что писал.
- Тогда только добровольцев могли послать воевать за пределы Южной Африки, - сказал он. - Добровольцы, пожелавшие воевать за границей, носили красные нашивки.
"Из лагеря "Роберте Хайте" меня направили в полк "Витвотерсранд Райфлз Де ла Рей", сформированный после боев при Тобруке. Нас отправили на поезде в транзитный лагерь в Хэй Пэддок в окрестностях Питермарицбурга и бросили в подкрепление южноафриканской Шестой дивизии, на пароходе "Герцогиня Ричмонда" мы прошли Суэцкий канал и в конце января высадились в Таранто.
Почти всю весну мы продвигались на север к Риму с Шестой дивизией, состоявшей из 12-й южноафриканской мотопехотной бригады и 11-й бронетанковой бригады.
Пройдя Рим, мы направились к Флоренции, 13 июля возле горы Беничи во время разведывательной операции я потерял свою группу ночью в лесу и был окружен немецкими солдатами из дивизии "Германн Геринг". Меня, как говорится, взяли в кольцо.
Мне посчастливилось остаться живым, но меня вместе с другими пленниками стран-союзниц посадили на грузовик и отправили во временный лагерь в местечке Ла Тарина, к северу от Флоренции.
Старшим южноафриканским унтер-офицером был, насколько я припоминаю, Снаймэн. Так продолжалось недолго. Союзные войска продвигались к Флоренции, поэтому однажды ночью нас срочно стали эвакуировать. Наступил хаос. Некоторые пленные пытались бежать и были застрелены. Они так и остались лежать на дороге, а по ним проезжали грузовики. С грузовиков нас пересадили в вагоны для перевозки скота, несколько дней мы двигались на север через Альпы, и в конце концов оказались в 25 милях от Мюнхена в лагере для военнопленных в Музберге.
Это тоже продолжалось недолго. Через 14 дней половину из нас вывезли из Музберга и вновь отправили в вагонах для скота по Германии. Мы ехали шесть дней и шесть ночей практически без еды и питья. В конце августа 1944 года мы наконец добрались до другого, более крупного лагеря. Он назывался, как мы узнали, Сталаг 344 и находился близ Ламсдорфа, около Бреслау, в тогдашней Германской Силезии. Сталаг 344 был, я полагаю, худшим из всех существующих Сталагов. Здесь содержалось 11 тысяч военнопленных из союзных войск. Они голодали, и единственное, что поддерживало в них жизнь, - это посылки Красного Креста.
Так как я был капралом, меня включили в рабочую группу. Каждый день вместе с другими военнопленными меня вывозили на грузовике на фабрику синтетического бензина, расположенную в двенадцати милях от лагеря. Та зима в Силезии была очень суровой. Однажды прямо перед Рождеством наш грузовик сломался. Двое военнопленных под прицелом немецких охранников пытались починить его. Некоторым из нас разрешили спрыгнуть вниз и встать около откидного борта грузовика. Молодой южноафриканский солдат посмотрел на хвойный лес всего в тридцати метрах от нас, затем на меня и подмигнул. Я никогда не пойму, как это произошло, но уже через минуту мы бежали, утопая по пояс в снегу, а наши товарищи толкали немецких охранников, чтобы они промахнулись, стреляя в нас. Мы добежали до леса".
- Вы не хотите поесть? - спросил Вилджоен. - У нас есть столовая.
- А нельзя съесть пару бутербродов и выпить кофе прямо здесь? - предложил Престон.
- Разумеется, я попрошу, чтобы нам принесли.
Престон продолжил чтение автобиографии Марэ.
"Вскоре мы поняли, что попали из огня да в полымя, только это было не пламя, а жуткий холод. Ночью температура опускалась до 30 градусов мороза. Мы обернули ноги в ботинках бумагой, но ни это, ни наши шинели не спасали нас от холода. Через два дня мы обессилели и подумывали о том, чтобы сдаться.
На вторую ночь, когда мы пытались уснуть в старом сарае, нас внезапно разбудили. Сначала мы подумали, что это немцы. Но, зная африкаанс, я понимал некоторые слова по-немецки, пришельцы говорили на другом языке. Они оказались польскими партизанами. Они нас чуть не расстреляли как немецких дезертиров, но мы закричали, что мы англичане, и они поняли.
Оказалось, что городские жители Бреслау и Ламсдорфа были этническими немцами, а крестьяне округи в основном по происхождению поляки. Именно они при наступлении Красной Армии ушли в леса, чтобы бороться с отступающими немцами. Партизаны делились на коммунистов и католиков. Нам повезло, нас нашла группа партизан-католиков. Мы пробыли с ними всю холодную зиму. С востока наступала Красная Армия. В январе мой товарищ заболел воспалением легких, я ухаживал за ним, но из-за отсутствия лекарств он умер, мы похоронили его в лесу".
Престон задумчиво жевал бутерброд и пил кофе. Осталось дочитать несколько страниц.
"В марте 1945 года отряды Красной Армии оказались совсем близко от нас. Находясь в лесах, мы слышали, как они продвигаются по дорогам на запад. Поляки решили остаться в лесу, но я не мог этого больше выносить. Мне показали дорогу, куда идти, и однажды утром я вышел из леса, подняв руки над головой, и сдался русским.
Сначала они решили, что я немец, и чуть меня не расстреляли. Но поляки научили меня кричать "англиски", что я и сделал. Они опустили автоматы и позвали офицера.
Он не говорил по-английски, но, посмотрев на мой личный знак, сказал что-то своим солдатам, те заулыбались. Я надеялся, что они помогут мне вернуться на родину, но я вновь ошибся. Они передали меня в НКВД.
Пять следующих месяцев я провел в промозглых одиночных камерах, со мной грубо обращались. Меня постоянно допрашивали с применением пыток, стараясь заставить меня признаться, что я шпион. Я отказывался, тогда меня раздетым отправляли обратно в камеру. К концу весны (война уже заканчивалась, но я об этом не знал) мое здоровье окончательно расстроилось. Мне дали жесткую циновку, на которой я спал, еда тоже улучшилась, но по южноафриканским стандартам все равно оставалась плохой.
Затем, видимо, пришел какой-то приказ. В августе 1945 года меня, полуживого, везли много миль в грузовике, и наконец в Потсдаме передали британским военным. Они были безгранично добры ко мне. После того, как я пробыл некоторое время в военном госпитале в окрестностях Биельфельда, меня отправили в Англию. Здесь еще три месяца я провел в госпитале в Килмарне к северу от Глазго, и наконец в декабре 1945 года я отправился на пароходе "Иль-де-Франс" из Саутгемптона в Кейптаун. Я вернулся домой в конце января.
В Кейптауне я узнал о смерти моего дорогого отца, единственного моего родственника. Это меня так потрясло, что мое здоровье вновь ухудшилось, я еще два месяца пролежал в военном госпитале Винберг в Кейптауне.
Сейчас я демобилизован, здоров, поэтому хочу поступить на службу в южноафриканское министерство иностранных дел".
Престон закрыл папку.
Вилджоен, подняв голову, сказал:
- Затем безупречная, ничем не примечательная служба, он получил ранг первого секретаря. Восемь раз он работал за границей, всегда в капиталистических странах. Он холостяк, что многое облегчает. Только посол или министр обязаны иметь семью. Вы все еще думаете, что его завербовали?
Престон пожал плечами. Вилджоен наклонился и постучал пальцем по папке.
- Вы читали, что русские сделали с ним. Поэтому я считаю, что вы ошиблись, господин Престон. Он любит мороженое и он ошибся телефонным номером. Это простое совпадение.
- Возможно, - не возражал Престон. - Но в этой автобиографии есть что-то странное. Капитан Вилджоен покачал головой.
- Мы занимались этой папкой с тех пор, как сэр Найджел Ирвин связался с генералом. Мы изучили ее вдоль и поперек. Все сходится. Каждое имя, дата, место, военный лагерь, воинская часть, все до мельчайших деталей. Даже сельскохозяйственные культуры, которые выращивали до войны в долине Мутсеки. Специалисты по сельскому хозяйству подтвердили. Сейчас они выращивают там помидоры и авокадо, а в те дни это были картофель и табак. Никто бы не смог придумать такую складную историю. Если он и был завербован, в чем я лично сомневаюсь, то только не здесь.
Престон был мрачен. На улице уже смеркалось.
- Ладно, - сказал Вилджоен, - я здесь, чтобы помогать вам. С чего вы хотите начать?
- Я хочу начать с начала, - ответил Престон. - Дуйвельсклоф, это далеко отсюда?
- В четырех часах езды на машине. Вы хотите поехать туда?
- Да. Не могли бы мы выехать завтра? К примеру, в шесть утра.
- Я возьму машину в гараже и буду в вашей гостинице в шесть, - обещал Вилджоен.
Путь на север по дороге к Зимбабве был долгим, но дорога была хорошей. Вилджоен взял машину, принадлежащую Национальной разведывательной службе, на которой не было опознавательных знаков. Они быстро проехали Нилстром, Потгиетерсрус и через три часа добрались до Питерсбурга. Поездка дала Престону возможность увидеть безграничные просторы Африки, которые обычно впечатляют европейцев, не привыкших к таким масштабам.
В Питерсбурге они свернули на восток и еще пятьдесят километров ехали по ровному вельду. Их взору открылись нескончаемые просторы под голубым, как яйцо малиновки, небом. Они добрались до утеса под названием гора Буффало, здесь вельд переходил в долину Мутсеки. Когда они стали спускаться по склону, Престон замер от восхищения.
Далеко внизу расстилалась долина с пышной и сочной растительностью. По ней были разбросаны тысячи африканских хижин, похожих на ульи, окруженные небольшими загонами для скота и участками, засеянными маисом. Некоторые хижины лепились на склоне горы Буффало, но большая часть их была в долине Мутсеки. Из труб шел дым. Даже на таком расстоянии и с такой высоты были различимы африканские мальчики возле стад скота и женщины, склонившиеся над грядками.
Вот это, подумал Престон, и есть настоящая Африка. Такой она, видимо, предстала перед глазами Мзиликази, родоначальника нации матабелов, когда он ушел на север, спасаясь от гнева Чака Зулу, пересек реку Лимпопо и основал царство людей с длинными щитами. Дорога петляла вниз по склону Мутсеки. Через долину проходила вторая цепь холмов с глубокой расщелиной посередине. Разлом носил название "Чертова дыра-Дуйвельсклоф".
Через десять минут они миновали ее, затем проехали мимо новой начальной школы по авеню Бота - главной улице городка.
- Куда вы хотите ехать? - спросил Вилджоен.
- Старый фермер Марэ наверняка оставил завещание, - размышлял вслух Престон, - его должны были исполнить, и это сделал юрист. Есть ли юрист в Дуйвельсклофе и можно ли с ним побеседовать в субботу утром?
Вилджоен подъехал к стоянке гаража Кирстенс и указал на гостиницу "Имп".
- Идите, выпейте кофе и закажите чашечку для меня. А я пока все выясню.
Через пять минут он вернулся к Престону в фойе гостиницы.
- Есть один юрист, - сказал он, отхлебывая кофе, - он англичанин, его фамилия - Бенсон. Он живет через дорогу, через два дома от гаража. Возможно, он сейчас у себя. Пошли.
Господин Бенсон оказался на месте. Вилджоен показал его секретарше свое удостоверение в пластиковой упаковке, что моментально возымело действие. Она что-то сказала на африкаанс в телефонную трубку, их тут же ввели в кабинет г-на Бенсона - дружелюбного и румяного мужчины в бежевом костюме. Вилджоен заговорил по-английски с сильным акцентом.
- Это господин Престон. Он приехал из Лондона и хотел бы задать вам несколько вопросов.
Г-н Бенсон пригласил их сесть и сам опустился в кресло за столом,
- Пожалуйста, - сказал он, - чем могу быть полезен?
- Не могли бы вы сказать, сколько вам лет? - поинтересовался Престон.
Бенсон с изумлением уставился на него.
- Вы проделали путь от Лондона, чтобы узнать, сколько мне лет? Вообще-то мне пятьдесят три.
- Значит, в 1946 году вам было двенадцать?
- Совершенно верно.
- Вы не знаете, кто был тогда юристом в Дуйвельсклофе?
- Разумеется, знаю. Мой отец, Седрик Бенсон.
- Он жив?
- Да. Ему уже за восемьдесят. Пятнадцать лет назад он передал мне свое дело. Он сохранил полную ясность ума.
- Можно с ним побеседовать?
Вместо ответа г-н Бенсон взял телефонную трубку и набрал номер. По-видимому, его отец подошел к телефону, потому что он объявил, что приехали гости из Лондона, которые хотели бы поговорить со стариком. Он положил трубку.
- Он живет в шести милях отсюда, сам водит машину к ужасу других водителей. Сказал, что сейчас приедет.
- А пока можно взглянуть на бумаги вашего архива за 1946 год, проверить, исполнено ли завещание местного фермера Лоуренса Марэ, который умер в январе того года.
- Разумеется, - согласился Бенсон-младший, - если у этого господина Марэ не было юриста в Питерсбурге. Но местные жители в те времена предпочитали решать все свои дела на месте. Коробка с бумагами 1946 года должна быть где-то здесь. Подождите минутку.
Он вышел из кабинета. Секретарша принесла кофе. Через десять минут послышались голоса за дверью. Оба Бенсона вошли вместе, сын нес в руках запыленную картонную коробку. У старика были пушистые седые волосы, он выглядел бодрым, как молодой петушок. После того, как он представился, Престон изложил свою просьбу.
Не говоря ни слова, старший Бенсон сел за стол, его сыну пришлось взять другой стул. Он надел очки на нос и обвел своих посетителей взглядом.
- Я помню Лоуренса Марэ, - сказал он, - мы занимались его завещанием. Я лично составлял его.
Сын протянул ему запыленный пожелтевший документ, перевязанный розовой ленточкой. Старик сдул с него пыль, развязал тесемку, развернул бумагу и начал про себя читать.
- Да, теперь вспомнил. Он был вдовцом, жил один. У него был один сын. Трагический случай. Парень только вернулся со Второй мировой войны. Лоуренс Марэ поехал навестить его в Кейптаун и по дороге умер. Печально.
- Вы не могли бы рассказать мне о сути завещания?
- Все - сыну, - сказал Бенсон, - ферма, дом, оборудование, обстановка дома, как обычно, небольшие суммы денег - местным фермерам, мастерам и так далее.
- Были ли распоряжения личного характера? - настаивал Престон.
- Да, одно: "Моему старому доброму другу Юпу Ван Ренсбергу комплект шахмат из слоновой кости в память о приятных вечерах, проведенных за игрой". Это все.
- Сын был уже в Южной Африке, когда умер отец? - уточнил Престон.
- Наверное, да. Старик Лоуренс собирался навестить его. В то время это был долгий путь. Самолетов не было, нужно было ехать на поезде.
- Вы занимались продажей фермы и другой собственности, господин Бенсон?
- Все было распродано с аукциона прямо на ферме. Все купили Ван Зулсы, теперь им принадлежит участок. Я был главным распорядителем воли покойного.
- Остались ли непроданные вещи? - поинтересовался Престон.
Старик нахмурил брови.
- Практически ничего не осталось, все было продано. Вспомнил! Был альбом с фотографиями, он не представлял никакой ценности. Я отдал его г-ну Ван Ренсбергу.
- Кто он?
- Школьный учитель, - вставил сын, - он преподавал у меня, пока я не пошел в школу Меренски. Он работал в старой сельской школе до постройки новой начальной школы. Потом он ушел на пенсию, здесь в Дуйвельсклофе.
- Он жив?
- Нет, он умер десять лет назад, - сказал старик Бенсон, - я был на похоронах.
- Но жива его дочь, - подсказал сын, - Сиззи. Мы учились вместе с ней в школе Меренски. Она моя ровесница.
- Что с ней?
- Она вышла замуж несколько лет назад за владельца лесопилки на улице Тцанин.
- Последний вопрос, - обратился Престон к старику, - почему вы продали имущество? Сын от него отказался?
- Нет, - сказал старик, - в то время он был в военном госпитале Винберга. Он прислал мне телеграмму. Я взял его адрес у военных властей, они подтвердили его личность. В телеграмме он просил меня продать усадьбу и переслать ему деньги телеграфным переводом.
- Он не приехал на похороны?
- Не успел. Январь - месяц летний в Южной Африке. В те годы не было моргов, нужно было хоронить сразу. По-моему, он вообще больше не приезжал. Это понятно. После смерти отца ему незачем было сюда ехать.
- Где похоронен Лоуренс Марэ?
- На кладбище, на горе, - ответил старик Бенсон. - Вас больше ничего не интересует? Тогда я поеду обедать.
Климат к востоку от гор Дуйвельсклоф сильно отличается от климата на западе. К западу от горной цепи, в долине Мутсеки средний годовой уровень атмосферных осадков составляет 20 дюймов. К востоку от гор с Индийского океана идут большие облака. Они проходят над Мозамбиком, парком Крюгером и упираются в горы. Уровень осадков здесь составляет 80 дюймов в год. На этой стороне гор создана деревообрабатывающая промышленность. Примерно в шести милях вверх по улице Тцанин Вилджоен и Престон обнаружили лесопилку г-на Плессиса. Дверь открыла его жена - дочь школьного учителя, - пухлая розовощекая женщина лет пятидесяти, ее руки и передник были в муке. Она, видимо, что-то пекла.
Она внимательно выслушала пришельцев, затем покачала головой.
- Я помню, как ходила на ферму, когда была маленькой девочкой, отец играл там в шахматы с Марэ, - сказала она. - Это было в 1944 году или 1945-м. Я помню набор шахмат из слоновой кости, но не помню про альбом.
- Когда ваш отец умер, вы унаследовали его вещи? - спросил Престон.
- Нет, - ответила г-жа Плессис, - Видите ли, моя мать умерла в 1955 году, отец остался вдовцом. Я ухаживала за ним, пока не вышла замуж в 1958 году, когда мне было 23 года. После этого я не могла ему больше помогать. В его доме всегда царил беспорядок. Я пыталась готовить ему и убираться, но, когда появились дети, это стало выше моих сил.
- В 1960 году его сестра, моя тетка, тоже овдовела. Она жила в Питерсбурге. Имело смысл, чтобы она переехала жить к отцу и ухаживала за ним. Так она и сделала. Я попросила отца все завещать ей - дом, мебель и прочее.
- Что с тетей? - поинтересовался Престон.
- О, она до сих пор живет в скромном бунгало за гостиницей "Имп".
Она согласилась их проводить туда. Ее тетка, г-жа Винтер, приветливая, похожая на воробушка, дама с подсиненными волосами, оказалась дома. Выслушав их, она подошла к шкафу и достала оттуда плоскую коробку.
- Бедный Юп любил играть, - сказала она. - Это набор шахмат из слоновой кости. Вам это нужно?
- Не совсем, нас больше интересует альбом с фотографиями, - сказал Престон. Она удивилась.
- На чердаке лежит коробка с разным старьем, - сказала она, - я ее туда положила, когда он умер. Там бумаги и вещицы, оставшиеся с тех времен, когда он учительствовал.
Андриес Вилджоен поднялся на чердак и вынес оттуда коробку. На дне под пожелтевшими школьными докладами лежал семейный альбом Марэ. Престон начал медленно его листать. Там были все: худенькая симпатичная невеста в 1920 году, застенчиво улыбающаяся мать в 1930-м, нахмурившийся мальчуган верхом на пони, отец с трубкой во рту, рядом с сыном и кроликами перед ними на траве. Была и черно-белая фотография подростка в брюках для игры в крикет - симпатичного семнадцатилетнего паренька, идущего к воротцам для подачи мяча. На обороте надпись: "Джанни, капитан команды по крикету школы Меренски, 1943 год". Это была последняя фотография.
- Могу я взять эту фотографию? - спросил Престон.
- Разумеется, - ответила г-жа Винтер.
- Ваш покойный брат когда-нибудь говорил с вами о господине Марэ?
- Да, - ответила она, - они много лет были добрыми друзьями.
- Он когда-нибудь говорил, от чего тот умер? Она нахмурилась.
- Разве юрист не сказал вам? Старый Седрик, наверно, уже выживает из ума. Это был несчастный случай. Юп рассказал мне. Старый Марэ остановился на дороге, чтобы сменить проколотую шину, и его сбил проезжавший мимо грузовик. Тогда все решили, что во всем виноваты пьяные кафры. Ой! - Она закрыла рот рукой и растерянно посмотрела на Вилджоена. - Я не должна так говорить. Во всяком случае, водителя грузовика так и не нашли.
На обратном пути по склону горы они проезжали кладбище. Престон попросил Вилджоена остановиться. Здесь было красиво и тихо. Вокруг росли ели и сосны, а в центре кладбища высилось старое дерево мватаба с дуплом, окруженное живой изгородью невысокого кустарника. Они нашли заросший мхом надгробный камень. Счистя мох, Престон прочел надпись, высеченную на граните: "Лоуренс Марэ, 1879-1946. Любимый муж Мари и отец Яна. Всегда с богом".
Престон подошел к кустам, сорвал цветущую веточку и положил ее рядом с камнем. Вилджоен глядел на него с недоумением.
- Теперь в Преторию, - сказал Престон.
Поднимаясь по горе Буффало, на выезде из Мутсеки, Престон оглянулся в последний раз на долину.
Темно - серые тучи сгущались за "Чертовой дырой". Они быстро сомкнулись, скрыв маленький городок и его ужасную тайну, о которой догадался заезжий англичанин средних лет. Откинувшись на сиденье, Престон заснул.

X X X

В тот вечер Гарольда Филби проводили из гостевых комнат дачи в гостиную, где его ожидал Генеральный секретарь. Филби положил перед ним несколько документов.
Генеральный прочитал их и положил обратно на стол.
- Задействовано совсем мало людей, - сказал он.
- Позвольте пояснить, товарищ Генеральный секретарь. Во-первых, в связи со строгой секретностью плана "Аврора" я решил свести к минимуму число его исполнителей. Из них лишь некоторые будут знать, что на самом деле планируется, остальные будут иметь только информацию, необходимую для выполнения конкретного задания.
Во-вторых, в связи с нехваткой времени мы "срежем углы", то есть сократим сроки разъяснений и пояснений деталей операции.
Генеральный секретарь медленно наклонил голову.
- Объясните, почему вам нужны именно эти люди?
- Ключ всей операции, - продолжил Филби, - офицер-исполнитель, он заранее поедет в Великобританию и проживет там несколько недель под видом англичанина. Он будет конкретно выполнять план "Авроры".
- Двенадцать курьеров доставят ему все необходимое. Им надо будет проходить через таможню, либо иным секретным путем. Никто из них не будет знать, что он везет и зачем. Каждый будет знать точное место передачи посылки. Будет и запасный вариант при нестыковке. Каждый передаст посылку офицеру-исполнителю, а затем вернется на нашу территорию, где немедля будет изолирован. Один человек не вернется никогда. Никто из них не должен об этом знать.
Командовать курьерами будет офицер-диспетчер, он проследит за тем, чтобы каждый из них добрался до офицера-исполнителя. Ему будет помогать офицер по обеспечению доставки пакетов. Этому человеку будут даны четверо подчиненных, каждый с конкретными обязанностями.
Один займется документами и транспортировкой курьеров, другой - сложными техническими средствами, третий - заводскими компонентами, четвертый - обеспечит связь. Важно, чтобы офицер-исполнитель информировал нас о своих успехах, проблемах и прежде всего о том моменте, когда он будет готов к осуществлению операции. Мы, со своей стороны, должны сообщать ему о любых изменениях плана и, разумеется, отдать последний приказ.
По поводу связи хочу сказать еще одну вещь. Из-за сжатых сроков мы не сможем использовать обычные каналы: почту, личные встречи. Придется связываться с офицером-исполнителем кодовыми сигналами Морзе, используя диапазон Радио Москвы, используя разовые шифры. Для того, чтобы он мог срочно связаться с нами, ему придется тоже пользоваться радиопередатчиком. Это старомодно и рискованно, но иного выбора нет.
Генеральный секретарь вновь изучил документы, обращая внимание на исполнителей. Наконец он поднял голову.
- Я дам вам людей, - сказал он. - Выберу лучших из лучших. Но одно условие: я не хочу, чтобы кто-либо, связанный с планом "Аврора", входил в контакты с сотрудниками КГБ в нашем посольстве в Лондоне. Вдруг кто-нибудь из них под наблюдением или... Он оборвал фразу, не выразив до конца своих опасений. Это все.

Глава 10

По просьбе Престона они встретились с Вилджоеном на следующее утро в кабинете на третьем этаже здания правительства. Было воскресенье, в здании было почти пустынно.
- Ну, что дальше? - спросил капитан Вилджоен.
- Я не спал ночь, все думал, - сказал Престон, - что-то тут не сходится.
- Вы спали всю дорогу в машине, - мрачно уколол Вилджоен, - а я ее вел.
- Вы в отличной форме, - похвалил Престон.
Эти слова пришлись по душе Вилджоену, он гордился своим спортивным видом и постоянно заботился о нем. Офицер оттаял.
- Я хочу знать все, что касается второго солдата, - сказал Престон.
- Какого второго солдата?
- Того, который сбежал с Марэ. Он нигде не упоминает его имени. Просто называет "другой солдат" или "мой товарищ". Почему он не называет его по имени?
Вилджоен пожал плечами.
- Решил, что в этом нет необходимости. Он, очевидно, сообщил о нем властям в госпитале Винберга, чтоб те уведомили его родственников.
- Все это слова, - задумчиво произнес Престон. - Офицеры, которые слышали его рассказ, давно разбрелись по жизни. Осталась только запись в автобиографии, а в ней имя не упоминается. Я хочу проследить путь второго солдата.
- Но он умер, - запротестовал Вилджоен, - он уже сорок два года лежит похороненный в польском лесу.
- Я хочу узнать, кто он.
- С чего, черт побери, мы начнем?
- Марэ пишет, что они выжили в лагере благодаря посылкам Красного Креста, - размышлял вслух Престон. - Кроме того, известно, что они сбежали накануне Рождества. Это должно было сильно разозлить немцев. Обычно в таких случаях наказывали всех военнопленных, лишая элементарного, в том числе и посылок. Каждый из этого лагеря должен был запомнить это Рождество до конца своих дней. Мы можем найти кого-нибудь, кто был тогда в том лагере?
- В Южной Африке нет ассоциации бывших военнопленных, но есть Общество ветеранов войны, принимавших участие в боевых действиях. Оно называется Орден стального шлрма, а его члены сокращенно зовутся МОФ. Комната собраний любой секции МОФов зовется окопом, старший офицер - "старым быком". Усевшись за телефоны, Престон и Вилджоен принялись обзванивать каждый "окоп" в ЮАР, пытаясь найти тех, кто был в Сталаге 344.
Это была изнурительная работа. Из 11 тысяч военнопленных этого лагеря большинство были выходцами из Великобритании, Канады, Австралии, Новой Зеландии или США. Южноафриканцев были единицы. Многие из них уже умерли. Вечером они сделали перерыв и вновь приступили к работе в понедельник утром. Незадолго до полудня Вилджоену повезло, помощь пришла в лице бывшего упаковщика мяса, ныне пенсионера, живущего в Кейптауне. Вилджоен, говоривший с ним на африкаанс, прикрыл трубку рукой и прошептал:
- Он говорит, что был в Сталаге 344. Трубку перехватил Престон.
- Господин Андерсон? Моя фамилия Престон. Я провожу исследование по Сталагу 344... Спасибо, очень любезно... Вы, кажется, были там? Помните Рождество 1944 года? Два молодых южноафриканских солдата сбежали... А, вы это припоминаете. Да, я уверен, что это было ужасно... Вы не помните их имен? Не с ними в бараке? Нет, конечно. А вы не помните имя старшего южноафриканского офицера? Робертс? А имя?.. Пожалуйста, постарайтесь припомнить. Как? Уолли. Вы уверены? Большое спасибо.
Престон положил трубку.
- Уолли Робертс. Наверное, Уолтер Робертс. Надо обратиться в военный архив.
Военный архив по неизвестным причинам существует при министерстве образования и расположен в подвале дома 20 по Визаджи-стрит в Претории. Они нашли там более сотни Робертсов, 19 из них с инициалом У., семеро с именем Уолтер. Никто из них не подошел. Тогда они посмотрели всех У. Робертсов. Опять безрезультатно. Престон приступил к папкам, начиная с А. Робертс. Через час его поиски увенчались успехом. Джеймс Уолтер Робертс был офицером во время второй мировой войны, взят в плен в Тобруке, был в лагерях в Северной Африке, Италии и, наконец, в восточной Германии. После войны остался в армии, дослужился до звания полковника и вышел в отставку в 1972 году.
- Будем надеяться, что он жив, - сказал Вилджоен.
- Если он жив, то должен получать пенсию, - отозвался Престон. - Идем в Отдел пенсионного обеспечения.
Так они и сделали. Полковник в отставке Уолли Робертс жил в Оранджвилле, маленьком городке, расположенном среди озер и лесов в сотне миль к югу от Йоханнесбурга. Было уже темно, когда они вышли на Визаджи-стрит. Поездку отложили до утра.
Дверь аккуратного бунгало им открыла г-жа Робертс, она с тревогой изучала удостоверение капитана Вилджоена.
- Муж возле озера, кормит птиц, - сказала она и указала на тропинку. Они обнаружили старого вояку быстро. Он выпрямился, когда увидел удостоверение Вилджоена; кивнул головой и приготовился слушать.
Ему было за семьдесят, но военная выправка сохранилась: он был прям, как струна, ботинки начищены. Над верхней губой была кисточка седых усов. Он мрачно выслушал вопрос Престона.
- Конечно помню. Меня вызвали к немецкому коменданту, он был чертовски зол. Весь барак из-за этого лишили посылок. Молодые дураки; нас эвакуировали на запад 22 января 1945 года, а в конце апреля освободили.
- Вы помните их имена? - спросил Престон.
- Разумеется. Я никогда не забываю имен. Оба были молоды, одного звали Марэ, другого - Брандт, Фрикки Брандт. Оба африканеры, оба капралы. Я, правда, не помню номера их частей. Мы все там носили у кого что было, поэтому практически ни у кого не было нашивок своих воинских частей.
Они горячо поблагодарили его и вернулись в Преторию, вновь на Визаджи-стрит. К сожалению, Брандт - очень распространенная фамилия, также как и Бранд, где отсутствует "т", но произношение обеих одинаковое. Брандтов-Брантов были сотни.
К ночи с помощью сотрудников архива они нашли шесть капралов Фрикки Брандт, всех их уже не было в живых. Двое погибли во время боев в Северной Африке, двое - в Италии, один - в авиакатастрофе. Они взяли личное дело шестого.
Капитан Вилджоен изумленно смотрел на открытую папку.
- Я не верю своим глазам, - тихо проговорил он, - кто мог такое сделать?
- Кто знает? - ответил Престон. - Сделано это давно.
Папка была совершенно пустой.
- Очень жаль, - сказал Вилджоен, когда они возвращались с Престоном в Бургерспарк, - похоже, мы потеряли нить.
В тот же день вечером Престон позвонил из своего гостиничного номера полковнику Робертсу.
- Извините, полковник, что опять вас побеспокоил. Вы не помните, был у капрала Брандта близкий друг или приятель в бараке? По личному опыту армейской службы знаю, что друг бывает всегда.
- Совершенно верно, так и бывает. Не могу сразу вспомнить. Я подумаю и, если что-нибудь вспомню, позвоню вам с утра.
Полковник позвонил, когда Престон завтракал.
- Я вспомнил, - сказал он, - в бараках вмещалось по сто человек, мы были как сельди в бочке. Кто-то спал на полу, другим приходилось делить одну койку на двоих. Вот такие были условия.
- Понимаю, - сказал Престон, - а что же Брандт?
- Он делил койку с капралом Левинсоном из КДЛП.
- Простите, как вы сказали?
- Королевская Дурбанская легкая пехота, КДЛП. Левинсон был оттуда.
На этот раз им было легче искать в архиве. Левинсон - не такая распространенная фамилия, к тому же имелось название войсковой части. Они нашли его личное дело через четверть часа. Макс Левинсон, родился в Дурбане, в конце войны демобилизовался из армии, пенсии не получал, адрес не указан. Правда, они знали, что ему 65 лет.
Престон решил проверить телефонный справочник Дурбана, а Вилджоен попросил дурбанскую полицию проверить эту фамилию по своей картотеке. Вилджоену повезло первому. В полиции оказались две квитанции об уплате штрафа за нарушение правил уличного движения и адрес. Макс Левинсон содержал небольшую гостиницу на берегу моря. Вилджоен позвонил ему, к телефону подошла г-жа Левинсон. Она подтвердила, что ее муж был в Сталаге 344. В настоящий момент он на рыбалке.
Они, надеясь на лучшее, прождали его до вечера. Говорил с ним Престон. Благодушный владелец гостиницы вернулся с удачной рыбалки.
- Я помню Фрикки. Глупый, сбежал в лес. Я больше никогда о нем не слышал. А что вас интересует?
- Откуда он был? - спросил Престон.
- Из Восточного Лондона, - не сомневаясь ни минуты, ответил Левинсон.
- Из какой он семьи?
- Он никогда об этом особо не распространялся, - ответил Левинсон. Разумеется, из семьи африканеров. Он прекрасно говорил на африкаанс, плохо - по-английски. Из рабочей семьи. Да, припоминаю, он говорил, что его отец стрелочник на железнодорожной станции.
Престон попрощался с Левинсоном и повернулся к Вилджоену.
- Восточный Лондон, - сказал он, - мы сможем туда доехать на машине? Вилджоен вздохнул.
- Я бы не советовал, - пробурчал он, - Это в сотне миль отсюда. У нас очень большая страна, господин Престон. Если вы действительно решили туда ехать, лучше лететь самолетом завтра. Я договорюсь, чтобы нас там встретила полицейская машина с шофером.
- Только машина должна быть без опознавательных знаков, - предупредил Престон, - а водитель в штатском.

X X X

Хотя главное здание КГБ, расположенное на площади Дзержинского в центре Москвы, само по себе велико, в нем не сможет разместиться даже часть одного из главных управлений, входящего в состав этой огромной организации. Поэтому по Москве разбросано множество других зданий КГБ.
Первое Главное управление находится в Ясеневе на Московской кольцевой автодороге в южной части города. Управление размещается в современном семиэтажном здании из стекла и алюминия в форме трехконечной звезды, напоминающей эмблему фирмы "Мерседес".
Здание было построено финнами и предназначалось для Международного отдела ЦК КПСС. Но когда оно было закончено, представителям ЦК оно не понравилось; им не хотелось покидать центр Москвы, поэтому здание было передано ПГУ, которому оно пришлось по вкусу, так как расположено на окраине города, вдали от любопытных взоров.
Сотрудники ПГУ живут по легенде даже в своей стране. А поскольку многие из них выезжают за рубеж как "дипломаты", им меньше всего хочется, чтобы их заметил выходящими из здания ПГУ какой-нибудь назойливый турист с камерой в руках.
В структуре ПГУ есть сверхсекретное Управление, расположенное отдельно от всех не в Ясеневе. Это Управление С - политическая разведка. Его сотрудники не только не встречаются со своими коллегами из ПГУ, они даже не знакомы между собой. Их занятия и тренировки проходят индивидуально, чтобы избежать лишних контактов.
Все объясняется советской психологией: русские помешаны на секретности и страхе измены. Этот страх отнюдь не изобретение коммунистов, он уходит корнями в далекое прошлое. Нелегалы Управления С - это мужчины, а иногда и женщины, которых специально готовят для длительной жизни за рубежом по тщательно проработанной легенде.
Несмотря на это, нелегалов раскрывают и даже перевербовывают. Некоторые сами вызываются на откровенность. Зная все это, ПГУ и Управление С стараются сами сузить степень их информированности: нельзя предать то, чего не знаешь.
Нелегалы живут в небольших квартирах в центре Москвы, проходят инструктаж и обучение поодиночке. Чтобы постоянно держать связь с ними, начальник Управления С работает на площади Дзержинского. Кабинет находится на шестом этаже здания (тремя этажами выше кабинета председателя Чебрикова и двумя - выше первых заместителей генералов Цинева и Крючкова).
Днем в среду, восемнадцатого марта, в то время как Престон беседовал с Левинсоном, именно в этот скромный кабинет вошли двое для встречи с начальником, вся сознательная жизнь которого была отдана тайному шпионажу. То, с чем пришли посетители, его не обрадовало.
- Только один человек соответствует вашим требованиям, - неохотно ответил он. - Он уникален.
Один из посетителей - представитель ЦК - предъявил небольшую карточку.
- В таком случае, товарищ генерал-майор, вы должны освободить его от текущей работы и направить по указанному здесь адресу.
Начальник мрачно кивнул. Он знал этот адрес. Когда посетители ушли, он задумался о документе, который они ему предъявили. Документ был из ЦК, хотя на нем отсутствовали какие-либо пометки, у него не было никаких сомнений в том, откуда исходит приказ. Он вздохнул с сожалением: трудно расставаться с одним из лучших воспитанников, замечательным агентом, но приказ есть приказ. Он офицер, и оспаривать приказы ему не положено, тем более этот. Нажав на кнопку селекторной связи, он сказал:
- Вызовите майора Валерия Петровского ко мне.

X X X

Первый самолет из Йоханнесбурга прибыл в Восточный Лондон - четвертый по величине город в Южной Африке - вовремя. Он приземлился в Бен Шеман - небольшом аккуратном аэропорту, оформленном в бело-голубых тонах. В главном вестибюле их встретил водитель-полицейский в штатском и провел к "форду" на стоянке автомобилей.
- Куда поедем, капитан? - спросил он. Вилджоен вопросительно взглянул на Престона.
- В Управление железнодорожного транспорта, - ответил тот.
Водитель кивнул, и они поехали на Флит-стрит. По одну сторону улицы располагался вокзал, по другую - старые обшарпанные одноэтажные здания администрации Управления.
Магическое удостоверение Вилджоена помогло им немедля попасть к начальнику финансового отдела. Он выслушал Престона и сказал:
- Да, мы платим пенсии всем бывшим работникам железной дороги. Кто вас интересует?
- Брандт, - назвал Престон. - К сожалению, я не знаю его имени. Он работал стрелочником много лет назад.
Начальник вызвал помощника, и все вместе они направились по обшарпанным коридорам к картотеке. Помощник, порывшись в бумагах, достал пенсионную карточку.
- Вот единственный Брандт, который здесь есть. Коос Брандт.
- Его возраст? - поинтересовался Престон.
- Шестьдесят три года, - ответил, взглянув на карточку, помощник. Престон покачал головой. Если Фрикки Брандт ровесник Яну Марэ, а его отец примерно на тридцать лет старше, значит, ему должно было быть за девяносто.
- Человеку, которого я ищу, должно быть около девяноста лет, - сказал он.
Директор и его помощники были непреклонны: среди пенсионеров других людей по фамилии Брандт больше нет.
- В таком случае назовите нам трех старейших пенсионеров, которые получают пенсию у вас.
- Картотека составлена в алфавитном порядке, а не в возрастном, возразил помощник.
Вилджоен отвел начальника в сторону и что-то зашептал ему на ухо на африкаанс. Сказанное возымело действие. Начальник выглядел потрясенным.
- Займитесь этим, - велел он помощнику. - Выбери всех, кто родился до 1910 года. Мы подождем у меня в кабинете.
Через час помощник подал им три пенсионные карточки.
- Есть тут один, которому девяносто, но он был грузчиком, другому - восемьдесят, он работал уборщиком. А этому - восемьдесят один, этот был стрелочником на сортировочной станции.
Стрелочника звали Фоури, и он жил где-то в районе Куигни. Через десять минут они уже ехали по старому району Восточного Лондона, построенному полвека назад. Некоторые убогие домики были подремонтированы, другие так и стояли развалюхами - в них жили бедные рабочие семьи. У Моор-стрит до них донесся лязг из железнодорожных мастерских и сортировочной станции; там ремонтировали составы для перевозки грузов из доков Восточного Лондона через Питермарицбург в Трансвааль. Дом стрелочника они нашли в квартале от Моор-стрит.
Дверь открыла пожилая негритянка с лицом, напоминающим грецкий орех, и забранными в пучок седыми волосами. Вилджоен обратился к ней на африкаанс. Старуха указала рукой куда-то за горизонт, что-то пробормотала и плотно закрыла дверь.
- Она говорит, что он в институте. Вы случайно не знаете, что она имеет в виду? - спросил Вилджоен у водителя.
- Знаю, сэр. Старый железнодорожный институт, сейчас его называют Турнубулл парк. Он находится на Патерсон-стрит. Это клуб отдыха железнодорожных рабочих.
Клуб оказался большим одноэтажным зданием. Перед ним находились бетонированная автостоянка и три площадки для игры в кегли. Войдя в дом, миновали множество бильярдных и телевизионных холлов и оказались в шумном баре.
- Папаша Фоури? - переспросил бармен, - Он на улице, смотрит игру в кегли.
Они нашли старика сидящим на солнышке возле одной из площадок и потягивающим пиво. Престон задал ему свой вопрос.
Старик, прежде чем ответить, некоторое время разглядывал пришельцев. Затем кивнул и сказал:
- Да, я помню Джо Брандта. Он умер много лет назад.
- У него был сын Фредерик, Фрикки?
- Совершенно верно. Молодой человек, вы заставляете меня припоминать такие давнишние события. Он был милым мальчиком, иногда приходил к нам на станцию после школы. Джо брал его в поездки на локомотивах. Отличное развлечение для мальчика в те годы.
- Это было в конце тридцатых годов? - спросил Престон.
Старик кивнул.
- Да, примерно в то время, после того, как Джо с семьей поселился здесь.
- В 1943 году Фрикки ушел на войну, - сказал Престон.
Папаша Фоури некоторое время смотрел на него слезящимися глазами, пытаясь вспомнить события пятидесятилетней давности.
- Да, так оно и было, - сказал он. - Он не вернулся домой. Джо сообщили, что он умер где-то в Германии. Это был удар для Джо. Он обожал мальчика, строил на его счет большие планы. Он так и не оправился после получения телеграммы. Умер он в 1950 году, как я считаю, от горя. Жена тоже вскоре умерла.
- Вы только что сказали "после того, как Джо с семьей поселился здесь", - напомнил Вилджоен. - Из какой части ЮАР они приехали?
Папаша Фоури был озадачен.
- Они были не из Южной Африки, - сказал он.
- Они были африканерами? - повторил Вилджоен.
- Кто вам это сказал?
- Так нам сообщили в армии, - ответил Вилджоен. Старик улыбнулся.
- Возможно, Фрикки выдавал себя в армии за африканера, - сказал он. - Нет, они приехали из Германии. Иммигранты. Где-то в середине тридцатых годов. Джо до конца своих дней плохо говорил на африкаанс. Мальчик, разумеется, говорил хорошо, изучал язык в школе.
- А где хранятся данные на иммигрантов ЮАР?
- Вместе с другими государственными архивными документами в подвале здания правительства, - ответил Вилджоен.
- Могут сотрудники архива сделать для меня проверку, пока мы здесь? - поинтересовался Престон.
- Разумеется. Позвоним из полицейского участка.
Полицейский участок находился на Флит-стрит. Он располагался в трехэтажном здании из желтого кирпича, похожем на крепость, рядом с манежем Кафрских стрелков. Они позвонили, подали свою заявку и отправились обедать, лишив обеда архивариуса в Претории. К счастью, помог компьютер. Он быстро выдал номер нужной папки. По документам архивариус сделал краткую справку и послал ее телексом в Восточный Лондон.
Телекс Престону и Вилджоеиу принесли, когда они допивали кофе. Вилджоен его перевел.
- Боже мой, - удивился он, - кто бы мог подумать? Престон задумался. Он встал и подошел к другому столику, за которым сидел водитель.
- В Восточном Лондоне есть синагога?
- Да, сэр. На Парк-авеню, в двух минутах ходьбы отсюда.

X X X

Синагога, с выкрашенными в белый цвет стенами и черным куполом, венчалась звездой Давида. В четверг днем здесь никого не было, кроме негра-привратника в старой армейской шинели и шерстяной шапочке. Он дал им адрес раввина Блюма в пригороде Салбурна. В три часа они уже стояли у его двери.
Он открыл дверь сам: рослый мужчина пятидесяти с небольшим лет, седой, бородатый. Одного взгляда было достаточно - он был слишком молод.
Престон представился.
- Не могли бы вы сказать, кто был раввином до вас?
- Раввин Шапиро.
- Жив он и где его найти?
- Входите, - пригласил их Блюм.
Он проводил их в дом, провел по коридору, в конце которого открыл дверь, В комнате перед камином сидел старик и пил кофе.
- Дядя Соломон, к тебе пришли. Через час Престон вышел из дома и присоединился к сидящему в машине Вилджоену.
- В аэропорт, - приказал Престон водителю и обратился к Вилджоену:
- Вы можете организовать встречу с генералом Пьенааром завтра утром?

X X X

Еще два человека в советских вооруженных силах были переведены со своих постов на выполнение специального задания.
В ста километрах к западу от Москвы, на повороте с Минского шоссе в лесу расположен центр РИЭС (разведка источников электромагнитных сигналов). Здесь ловят радиосигналы воинских частей стран Варшавского Договора и из-за рубежа. Тут можно перехватить сообщения, передаваемые и получаемые далеко за пределами советской границы. Одно подразделение комплекса изолировано и принадлежит исключительно КГБ.
Офицер, подключенный к выполнению специального задания, был радиооператором этого отделения.
- Он - лучший из тех, кто у меня есть, - пожаловался начальник в чине полковника своему заместителю, когда люди из ЦК ушли. - Лучший - не то слово. Если ему дать соответствующую аппаратуру, он услышит, как таракан чешет свою задницу в Калифорнии.
Вторым отобранным был полковник Советской Армии. По нашивкам на форме, которые он, правда, редко носил, можно было определить, что он служит в артиллерии. Вообще-то он был больше ученым, чем солдатом, и трудился в научном отделе Управления боеприпасов.

X X X

- Итак? - поинтересовался генерал Пьенаар, когда все расселись по кожаным креслам вокруг кофейного столика. - Наш дипломат Ян Марэ виновен или нет?
- Еще как виновен, - ответил Престон.
- Какие доказательства, г-н Престон? Когда он сбился с пути истинного, кто его завербовал?
- Он нигде не сбивался, его никто не вербовал, - заявил Престон. - Он не сделал ни одного неверного шага. Вы читали его автобиографию?
- Да, и к тому же, как вам сообщил капитан Вилджоен, мы все проверили: от даты рождения этого человека по сегодняшний день. Все точно.
- Это так, - сказал Престон. - История детства точна до мельчайших деталей. Я думаю, он и сейчас будет пять часов говорить о своем детстве, ни разу не сбившись и не допустив ни одной неточности.
- Значит, она правдива. Ведь ее можно проверить, - сказал генерал.
- Правдиво все, что подтверждается. История правдива до того момента, как два молодых солдата спрыгнули с немецкого грузовика в Силезии и побежали. После этого - сплошная ложь. Позвольте я все объясню, начав с истории человека, бежавшего с Яном Марэ, Фрикки Брандта.
В 1933 году в Германии к власти пришел Адольф Гитлер. В 1935 году немецкий железнодорожный рабочий Иосиф Брандт обратился в южноафриканскую миссию в Берлине и попросил предоставить ему политическое убежище, мотивируя это тем, что он как еврей боится репрессий. Его обращение не осталось без ответа, он получил визу для въезда в Южную Африку со своей семьей. В ваших архивах должно быть подтверждение его обращения и выдачи визы.
- Совершенно верно, - кивнул генерал Пьенаар. - Когда Гитлер пришел к власти, много евреев переселилось в Южную Африку. Наша статистика в этом плане выгодно отличается от статистик некоторых других стран.
- В сентябре 1935 года, - продолжал Престон, - Иосиф Брандт со своей женой Ильзой и десятилетним сыном Фридрихом садится на пароход в Бременхавене и через шесть недель прибывает в Восточный Лондон. Здесь много немцев и мало евреев, но они предпочли остаться здесь. Глава семьи нашел работу на железной дороге. Чиновник иммиграционной службы сообщил местному раввину о прибытии новичков.
Раввин, энергичный молодой человек по имени Соломон Шапиро, навестил вновь прибывших и предложил им войти в еврейскую общину. Они отказались, из чего он предположил, что приехавшие хотят адаптироваться в нееврейском сообществе. Он был разочарован, но у него не возникло никаких подозрений.
В 1938 году мальчику, которого на местный манер теперь звали Фредерик, или Фрикки, исполнилось 13 лет. По еврейскому обычаю подошло время бар-митцва - совершеннолетия еврейского мальчика. Как Брандты ни старались избегать национальных обрядов, этот - человеку, у которого единственный сын, - обойти было невозможно. Раввин Шапиро вновь навестил их, чтобы спросить, хотят ли они совершить обряд. Брандты наотрез отказались. У раввина появились тревожные подозрения, которые переросли в уверенность.
- Какую уверенность? - озадаченно спросил генерал.
- Уверенность в том, что они не евреи, - ответил Престон. - Он сказал мне об этом вчера вечером. Во время церемонии совершеннолетия мальчика благословляет раввин. До этого раввин должен удостовериться в его еврейском происхождении. У евреев национальность определяется не по отцу, а по матери. Мать должна представить документ - кетубу, который подтверждает, что она еврейка. У Ильзы Брандт не было кетубы. Не могло быть и речи о бар-митцве.
- Значит, они въехали в Южную Африку, указав ложную причину, - подытожил генерал Пьенаар. - Но это было так давно!
- Дело не только в этом, - возразил Престон. - У меня нет доказательств, но думаю, что я прав. Иосиф Брандт не соврал, когда сказал южноафриканской миссии много лет назад, что ему угрожает гестапо. Так оно и было, опасность над ним нависла не из-за национальности, а из-за убеждений. Он был коммунистом. Он знал, что, если скажет об этом в вашей миссии, ему визы не дадут.
- Продолжайте, - мрачно буркнул генерал.
- К восемнадцати годам Фрикки полностью разделял убеждения отца и как коммунист готов был работать на Коминтерн. В 1943 году двое молодых людей вступили в южноафриканскую армию и ушли на войну: Ян Марэ из Дуйвельсклофа - воевать за Южную Африку и Британское Содружество, а Фрикки Брандт - воевать за родину своих убеждений - Советский Союз. Они не встретились ни во время начальной подготовки, ни в строю, ни в Италии, ни в Мусберге. Они встретились в Сталаге 344. Я не знаю, был ли Брандт автором плана побега, но он выбрал в спутники молодого человека, высокого и светловолосого, как сам. Я думаю, что именно он, а не Марэ, предложил бежать в лес, когда сломался грузовик.
- А как же воспаление легких? - спросил Вилджоен.
- Не было никакого воспаления, - ответил Престон. - И к польским партизанам - католикам они не попадали. Скорее всего они попали к партизанам-коммунистам, с которыми Брандт изъяснялся на немецком. Те привели их к красным. У них они попали в НКВД.
В период с марта по август что-то произошло. Насчет промозглых камер - это все ерунда. У Марэ узнали подробности его детства, Брандт все их запомнил, потом, подучив получше английский и изменив немного внешность, надел на шею личный знак Яна Марэ. После этого настоящий Ян, надобность в котором отпала, скорее всего был ликвидирован. В НКВД Брандта немного помяли, чтобы он выглядел худым и больным, и передали англичанам в Потсдаме. Он полежал какое-то время сначала в госпитале в Бьелефельде, затем в окрестностях Глазго. К зиме 1945 года все южноафриканские солдаты вернулись домой, он вряд ли мог столкнуться с кем-либо из полка Делла Рей. В декабре он отправился в Кейптаун, куда прибыл в январе 1946 года.
Правда, была одна неувязка. Он не мог ехать в Дуйвельсклоф, да и не собирался этого делать. Некто из Штаба обороны послал старику Марэ телеграмму о возвращении сына, который числился "без вести пропавшим, предположительно, убитым". К ужасу Брандта-Марэ он получил телеграмму - здесь я уже предполагаю, но логично допустить - с просьбой от отца Марэ вернуться домой. Брандт притворяется больным и ложится в военный госпиталь Винберг.
Но старика-отца это не остановило. Он вновь шлет телеграмму, на сей раз чтобы сообщить, что сам приедет в Кейптаун. В отчаянии Брандт обращается к своим друзьям из Коминтерна. Все улажено. Старик сбит на пустынной дороге в долине Мутсеки. После этого проблем больше не возникало. Молодой человек не попал на похороны, это ни у кого в Дуйвельсклофе не вызвало удивления, у юриста Бенсона не возникло никаких подозрений даже когда его попросили продать недвижимость и переслать деньги в Кейптаун.
В кабинете генерала воцарилось молчание, было слышно, как муха жужжит, ползая по окну. Генерал кивнул несколько раз.
- Похоже на правду, - согласился он. - Но нет никаких доказательств. Мы не можем доказать, что Брандты не были евреями, тем более что они были коммунистами. У вас есть что-нибудь, что поможет развеять сомнения?
Престон вынул из кармана фотографию и положил ее на стол перед генералом Пьенааром.
- Это последняя фотография настоящего Яна Марэ. Видите, он был в юности заядлым игроком в крикет. Он был нападающим. Если вы посмотрите, как держит мяч, вы увидите, что он левша.
Я неделю в Лондоне наблюдал за Яном Марэ в бинокль. По тому, как он водит машину, курит, ест, пьет, видно, что он правша. Генерал, с человеком многое можно сделать: изменить внешность, изменить волосы, речь, лицо, манеры. Но невозможно превратить левшу в правшу.
Генерал Пьенаар, который полжизни играл в крикет, внимательно рассматривал фотографию.
- Тогда кого мы имеем в Лондоне, г-н Престон?
- Генерал, вы имеете агента-коммуниста, который уже более сорока лет работает под крышей южноафриканской дипломатической службы на Советский Союз.
Генерал Пьенаар поднял глаза и обратил свой взор на монумент "Фоортреккер" за окном.
- Я раскрошу его на мелкие кусочки, - прошептал он, - я втопчу их в грязь! Престон кашлянул.
- Принимая во внимание то, что у нас тоже возникли проблемы из-за этого человека, не могли бы вы воздержаться от каких-либо действий пока не побеседуете лично с сэром Найджелом Ирвином?
- Хорошо, г-н Престон, - кивнул генерал Пьенаар. - Я переговорю с сэром Найджелом. Какие у вас планы?
- Я хотел бы вылететь в Лондон сегодня вечером. Генерал Пьенаар поднялся и протянул ему руку:
- Счастливо, г-н Престон. Капитан Вилджоен проводит вас до самолета. Спасибо за помощь.
Из гостиницы, где он укладывал вещи, Престон позвонил Деннису Грею, приехавшему из Йоханнесбурга, чтобы забрать сообщение для отправки его шифровкой в Лондон. Через два часа придет подтверждение и сообщение, что завтра, в субботу, Хеммингс ждет Престона в своем кабинете.
Около восьми часов вечера Престон и Вилджоен стояли в зале аэропорта. Объявили рейс на Лондон. Престон предъявил посадочный талон, Вилджоен неизменное удостоверение.
- Я хочу сказать вам, англичанин, вы чертовски хорошая жагдхонд.
- Спасибо, - поблагодарил Престон.
- Вы знаете, что такое жагдхонд?
- Догадываюсь, - аккуратно подбирая слова, произнес Престон, - охотничья собака - медлительная, неуклюжая, но с мертвой хваткой.
Впервые за эту неделю капитан Вилджоен засмеялся, запрокинув голову. Потом снова посерьезнел:
- Можно задать вам вопрос?
- Да.
- Зачем вы положили цветы на могилу?
Престон посмотрел на сверкающий в темноте огнями лайнер в двадцати метрах от них. По трапу поднимались последние пассажиры.
- Они отняли у него сына, а потом убили. Положить цветы на могилу - единственное, что можно сделать для старика.
Вилджоен протянул ему руку.
- До свидания, Джон, желаю удачи.
- До свидания, Андриес.
Через десять минут самолет взлетел, держа курс на север, в Европу.

Глава 11

Сэр Бернард Хеммингс и Брайан Харкорт-Смит молча выслушали доклад Престона.
- Боже мой, - произнес сэр Бернард, когда Престон закончил, - значит, и тут рука Москвы. Мы серьезно поплатимся, ущерб огромен. Брайан, оба находятся под наблюдением?
- Да, сэр Бернард.
- Пусть так все и останется на субботу и воскресенье. Не будем предпринимать никаких шагов, пока комитет "Парагон" не выслушает Престона. Джон, я знаю, ты устал, но все-таки к вечеру в воскресенье подготовь доклад.
- Да, сэр.
- Сдай мне его утром в понедельник. Я обзвоню членов комитета и созову срочное совещание на утро понедельника.

X X X

Майор Валерий Петровский чувствовал внутреннюю дрожь и волнение, входя в гостиную дачи в Усове. Он никогда лично не встречался с Генеральным секретарем ЦК КПСС и не мог предполагать, что такое когда-нибудь случится,
Он провел беспокойные, даже жуткие три дня. Когда начальник откомандировал его для выполнения специального задания, Петровского изолировали в квартире в центре Москвы, охраняемой днем и ночью людьми из Девятого управления КГБ. Естественно, он предположил наихудшее, хотя не имел ни малейшего представления о том, в чем мог провиниться.
Затем последовал неожиданный приказ в воскресенье вечером одеть лучший костюм и следовать за охранниками в машину. На "Чайке", не проронив ни слова, они довезли его до Усова. Он не знал, куда его привезли.
И только когда майор Павлов сказал ему: "Сейчас вас примет товарищ Генеральный секретарь", он понял, где находится. Во рту пересохло, когда он вошел в гостиную. Он пытался взять себя в руки, уговаривая себя, что сможет с достоинством опровергнуть любые обвинения.
Войдя, он встал по стойке смирно. Человек в инвалидном кресле несколько минут молча его рассматривал, затем поднял руку и жестом пригласил подойти ближе. Петровский сделал четыре строевых шага вперед и замер. Когда советский лидер заговорил, в его тоне не было нот обвинения. Он говорил вкрадчиво.
- Майор Петровский, не стойте истуканом. Подойдите ближе, к свету, чтобы вас было видно, садитесь.
Петровский был ошеломлен. Сидеть в присутствии Генерального секретаря - неслыханное дело для молодого майора! Он сделал, как ему велели, присел на краешек указанного стула, выпрямив спину и сжав колени.
- Вы знаете, зачем я вас пригласил?
- Нет, товарищ Генеральный секретарь.
- Я так и предполагал. Никто об этом не знает. Теперь я вам скажу. Вы должны выполнить задание, имеющее огромное значение для Советского Союза и дела революции. В случае успеха выигрыш для нашей страны будет огромен, в случае провала - катастрофа. Я лично выбрал вас, Валерий Алексеевич, для выполнения этого задания.
У Петровского голова пошла кругом. Первоначальный страх перед угрозой позора и ссылки сменился безудержным ликованием. С тех пор как его, выпускника-отличника Московского университета, перебросили из министерства иностранных дел в Первое Главное управление, с тех пор как он согласился работать в Управлении "С", он мечтал о важном задании. Но даже в самых дерзких мечтах он не мог себе представить что-либо подобное. Он позволил себе посмотреть Генеральному секретарю прямо в глаза.
- Благодарю вас, товарищ Генеральный секретарь, за оказанное доверие.
- Детали вам изложат потом. Времени для подготовки мало, но вы - человек тренированный, в отличной форме. Вы получите все, что необходимо для выполнения задания. Я хотел лично встретиться с вами по одной причине. Вы должны знать об этом. Я решил сам вам об этом сообщить. В случае успеха операции, а я не сомневаюсь в этом, вы получите повышение и награды, о которых не могли и мечтать. Я об этом позабочусь. Если полиция или армия страны, в которую вы будете посланы, выйдут на ваш след, вы должны будете без всяких колебаний принять все меры к тому, чтобы вас не взяли живым. Вы меня поняли, Валерий Алексеевич?
- Да, товарищ Генеральный секретарь.
- В любом случае вас ждет ад, если попадетесь живым. Вас будут допрашивать, никакое мужество не поможет вам устоять перед химическими средствами, вы все скажете. Это обернется кошмаром для Советского Союза, вашей Родины.
Майор Петровский глубоко вздохнул.
- Я не подведу, - сказал он, - я живым не дамся. Генеральный секретарь нажал кнопку под столом, дверь открылась. Появился майор Павлов.
- Ступайте, молодой человек. Здесь, в этом доме, знакомый вам человек изложит суть задания. Потом вы получите подробные инструкции. Мы не встретимся до тех пор, пока вы не вернетесь.
Когда дверь за майорами КГБ закрылась, Генеральный секретарь долго смотрел на языки пламени, пляшущие в камине.
"Такой приятный молодой человек, - думал он, - как жаль".

X X X

Пока Петровский шел за майором Павловым по длинным коридорам в гостевое крыло, ему казалось, что его грудь едва вмещает переполняющие его чувства ожидания и гордости.
Майор Валерий Алексеевич Петровский был убежденным русским солдатом и патриотом. Он настолько прекрасно владел английским, что не только понимал значение фразы "умереть за бога, короля и отечество", но и чувствовал ее. Собственно, в бога он не верил, но доверие главы его страны вселяло в него решимость неукоснительно выполнить то, что велено. Об этом он думал, вышагивая по коридору в Усове.
Майор Павлов остановился у двери, постучал и открыл ее. Он посторонился, пропуская Петровского вперед. Затем он закрыл дверь и удалился. из-за стола с разложенными листами бумаги и картами поднялся седовласый человек.
- Значит, вы - майор Петровский? - спросил он, улыбаясь и протягивая руку.
Петровского удивило заикание старика. Ему был знаком этот человек, хотя они никогда не встречались. В ПГУ о нем ходили легенды, он воплощал собою торжество советской идеи над капитализмом.
- Да, товарищ полковник, - ответил Петровский.
Филби внимательно изучил его личное дело и знал его до мельчайших подробностей. Петровскому было тридцать шесть лет, десять лет он вживался в образ истинного англичанина, дважды совершал ознакомительные поездки в Великобританию, каждый раз по надежной легенде, не подходя ближе, чем на километр, к советскому посольству и не выполняя никакого задания.
Подобные поездки предпринимались с единственной целью - познакомить нелегалов с той повседневностью, в которой им придется жить и работать, когда они получат задание - как открыть банковский счет, что делать, если случайно попал в дорожную аварию, как ездить в лондонском метро. Поездки давали возможность пополнить лексикон современным сленгом.
Филби знал, что сидящий перед ним молодой человек не только говорит на идеальном английском, но и владеет диалектами четырех регионов Англии, прекрасно знает ирландский и валлонский. Он перешел на английский.
- Садитесь, - пригласил Филби, - я расскажу в целом о задании. Другие уточнят детали. Времени мало, катастрофически мало, вам придется схватывать все на лету и запоминать сразу.
Пока они разговаривали, Филби понял, что после тридцатилетнего отсутствия на родине, несмотря на то, что ежедневно читал газеты и журналы оттуда, из них двоих ему не хватало слов, его язык был старомодным и высокопарным. Молодой русский говорил на современном языке.
Филби за два часа изложил план "Аврора". Петровский старательно запоминал. Его потрясла смелость замысла.
- Несколько дней вы проведете в обществе четырех людей. Они дадут имена, адреса, даты, сроки передачи сообщений, места встреч со связником и запасные варианты. Все это вы должны запомнить. Единственное, что можно взять с собой - это блокнот с одноразовыми шифрами. Ну, вот и все.
Петровский молча кивал, слушая Филби.
- Я заверил Генерального секретаря, что не подведу, - сказал он. - Все будет сделано как надо и в срок. Если компоненты прибудут, все будет исполнено.
Филби встал.
- Хорошо, сейчас вас отвезут обратно в Москву, туда, где вы пробудете до отъезда.
Когда Филби пересек комнату, чтобы позвонить по внутреннему телефону, Петровский вздрогнул от громкого воркования, донесшегося из угла. Он взглянул туда и увидел большую клетку, в которой сидел красивый голубь с забинтованной лапкой. Филби обернулся и извиняюще улыбнулся.
- Хопалонг, - сказал он, набирая номер телефона майора Павлова, - нашел его на улице со сломанным крылом и лапкой. Крыло уже зажило, а лапка нет.
Петровский подошел к клетке и пальцем погладил птицу. Голубь, прихрамывая, отошел к задней стенке. Вошел майор Павлов. Он как обычно ничего не сказал, только знаком пригласил Петровского следовать за ним.
- До встречи. Желаю удачи, - напутствовал Филби.

X X X

Члены комитета "Парагон" расселись, каждый прочитал доклад Престона.
- Ну что, - сказал сэр Энтони Пламб, начиная обсуждение. - Теперь мы по крайней мере знаем, что, где, когда и кто, правда, не знаем почему.
- А также - сколько?
- Мы знаем размеры ущерба, - вмешался сэр Патрик Стрикленд. Необходимо информировать союзников, хотя ничего важного, кроме фиктивного документа, с января в Москву не поступало.
- Согласен, - сказал сэр Энтони, - Джентльмены, мы должны закончить расследование. Что будем делать с этим человеком? У тебя есть идеи, Брайан?
Генеральный директор отсутствовал, поэтому Брайан Харкорт-Смит один представлял МИ-5. Он старательно подбирал слова.
- Мы полагаем, что с Беренсоном, Марэ и Бенотти связь замкнулась. Мало вероятно, что в этой цепочке есть еще какие-нибудь звенья. Беренсон - очень важная фигура, цепь явно создана для него.
Люди, сидящие вокруг стола, согласно закивали.
- Что ты предлагаешь? - спросил сэр Энтони.
- Арестовать их всех, всю цепочку, - ответил Харкорт-Смит.
- Но речь идет об иностранном дипломате, - запротестовал сэр Губерт Виллиерс из министерства внутренних дел.
- Полагаю, что Претория согласится снять с него иммунитет, - вмешался сэр Патрик Стрикленд. - Генерал Пьенаар наверняка уже доложил обо всем господину Бота. Они, без сомнения, захотят получить Марэ после того, как мы с ним побеседуем.
- Логично, - сказал сэр Энтони, - что ты думаешь, Найджел?
Сэр Найджел Ирвин сидел, уставившись в потолок, и, казалось, был погружен в собственные мысли. Когда прозвучал вопрос, он встрепенулся, будто проснувшись.
- Я как раз думал, - тихо сказал он. - Мы их арестуем. А что дальше?
- Допрос, - ответил Харкорт-Смит. - Оценим потери и сообщим союзникам о раскрытии всей цепочки, чтобы слегка подсластить пилюлю.
- Да, - согласился сэр Найджел, - хорошо. Ну а дальше что?
Он обратился к трем министрам и секретарю кабинета.
- Мне кажется, у нас есть четыре возможности. Можем арестовать Беренсона и официально судить его по всей строгости закона в соответствии с Актом о государственной тайне. Нам придется это сделать, если мы его арестуем. Но выиграем ли мы дело в суде? Мы знаем, что мы правы, но сможем ли мы убедить в этом адвокатов? Кроме того, арест и суд вызовут публичный скандал, который не может не отразиться на нашем правительстве.
Сэр Мартин Флэннери, секретарь кабинета министров, понял, что имеет в виду Найджел. Он единственный из присутствующих знал о намерении премьер-министра провести летом всеобщие выборы. Об этом ему конфиденциально сообщила сама г-жа Тэтчер. Проведя всю свою сознательную жизнь на государственной службе, сэр Мартин был предан нынешнему правительству так же, как до того был предан трем предыдущим, два из которых были лейбористскими. Он будет так же относиться к любому следующему правительству, избранному демократическим путем. Он закусил губу.
- Второе, - продолжал сэр Найджел, - мы можем оставить Беренсона и Марэ в покое и передавать через них в Москву дезинформацию. Это может длиться недолго. Беренсон занимает слишком высокий пост и много знает, его вряд ли удастся провести.
Сэр Перегрин Джонс кивнул. Он знал, что тут сэр Найджел прав.
- Мы можем арестовать Беренсона и попытаться узнать от него, что он передал, обещав взамен не отдавать под суд. Вообще-то я против безнаказанности. Нельзя быть уверенным в искренности предателя. Пример тому Блант. К тому же это всегда становится достоянием гласности и вызывает еще больший скандал.
Сэр Губерт Виллиерс, министерство которого обеспечивало правосудие, согласно кивнул. Он тоже ненавидел дела с освобождением виновного от ответственности. Все знали, что и премьер-министр придерживается такого же мнения в этом вопросе.
- Остается, - сказал Найджел, - задержать неофициально и допросить. Но поскольку я, очевидно, старомоден, то не склонен к такому варианту. Преступник может сказать, что передал пятьдесят документов, и никто из нас не поручится в том, что он не передал еще столько же.
Воцарилась тишина.
- Все варианты достаточно неприятны, - согласился сэр Энтони Пламб, но, похоже, что придется принять предложение Брайана, если иных нет.
- Есть, - деликатно вставил сэр Найджел, - а если Беренсона завербовали "под чужим флагом"?
Большинство присутствующих знали, что значит "под чужим флагом", только сэр Губерт Виллиерс из министерства внутренних дел и сэр Мартин Флэннери из кабинета министров удивленно подняли брови.
Сэр Найджел объяснил:
- Это означает, что человека вербуют люди, которые якобы работают на одну страну, а на самом деле работают на другую. Этот метод любит израильская разведка Моссад, широко и охотно им пользуется.
Например, с преданным своей родине западным немцем, работающим на Ближнем Востоке, встречаются во время его отпуска в Германии два немца, которые, предъявляя неопровержимые доказательства, заявляют, что работают в западногерманской разведке. Они излагают историю о том, что работающие в Ираке французы продают технологические секреты НАТО, чтобы обеспечить своей стране более крупные коммерческие заказы. Не поможет немец своей стране, докладывая о поведении коллег-французов? Будучи патриотом, тот соглашается и годами работает на Иерусалим. Так происходило не раз.
Такое логично предположить, - продолжал сэр Найджел, - мы изучили личное дело Беренсона от корки до корки. Вербовка "под чужим флагом" может многое объяснить в нем.
Несколько человек согласно кивнули, вспомнив личное дело Беренсона. Сразу после университета он начал работать в Форин-офис. Он хорошо зарекомендовал себя, трижды выезжал за границу, постепенно, хотя и не слишком быстро, продвигался вверх по служебной лестнице.
В середине шестидесятых годов женился на леди Фионе Глен и вскоре получил назначение в ЮАР, куда отправился с женой. Возможно именно там, встретившись с традиционным южноафриканским гостеприимством, он проникся к Африке симпатией и восхищением. В то время у власти в Британии были лейбористы, в Родезии шли волнения. Его открытое восхищение Преторией было воспринято не слишком благожелательно.
Когда в 1969 году он вернулся в Великобританию, до него дошли слухи, что следующее его назначение предстоит в нейтральную страну, например, Боливию. Можно только гадать, но вполне вероятно, что леди Фиона, которая была не против Претории, отказалась покинуть своих любимых лошадей и светских друзей ради трех лет пребывания где-то в Андах. Как бы то ни было Джордж Беренсон попросил перевести его в министерство обороны, что считалось безусловным понижением. Но при богатстве жены ему приходилось с ней считаться. Освободившись от ограничений, диктуемых службой в министерстве иностранных дел, он стал членом нескольких проюжноафриканских обществ дружбы, куда обычно вступают люди, придерживающиеся крайне правых политических взглядов.
По крайней мере сэр Перегрин Джонс знал, что известные и слишком откровенные правые политические убеждения Беренсона не позволили ему, Джонсу, рекомендовать его к представлению на дворянский титул. Кстати, это тоже могло вызвать обиду Беренсона.
Когда час назад члены "Парагона" прочли доклад Престона, некоторые подумали, что за симпатией Беренсона к ЮАР кроется тайная симпатия к СССР. Теперь предположение сэра Найджела Ирвина представило все в ином свете.
- "Под чужим флагом"? - задумчиво проговорил сэр Пэдди Стрикленд. - Ты думаешь, он считал, что передает секреты Южной Африке?
- Меня самого мучает эта загадка, - откликнулся Ирвин, - Если он тайный коммунист или сочувствующий, почему Центр не дал ему советского шефа? Я знаю по крайней мере пятерых человек в их посольстве, которые справились бы с такой задачей.
- Признаться, я в недоумении, - сказал сэр Энтони Пламб. Он поднял глаза и вновь их опустил, поймав взгляд сэра Найджела Ирвина с другого конца стола. Ирвин быстро подмигнул. Сэр Энтони Пламб уставился в личное дело Беренсона, лежавшее перед ним. Хитрюга Найджел, - подумал он, - ты ведь не просто предполагаешь, ты уверен.
Действительно, двумя днями ранее Андреев кое-что рассказал. Немного. Просто передал разговор в буфете советского посольства. Они немного выпили с сотрудником Управления "С" и болтали об общих проблемах. Андреев что-то заметил о пользе вербовки "под чужим флагом", сотрудник Управления "С" усмехнулся, подмигнул и указательным пальцем слегка постучал по носу. Андреев трактовал этот жест как признание того, что в настоящее время в Лондоне идет операция "под чужим флагом" и что его собеседник о ней знает. Когда он рассказал об этом эпизоде сэру Найджелу, тот согласился с такой трактовкой. Еще одна мысль пришла в голову сэру Энтони. Если ты действительно что-то знаешь, Найджел, значит, у тебя есть источник информации в самой резидентуре. Старый лис. Затем возникла другая, уже менее приятная мысль. Почему бы не сказать об этом открыто? Всем сидящим за столом можно доверять, не так ли? Червячок беспокойства зашевелился у него внутри. Он поднял голову.
- Я считаю, что мы должны серьезно подумать над предложением Найджела. В нем есть логика. Что ты думаешь, Найджел?
- Этот человек - предатель, нет никаких сомнений. Если ему предъявить документы, оказавшиеся в наших руках, думаю, он будет потрясен. Если после этого ему дать прочесть доклад Престона и если он действительно был уверен, что работал на Преторию, считаю, что ему не удастся скрыть своего шока. Если же он тайный коммунист, то все знает о Марэ и не удивится. Я думаю, что проницательный человек все поймет по его реакции.
- А если действительно была вербовка "под чужим флагом"? - поинтересовался сэр Перри Джонс.
- Тогда, я полагаю, он окажет всяческое содействие в оценке причиненного ущерба. Более того, думаю, что его удастся уговорить перейти на нашу сторону для организации широкой кампании по дезинформации Москвы. Это позволит нам спасти хоть как-то наше положение в глазах наших союзников.
Сэр Пэдди Стрикленд был побежден этой ремаркой. Все согласились с тактикой сэра Найджела.
- И последнее, кто пойдет к нему? - спросил сэр Энтони.
Сэр Найджел кашлянул.
- Вообще-то это относится к компетенции МИ-5, - сказал он, - но операцией по дезинформации будет заниматься МИ-6. Кроме того, я знаком с этим человеком. Мы учились вместе в школе.
- Боже мой, - воскликнул Пламб, - он же моложе тебя!
- На пять лет. Он когда-то чистил мне ботинки.
- Ну, хорошо. Кто "за"? Есть "против"? Нет. Найджел, он твой. Держи нас в курсе дела.

X X X

24-го числа, во вторник, турист из ЮАР прибыл из Йоханнесбурга в лондонский аэропорт Хитроу, где без проблем прошел все формальности.
Когда он вышел с саквояжем из зоны таможенного контроля, к нему подошел молодой человек и о чем-то спросил. Плотный южноафриканец утвердительно кивнул. Молодой человек взял у него из рук саквояж и повел к ожидавшей машине.
Вместо того чтобы направиться в Лондон, водитель поехал сначала по кольцевой дороге М25, а затем по МЗ в направлении Гэмпшира. Через час они подъехали к симпатичному загородному особняку в окрестностях Бэзингстока. У южноафриканца взяли пальто и проводили в библиотеку. Сидящий у камина англичанин в твидовом пиджаке, примерно таких же лет, что и прибывший, встал, чтобы его приветствовать.
- Генри Пьенаар, как приятно тебя снова видеть. Сколько лет прошло! Добро пожаловать в Англию.
- Найджел, как твои дела?
У руководителей секретных служб двух стран оставался час до обеда, поэтому после кратких приветствий они сразу приступили к обсуждению проблемы, которая привела генерала Пьенаара в этот загородный дом секретной службы для высоких, но неофициальных гостей.
К вечеру сэр Найджел Ирвин получил то, что хотел. Южноафриканец согласился не трогать Марэ, чтобы дать Ирвину возможность развернуть широкую дезинформацию через Джорджа Беренсона, предполагая, что тот примет участие в "игре".
Англичане продолжат слежку за Марэ, чтобы он не сбежал тайком в Москву. Южноафриканцам предстояло оценить причиненный им за сорок лет ущерб.
Затем они решили, что, когда операция по дезинформации завершится, Ирвин сообщит Пьенаару, что Марэ больше не нужен. Его отзовут домой, англичане посадят его в самолет южноафриканской авиакомпании, а люди Пьенаара арестуют его в воздухе, то есть на территории ЮАР.
После ужина сэр Найджел ушел: машина ждала его возле дома. Пьенаар остался еще на один день, он переночевал в особняке, а утром отправился за покупками в лондонский Вест-Энд. Вечером он улетел домой.
- Только не упусти его, - сказал генерал Пьенаар, провожая сэра Найджела до двери, - хочу, чтобы этот негодяй вернулся домой до конца этого года.
- Вернется, - пообещал сэр Найджел, - смотрите, не спугните его.

X X X

Пока генерал Пьенаар бродил по магазинам Бонд-стрит в поисках подарка госпоже Пьенаар, Джон Престон на Чарльз-стрит встретился с Брайаном Харкорт-Смитом. Заместитель генерального директора старался всем своим видом выразить расположение к собеседнику.
- Ну, Джон, считаю своим долгом поздравить тебя. Комитет в восторге от твоей работы в Южной Африке.
- Спасибо, Брайан.
- Теперь всем займется комитет. Не могу точно сказать, что намечается, но Тони Пламб просил передать тебе его личную благодарность. А теперь... - он положил ладони на стол, - насчет будущего.
- Будущего?
- Понимаешь, меня мучает дилемма. Ты трудился восемь недель, то с "топтунами", то на Корк-стрит, в ЮАР... Все это время в С-1 тебя замещал молодой Марч. Замещал достаточно успешно. Теперь я спрашиваю, что мне с ним делать? Думаю, несправедливо возвращать его на вторые роли. Он деятелен, инициативен, внес несколько толковых предложений, ввел ряд новшеств.
"Еще бы, - подумал Престон, - Марч карьерист, протеже Харкорт-Смита".
- Ты, Джон, проработал в С-1 десять недель, но учитывая твой нынешний успех, ты должен двигаться дальше. Я поговорил с отделом кадров и к счастью оказалось, что Крэнли из С-5(С) в конце недели уходит досрочно в отставку. Его жена давно болеет, он хочет увезти ее в озерный край. Я думаю, что тебе подойдет такое место.
Престон задумался.
- С-5 - порты и аэропорты? - спросил он.
Это была координационная работа. Иммиграционные службы, таможня, особый отдел, отдел особо опасных преступлений, отдел по борьбе с наркотиками. С-5 следил за портами и аэропортами, въезжающими в страну подозрительными субъектами, нелегальными грузами. Престон полагал, что С-5(С) работает вполне автономно и самостоятельно, без лишней опеки.
Уговаривая его, Харкорт-Смит поднял палец:
- Это важно, Джон. Надо следить за въездом нелегалов из стран советского блока. Работа конкретная, тебе такое понравится.
"Вдали от начальства, которое вот-вот сцепится в схватке за место генерального", - подумал Престон. Он знал, что он человек Бернарда Хеммингса, понимал, что Харкорт-Смит это знает. Он хотел было протестовать, потребовать встречи с сэром Бернардом, чтобы остаться там, где работал.
- Ты только попробуй, - увещевал Харкорт-Смит, - подразделение находится на Гордон-стрит, тебе никуда не надо переезжать.
Престон понял, что его перехитрили. Харкорт-Смит потратил полжизни, разрабатывая структуру головного офиса. "По крайней мере, - подумал Престон, - можно будет опять заняться конкретным делом, а не полицейской работой".
- Я полагаю, приступишь с понедельника, - сказал Харкорт-Смит на прощание.

X X X

Майор Валерий Петровский прилетел в Лондон в пятницу.
Из Москвы он долетел до Цюриха со шведским паспортом, там он запечатал его в конверт и отправил по адресу, где посылку получит резидент КГБ в этом городе. В почтовом отделении аэропорта он забрал конверт с новыми документами на имя швейцарского инженера. Из Цюриха он вылетел в Дублин.
Сопровождающий его человек не знал по какому заданию летит Петровский. Он просто выполнял приказ. Двое мужчин вместе вошли в номер гостиницы международного аэропорта в Дублине. Петровский снял с себя всю одежду европейского стиля, производства и облачился с ног до головы в английскую одежду, принесенную сопровождающим в сумке. Тот ему передал также небольшую сумку с пижамой, сменой одежды, банными принадлежностями и книжкой для чтения.
Сопровождающий снял с доски объявлений аэропорта конверт, пришпиленный туда четырьмя часами ранее сотрудником Управления "С" из посольства в Дублине. В нем был билет на спектакль предыдущего дня в театре Эблана, чек, выписанный за пребывание прошлой ночью в отеле "Нью-Джури", а также обратный билет на рейс Дублин-Лондон авиакомпании "Эйр Лингус".
Наконец-то Петровскому вручили его новый паспорт. Когда он вернулся обратно в аэропорт и пошел регистрироваться на посадку, никто не обратил на него ни малейшего внимания. Он выглядел, как англичанин, возвращающийся после деловой поездки в Дублин. Между Дублином и Лондоном нет паспортного контроля, в Лондоне прибывающие пассажиры должны предъявить посадочный талон или билет. Они минуют двух работников специального отдела, делающих вид, что им все безразлично, но на самом деле ничего не упускающих из виду. Никто из них не знал Петровского в лицо, так как тот никогда раньше не прибывал в Великобританию через аэропорт Хитроу. Если бы они решили его проверить, то он бы предъявил британский паспорт на имя Джеймса Дункана Росса. К паспорту не придрался бы даже Паспортный офис по той простой причине, что он сам его выдал.
Пройдя через таможню, русский взял такси до вокзала Кинге Кросс. Там он отправился к камере хранения. У него был ключ от одной из ячеек, которыми пользовались сотрудники Управления "С" в посольстве, которые и сделали дубликат ключа. Из нее он вынул заклеенный пакет, прибывший в посольство с диппочтой два дня назад. Никто его в посольстве не вскрывал и не интересовался его содержимым. Никто не интересовался, почему пакет надо положить в камеру хранения вокзала. Это никого не касалось.
Не распечатывая, Петровский положил его в сумку. Позже, на досуге он познакомится с его содержимым, хотя он уже знал, что в нем находится. От Кинге Кросс он поехал на такси к Ливерпульскому вокзалу и сел на поезд до Ипсвича графство Саффолк. Вечером к ужину он зарегистрировался в гостинице "Грейт Уайт Хоре".
Если бы какой-нибудь любопытный полицейский заглянул в пакет, засунутый в сумку молодого англичанина, следующего ипсвичским поездом, он был бы поражен. Там находился финский автоматический пистолет Сако с полным магазином. Каждая пуля была надрезана крест-накрест, а надрезы заполнены смесью желатина и концентрата цианистого калия. Она разрывалась, попав в тело, а яд убивал немедленно.
В остальном содержимое пакета отражало "легенду" Джеймса Дункана Росса.
"Легендой" называют придуманную историю жизни несуществующего человека, подтверждаемую рядом достоверных документов всевозможных видов. Обычно человек, о котором создана "легенда", когда-то действительно жил, но умер при невыясненных обстоятельствах, не привлекших ничьего внимания. Личность человека берут за основу и как плотью скелет облепляют ее подтверждающими деталями и документами.
Настоящий Джеймс Дункан Росс, а точнее то, что от него осталось, уже много лет лежал в густых кустах реки Замбези. Он родился в 1950 году от Ангуса и Кристи Росс из Килбрайда, Шотландия. В 1951 году измученный скудными пайками, выдаваемыми в послевоенной Великобритании, Ангус Росс иммигрировал с женой и крошкой-сыном в Южную Родезию, как она тогда называлась. Будучи инженером, он устроился на производство по выпуску сельскохозяйственных машин и орудий, к 1960 году ему удалось открыть свое дело.
Дела шли хорошо, маленького Джеймса удалось отдать в хорошую подготовительную школу, а потом в Майкл-хаус. В 1971 году сын начал работать в отцовской компании. К власти в Родезии пришел Ян Смит, разгоралась война против партизан Джошуа Нкомы и Роберта Мугабе.
Все мужчины призывного возраста были зачислены в резерв, все больше и больше времени они проводили в армии. В 1976 году Джеймс Росс попал в партизанскую засаду в густых зарослях на южном берегу Замбези и был убит. Партизаны сняли с него всю одежду и вернулись в свои лагеря в Замбию.
Он не должен был иметь при себе ничего, что могло бы идентифицировать его личность, но перед самым заступлением на дежурство он получил письмо от своей девушки и сунул его в карман кителя. Письмо попало в Замбию, а оттуда - в руки КГБ.
Офицер КГБ Василий Солодовников был тогда послом в Лусаке, у него была своя агентурная сеть по всему югу Африки. Через нее и попало к нему письмо, адресованное Джеймсу Дункану Россу. Первые проверки истории жизни молодого офицера позволили выяснить одну полезную деталь: уроженец Великобритании Ангус Росс и его сын Джеймс остались британскими подданными. Именно тогда КГБ решил "воскресить" Джеймса Дункана Росса.
Когда Родезия получила независимость и стала называться Зимбабве, Ангус и Кристи Росс переехали в ЮАР, а Джеймс якобы решил вернуться в Великобританию. Невидимые руки изъяли копию свидетельства о его рождении из Сомерсет-хаус в Лондоне, другие руки заполнили и переслали просьбу о выдаче нового паспорта. Были сделаны необходимые проверки, паспорт был выдан.
Для создания надежной "легенды" требуются тысячи часов, в этом участвуют многие люди. КГБ никогда не испытывал недостатка в людях и терпении. Закрываются и открываются банковские счета, обновляются водительские права, покупаются и продаются машины - легендарное имя попадает в компьютер Центра регистрации автомобилей. Фиктивные люди получают работу, продвигаются по службе, выходят на пенсию. Одна из функций низших чинов разведки - ведение такой документации.
Другие группы занимаются прошлым. Каким было прозвище в детстве? В какой школе учился? Как дразнили учителя ботаники? Как звали семейного пса и т. д. Когда "легенда" готова - а на это могут уйти годы - и ее новый носитель выучит ее наизусть, не одна неделя понадобится, чтобы найти в ней изъян и разоблачить человека, и то это не всегда удается. Именно такой набор был у Петровского в голове и сумке. Он был - и мог это доказать - Джеймсом Россом, переезжающим с запада на восток Великобритании, чтобы возглавить там представительство швейцарской корпорации по торговле компьютерными программами. На его банковском счете в "Барклайзбанк" в Дорчестере (графство Дорсет) лежала круглая сумма, которую он собирался перевести в Колчестер. Каракули подписи Росса он научился воспроизводить в точности.
Права человека в Британии святы. Британия - чуть ли не единственная в мире страна, где людям не приходится носить документов, удостоверяющих их личность. Достаточно предъявить письмо на собственное имя. Водительские права, хотя на них нет фотографии, являются уже бесспорным подтверждением личности человека. Принято считать, что человек - тот, за кого он себя выдает.
Ужиная вечером в Ипсвиче, Валерий Алексеевич Петровский был совершенно уверен, что никому не придет в голову усомниться в том, что он не Джеймс Дункан Росс. После ужина он попросил у портье телефонный справочник и открыл раздел с перечнем агентств по продаже недвижимости.

Глава 12

Когда майор Петровский ужинал в "Грейт Уайт Хоре" в Ипсвиче, в квартире на восьмом этаже Фонтеной-хаус в Белгравии прозвенел звонок, дверь открыл сам владелец, Джордж Беренсон. Какое-то мгновение он с удивлением вглядывался в лицо гостя.
- Боже мой, сэр Найджел...
Они были немного знакомы - не столько по общему школьному детству, сколько по встречам на избитых служебных тропах Уайтхолла.
Шеф секретной службы вежливо, но сдержанно кивнул.
- Добрый вечер, Беренсон, не возражаете, если я войду?
- Конечно, конечно, разумеется входите...
Джордж Беренсон разволновался, хотя не имел ни малейшего представления о цели визита. Судя по тому, что сэр Найджел обратился просто по фамилии, визит предстоял дружеский, но без пустословия. Фамильярностей типа "Джордж и Найджел" ждать не приходилось.
- Леди Фиона дома?
- Нет, она уехала на какое-то заседание своего комитета. Мы одни.
Сэру Найджелу это и без того уже было известно. Прежде чем зайти в дом он видел из окна своей машины, как ушла жена Беренсона.
Сняв пальто и прихватив портфель с бумагами, сэр Найджел вошел в гостиную и уселся в предложенное ему кресло. От этого места было совсем близко до уже отремонтированного стенного сейфа за зеркалом. Беренсон расположился напротив.
- Чем могу служить?
Сэр Найджел открыл портфель и аккуратно разложил на стеклянной поверхности кофейного столика десять копий.
- Думаю, вам не помешает на это взглянуть. Беренсон молча изучил верхний лист, поднял его, чтобы взглянуть на следующий. Дойдя до третьего листа, он остановился и отложил всю стопку. Он побледнел, но держал себя в руках, не отрывая глаз от бумаги.
- Вряд ли я могу что-нибудь сказать.
- Да, немного, - спокойно сказал сэр Найджел. - Их нам вернули некоторое время назад. Мы знаем, что их потеряли вы. Вам сильно не повезло. Мы несколько недель следили за вами и знаем, как "уплыла" бумага по острову Вознесения, как она попала к Беннотти, а затем к Марэ. Все, знаете ли, прекрасно увязывается.
Малую толику из того, что он говорил, можно было доказать, но в основном это был чистейшей воды блеф, но Найджел не собирался сообщать Беренсону о том, насколько слабы были улики против него. Заместитель начальника управления по оборонному обеспечению расправил плечи и поднял глаза. "Ну вот, теперь наступает очередь демонстрации непреклонности, попытки самооправдания, - подумал Ирвин. - Забавно, насколько все они ведут себя одинаково". Беренсон встретил его взгляд.
- Ну и что, раз уж вы все знаете, что вы собираетесь делать?
- Задать несколько вопросов, - сказал сэр Найджел. - К примеру, сколько это длилось и почему вы за это взялись.
Хоть он и старался держать себя в руках, ему это плохо удавалось. Беренсон даже не обратил внимания на одну деталь: такого рода беседы не входят в компетенцию начальника секретной службы. Шпионов ловит контрразведка. Жажда оправдаться пересилила в нем способность к анализу.
- Что касается первого вопроса - чуть больше двух лет.
"Могло быть хуже", - подумал сэр Найджел. Он знал, что Марэ провел в Британии почти три года, но ведь и до этого Беренсона мог контролировать какой-нибудь другой юаровский агент Советов. Судя по всему, он не врет,
- Что касается второго вопроса, на мой взгляд, все очевидно.
- Допустим, что я туго соображаю, - подсказал сэр Бернард. - Просветите меня. Так почему же?
Беренсон глубоко вздохнул. Возможно, как многие до него, он часто прокручивал у себя в голове свою защитную речь, пытаясь спастись от суда своей собственной совести или того, что ему ее заменяло.
- Я считаю - и уже многие годы, - что на нашей планете есть только одна борьба, в которой стоит участвовать, - это борьба против коммунизма и советского империализма, - начал он. - Один из бастионов в этой борьбе образует ЮАР. К югу от Сахары это, наверное, самый главный бастион, если вообще не единственный. Я давно считаю, что для западных держав относиться к ЮАР, как к прокаженному, лишать ее участия в нашем совместном противостоянии советской угрозе - значит действовать себе во вред.
Я считаю, что западные державы незаслуженно третируют ЮАР, ошибочно и глупо лишать ее доступа к планам НАТО.
Сэр Найджел кивнул, будто эта мысль никогда прежде не приходила ему в голову.
- Вы решили, что восстановить равновесие будет правильно и справедливо?
- Да, я так думал и до сих пор придерживаюсь этого мнения, чтобы там ни говорилось в законе о государственной тайне.
"Тщеславие, - подумал сэр Найджел, - только тщеславие и колоссальное самомнение заставляют людей браться за дело не по уму и не по силам. Нан Мей, Понтекорво, Фукс, Прайм все они самозванно присвоили себе право быть Господом Богом, судить коллег за глупость и оправдывать свое предательство. К этому присовокупляется еще и дурманящая жажда власти, ради которой они идут на любое предательство, торговлю секретами, ниспровержение соперников, обошедших их на пути к почестям, власти и славе".
- Хм, скажите мне, вы сами решили этим заняться или Марэ предложил?
Беренсон задумался.
- Ян Марэ - дипломат, вам до него не добраться, - сказал он. - Так что я не причиню ему вреда, если признаюсь. Это он предложил. Когда я был в Претории, мы не были знакомы. Мы встретились здесь, вскоре после его приезда. Мы обнаружили в наших взглядах много общего. Он убедил меня, что в случае конфликта с СССР, ЮАР останется в одиночестве в Южном полушарии на главных путях от Индийского к Атлантическому океану притом, что по остальной Африке будут раскиданы советские базы. Мы оба сочли, что, не зная о планах НАТО в этих двух регионах, ЮАР - наш самый верный союзник в этой части земного шара - окажется бессильной.
- Убедительный аргумент, - с сожалением заметил сэр Найджел. - Вы знаете, мы, естественно, следили за Марэ как за вашим шефом и проверили его. Я рискнул и прямо спросил о нем у генерала Пьенаара. Он сказал, что Марэ работает не на него.
- Естественно.
- Естественно? Но мы послали в ЮАР человека, чтобы он все проверил на месте. Я думаю, вам стоит ознакомиться с его донесением.
Найджел достал из кейса доклад Престона по результатам поездки в Преторию, сверху к нему была прикреплена фотография Марэ в детстве. Пожав плечами, Беренсон принялся за чтение. В какой-то момент он порывисто вздохнул, зажал рот рукой и впился зубами в пальцы. Дочитав последнюю страницу, он закрыл лицо руками и стал раскачиваться взад-вперед.
- О, боже мой, - стонал он, - что я наделал.
- Вы причинили вред отечеству, - сказал сэр Найджел. Он позволил Беренсону в полной мере почувствовать себя несчастным, без сожаления глядя на его самоуничижение. Для сэра Найджела он был всего-навсего жалким предателем короны и страны из-за своих мелких интересов.
Беренсон был уже не бледным, а пепельно-серым. Когда он опустил руки, он, казалось, постарел на много лет.
- Я могу что-нибудь, хоть что-нибудь, сделать, чтобы смыть позор?
Сэр Найджел пожал плечами, показывая, что надеяться не на что. Вонзив нож, он не мог отказаться от удовольствия повернуть его в ране.
- Очень влиятельные люди требуют вашего ареста, вашего и Марэ. Претория согласна лишить его дипломатического иммунитета. У вас будет адвокат. Об этом позаботится Совет суда. Честные люди. Жизнь, очевидно, вам сохранят, но проведете вы ее в Паркхурсте или Дартмуре.
Он сделал паузу, чтобы дать возможность Беренсону все осознать до конца.
- Мне временно удалось сдержать натиск ваших недоброжелателей.
- Сэр Найджел, я сделаю все, что надо. Я говорю серьезно. Все, что угодно...
"Как убедительно, - подумал шеф, - очень убедительно. Если бы ты только знал".
- Вы должны сделать три вещи, - сказал он вслух, Во-первых, продолжать ходить в министерство, будто ничего не произошло, делать все как обычно, держаться тише воды, ниже травы.
Во-вторых, после работы, здесь, в этой квартире, если потребуется даже ночью, вы поможете нам оценить причиненный ущерб. Единственное, что смягчит вашу вину, - точный перечень всех документов, которые попали в Москву. Пропустите хоть одну точку или запятую, будете есть овсяную кашу до конца своих дней.
- Да, да, конечно. Я сделаю все. Я помню каждый документ, который передал. Все... э... вы сказали, три вещи.
- Да, - продолжал сэр Найджел, изучая свои ногти, - третье - сложнее. Вы должны сохранить свои отношения с Марэ.
- Я... что?
- Вам нет необходимости с ним встречаться. Я предпочту, если будет так. Не думаю, что вы настолько хороший актер, чтобы не выдать себя. Я имею в виду способ связи через телефон, когда вы захотите что-то передать ему.
Беренсон искренне удивился.
- А что я должен передавать?
- Материал, который подготовят мои люди. Дезинформацию, если вы хотите. Кроме сотрудничества в оценке ущерба, я хочу, чтобы вы сотрудничали со мной. Нанесите Советам настоящий ущерб.
Беренсон ухватился за идею, как утопающий за соломинку.
Через пять минут сэр Найджел поднялся. Специалисты по оценке ущерба приступят к работе после выходных. Он вышел и, направляясь по коридору к лифту, чувствовал, что доволен собой. Он думал о сломленном человеке, которого только что покинул. Теперь, ублюдок, ты будешь работать на меня.

X X X

Молодая девушка в приемной "Оксборроу" подняла глаза на вошедшего незнакомца и с одобрением его оглядела: средний рост, стройный, приятная улыбка, шатен, карие глаза. Ей нравились карие глаза.
- Чем могу вам помочь?
- Я только что прибыл сюда, мне сказали, что у вас можно снять дом с обстановкой.
- Да. Вам надо поговорить с господином Найтсом. Он сдает дома в аренду. Как вас представить? Он улыбнулся.
- Росс, - сказал он, - Джеймс Росс.
Она нажала кнопку и произнесла в микрофон:
- Господин Найтс, вас желает видеть господин Росс. Он пришел по поводу меблированного дома. Вы можете его принять?
Через две минуты Джеймс Росс уже сидел в кабинете г-на Найтса.
- Я приехал из Дорсета, чтобы заняться делами фирмы в Восточной Англии, - непринужденно рассказывал он, - Я бы хотел, чтобы жена и детишки приехали ко мне как можно скорее.
- Может быть, вы хотите купить дом?
- Пока нет. Во-первых, я хочу подыскать дом, который мне понравится. А во-вторых, возможно, я здесь проживу лишь непродолжительное время. Это зависит от нашего руководства. Понимаете?
- Конечно, конечно, - господин Найтс все прекрасно понимал, - вы еще точно не знаете надолго ли к нам.
- Совершенно верно, - сказал Росс.
- Вам нужен дом с обстановкой или без?
- Если можно, с обстановкой.
- Правильно, - сказал Найтс, протягивая руку за папками, - трудно найти немеблированные дома. Ну что же, сейчас у нас есть четыре дома.
Он протянул г-ну Россу проспекты. Два дома оказались слишком велики для коммерческого представителя, другие два были более приемлемыми.
У г-на Найтса был час свободного времени, и они сразу же поехали смотреть дома. Один из них идеально подошел. Это был маленький аккуратный кирпичный домик на тихой улочке недалеко от Белстед-роуд.
- Он принадлежит господину Джонсону, - сказал господин Найтс, когда они подошли ближе, - Он инженер, уехал на год в Саудовскую Аравию, поэтому дом сдается только на шесть месяцев.
- Это мне подойдет, - согласился Росс.
Это был дом номер 12 по Черрихейз Клоуз. Все близлежащие улицы имели названия, заканчивающиеся на "хейз", поэтому весь жилой комплекс назывался просто "Хейз". Здесь были Брекенхейз, Горсхейз, Алмондхейз, Хиверхейз.
Перед домом 12 на Черрихейз был небольшой газончик, ограды не было. С одной стороны находился гараж. Петровский знал, что ему потребуется гараж. Задний дворик был небольшой, отгорожен забором, в него можно было выйти, через дверь крошечной кухни. На первом этаже была узкая прихожая. Дальше шла лестница на второй этаж. Под лестницей помещался шкафчик для хозяйственных принадлежностей.
Прихожая вела в гостиную. Проход между лестницей и дверью в гостиную вел на кухню. Наверху располагались две спальни и совмещенный санузел. В целом дом был ничем не примечателен, вокруг стояли такие же кирпичные "коробки", в которых жили преимущественно молодые семьи, в которых глава семьи работал в коммерции или промышленности, а жена занималась домом и одним или двумя малышами. Это было место, которое мог выбрать мужчина, ожидающий приезда жены и детей из Дорсета в конце учебного года, не привлекая к себе особого внимания.
- Я решил снять этот дом, - сказал он.
- Тогда вернемся в офис и уточним некоторые детали... - ответил г-н Найтс.
Так как дом был меблированный, деталей оказалось немного. Необходимо было подписать документ, подтверждающий факт аренды, внести залог и плату за месяц вперед. Г-н Росс предъявил рекомендации от своих работодателей из Женевы и попросил г-на Найтса позвонить в банк в Дорчестер в понедельник утром, чтобы получить деньги по чеку, который он выписал. Г-н Найтс заверил, что к утру понедельника он завершит все проверки с чеком и рекомендациями. Росс улыбнулся. Все будет в порядке, он был в этом уверен.

X X X

В то субботнее утро Алан Фокс по просьбе своего друга сэра Найджела Ирвина тоже был в своем офисе. Сэр Найджел Ирвин позвонил, попросив о встрече, немедля направился в американское посольство. Вскоре после десяти часов рыцаря английской короны провели по парадной лестнице американского посольства.
Алан Фокс возглавлял резидентуру ЦРУ и знал Найджела Ирвина уже двадцать лет.
- Боюсь, что мы столкнулись с небольшой проблемой, - начал сэр Найджел Ирвин, сев на стул. - Один из наших служащих в министерстве обороны снес нам, как оказалось, тухлое яйцо.
- О нет, Найджел, только не еще одна утечка, - забеспокоился Фокс.
Извиняющимся тоном Ирвин сказал:
- Боюсь, что так оно и есть. Нечто похожее на ваше дело Харпера.
Алан Фокс поморщился. Удар достиг цели. В 1983 году американцы понесли огромные потери. Обнаружилось, что работающий в Силикон-вэлли инженер продал полякам (а значит, и русским) большую часть секретной информации об американских ракетных установках "Минитмен".
Дело Харпера и предшествовавшее ему дело Бойса некоторым образом сравняло счет между англичанами и американцами.
Англичанам долгое время приходилось терпеть едкие замечания американцев по поводу Филби, Бургесса и Маклина, не говоря уж о Блейке, Вассале, Бланте и Прайме, даже после стольких лет это оставалось позорным пятном английских спецслужб. Поэтому британцы чуть ли не воспряли духом, когда один за другим разразились скандалы с Бойсом и Харпером. По крайней мере и у других тоже, оказывается, есть предатели!
- Ух, - сказал Фокс. - Что всегда мне нравилось в тебе, Найджел, так это то, что ты не можешь спокойно смотреть на пояс без того, чтобы не ударить ниже его.
Фокс славился в Лондоне своим острым языком. Он отличился довольно давно, когда на собрании Объединенного разведывательного комитета сэр Энтони Пламб пожаловался на неуклюжесть аббревиатуры комитета - ОРК. Значит, он - председатель ОРКа, а сокращенно его должность звучит как ПОРКа.
- А как насчет, - растягивая слова, поинтересовался Фокс со своего конца стола, - Директора Единой Разведывательной Межвемодственной Организации?
Сэр Энтони предпочел не именоваться ДЕРМО Уайтхолла и поэтому снял вопрос с обсуждения.
- О'кей, насколько плохи дела? - спросил Фокс.
- Не так плохо, как могло бы быть, - ответил сэр Найджел и рассказал Фоксу. все от начала до конца. Американец с интересом придвинулся:
- Вы хотите сказать, его в самом деле удалось уговорить? Он будет передавать только то, что ему скажут?
- Либо это, либо до конца жизни тюремная похлебка. Он постоянно будет под наблюдением. Разумеется, у него может быть какой-то условный предупредительный знак для Марэ в телефонном разговоре, но я не думаю, что он им воспользуется. Он в самом деле крайне правый, его действительно завербовали "под чужим флагом".
Фокс задумался.
- Как вы считаете, Найджел, высоко ли оценивает Центр этого Беренсона?
- Оценкой ущерба мы займемся с понедельника, - сказал Ирвин. - Но я думаю, что за его высокое положение в министерстве Москва должна его ценить очень высоко. Не исключено, что его курирует сам шеф КГБ.
- А не могли бы мы всучить им по этому же каналу кое-что из нашей собственной дезы? - спросил Фокс. Он уже прикидывал, что именно Лэнгли с радостью переправил бы в Москву.
- Мне бы не хотелось перегружать канал, - сказал Найджел. - Необходимо, чтобы и ритм передач, и их тематика сохранялись. Впрочем, в этом случае мы могли бы с вами поделиться.
- От меня вы хотите, чтобы я убедил своих людей не слишком нажимать на Лондон?
Сэр Найджел пожал плечами.
- Что есть, то есть. Можно потешить самолюбие, подняв вокруг всего этого жуткий шум. Но ведь он же ничего не даст. Мне бы хотелось восполнить ущерб и отплатить врагу той же монетой.
- О'кей, Найджел, по рукам, я скажу нашим, чтобы не совались. Оценку вы нам пришлите немедля, как только она будет готова. Хорошо? А мы сделаем пару "заготовок" о наших атомных подлодках в Атлантике и в Индийском океане. Я буду держать тебя в курсе.

X X X

В понедельник утром Петровский взял напрокат через одну из Коулчестерских фирм небольшой скромный автомобиль. Он объяснил, что сам он из Дорчестера, но ищет дом в Эссексе и Саффолке. Его собственная машина осталась у жены в Дорсете, он не хочет покупать новую на такое короткое время. Его водительские права были в полном порядке, в них стоял адрес в Дорчестере. Арендный договор включал и страховку. Он выбрал долгосрочную аренду на три месяца с поэтапной оплатой.
За первую неделю он заплатил наличными, а в счет оплаты следующего месяца оставил чек. Теперь ему предстояло заняться более сложной проблемой, требующей услуг страхового агента. Он нашел агента в том же самом городе и изложил ему свои обстоятельства.
Он несколько лет проработал за рубежом, до этого всегда водил служебную автомашину. Поэтому в Британии у него не было постоянной страховой компании. Теперь он решил вернуться домой и начать собственное дело. Для этого ему нужен транспорт, что в свою очередь требует наличие страховки. Нельзя ли помочь ему?
- С удовольствием, - согласился агент.
Он убедился, что у нового клиента чистые права, есть международные водительские права, а также солидная внешность и банковский счет, переведенный утром из Дорчестера в Колчестер.
О каком транспорте идет речь? О мотоцикле. Замечательно, мотоцикл удобнее при уличных пробках. Конечно, когда владелец - подросток, страховать мотоцикл трудно. Но для зрелого солидного мужчины - нет проблем. Правда, с полной страховкой могут быть небольшие трудности... Ах, клиент согласен на страхование ответственности перед третьими лицами? А какой у него адрес? В настоящий момент он как раз ищет себе дом. Понятно. А остановился он, значит, в "Грей Уайт Хорс" в Ипсвиче? Приемлемо. В таком случае, если г-н Росс сообщит ему после покупки номер своего мотоцикла и будет держать в курсе поисков жилья, то он, вне всякого сомнения, сможет устроить для него такую страховку за день-другой.
На арендованной машине Петровский вернулся в Ипсвич. День выдался хлопотливый, но он был уверен, что не вызвал никаких подозрений и не оставил следов, по которым его можно было бы отыскать. В фирме по прокату автомашин и в гостинице сохранился несуществующий адрес в Дорчестере. Агентству по недвижимости "Оксбор-роуз" сообщено название гостиницы; кроме того, в "Оксборроуз" знают о доме 12 по Черрихейз. В "Барк-лайзбанке" в Колчестере также записано, что он, "подыскивая дом, живет в отеле".
Номер в отеле он сохранит за собой до тех пор, пока не получит страховку, а затем съедет. Возможность того, что перечисленные стороны когда-либо смогут связаться друг с другом, чрезвычайно мала. Если не считать "Оксборроуз", след обрывается в гостинице или несуществующем доме в Дорчестере. Пока поступают платежи за дом и машину, а в распоряжении страхового агента остается чек, покрывающий годовую плату за страховку мотоцикла, никто из них о нем и не вспомнит. В коулчестерском отделении Барклайзбанка оставлено распоряжение осуществлять платежи ежеквартально. Впрочем, в июне его и след простынет.
Он вернулся в агентство по недвижимости, чтобы подписать арендный договор и завершить все остальные формальности.

X X X

Вечером в понедельник сотрудники группы оценки ущерба прибыли в апартаменты Джорджа Беренсона в Белгравии, чтобы приступить к работе.
Это были эксперты из МИ-5 и аналитики из министерства обороны. Прежде всего необходимо было идентифицировать все до единого документы, переданные Москве. При себе они имели копии регистрационных журналов с записями о выдаче и возвращении документов на тот случай, если Беренсона подведет память.
После них другие аналитики на основе перечня "уплывших" документов попытаются оценить реальные потери, внесут предложения о том, какие необходимо изменить и отменить планы, от каких тактических и стратегических диспозиций отказаться, а что можно оставить без изменений.
Группа работала всю ночь. Беренсон старался ей помочь изо всех сил. Что они думали о нем в глубине души, в отчет группы не вошло, поскольку могло быть изложено только в непечатных выражениях.
Другая группа, работавшая в недрах министерства, принялась готовить партию секретных документов, которые Беренсону предстояло передать Яну Марэ и тем, кто его курировал в Первом Главном управлении в Ясенево.

X X X

В среду Джон Престон перебрался в свой новый кабинет начальника С-5(С), прихватив и личный архив. К счастью, он перемещался всего на один этаж вверх - на четвертый этаж здания "Гордон". Сев за стол, он взглянул на календарь: первое апреля - День дураков.
"Очень кстати", - подумал он с горечью.
Единственным лучом света для него был предстоящий через неделю приезд сына Томми на пасхальные каникулы. Они будут вместе целую неделю, пока Джулия со своим дружком не вернется с лыжного курорта в Верббе.
Его маленькая квартирка в Кенсингтоне будет звенеть от голоса двенадцатилетнего мальчишки, с энтузиазмом рассказывающего об успехах в регби, о шутках над учителем французского, о необходимости дополнительных запасов джема и пирожных, которые нелегально съедались, когда в спальне гасили свет. При мысли о такой перспективе Престон улыбнулся и про себя решил взять отгулы как минимум на четыре дня. Он уже наметил несколько неплохих вылазок за город, уверенный, что Томми их одобрит. Его мечты прервал заместитель Джефф Брайт.
Престон знал, что его должность досталась бы Брайту, не будь тот слишком молод. Это был еще один из любимчиков Харкорт-Смита, льстившего его самолюбию тем, что изредка приглашал Брайта уединенно посидеть за стаканчиком, а заодно и узнать обо всем, что происходит в С-5. Если генеральным директором станет Харкорт-Смит, Брайт далеко пойдет.
- Джон, познакомьтесь со списком портов и аэропортов, которые числятся за нами, - предложил Брайт.
Престон взглянул на пачку принесенных бумаг.
Неужели и в самом деле Британия связана с внешним миром столькими аэропортами? Перечень морских портов, принимающих иностранные торговые суда, занимал много страниц. Он вздохнул и принялся читать.

X X X

Следующим утром Петровский нашел то, что искал. Делая всевозможные покупки в разных городках Саффолка и Эссекса, он добрался до Стоумаркета. Облюбованный им мотоцикл БМВ К-100 был не нов, но в превосходном состоянии. Эта мощная машина сошла с конвейера три года назад и успела с тех пор пробежать всего 22 тысячи миль. В том же магазине нашлась и необходимая экипировка - черные кожаные брюки, куртка, перчатки, высокие сапоги на молнии и шлем с затемненным стеклом. Он купил себе весь комплект.
Внеся двадцатипроцентный залог, он обеспечил себе права на мотоцикл, оставив его в магазине. Он попросил над задним колесом установить металлическую корзину, а в ней - запирающийся прочный пластмассовый ящик. Ему пообещали через два дня выполнить заказ.
Из телефонной будки он позвонил в Колчестер страховому агенту и продиктовал ему регистрационный номер БМВ. Тот заверил, что завтра подготовит ему временное страховое свидетельство сроком на месяц. Он пообещал выслать бумаги на адрес гостиницы в Ипсвиче.
Из Стоумаркета Петровский выехал на север в Тетфорд, что у самой границы графства Норфолк. Ничего особенного в Тетфорде его не интересовало, он просто лежал на нужном направлении. Сразу после обеда Петровский нашел то, что искал. На улице Магдалины между домом 13А и зданием, принадлежащим Армии спасения, есть прямоугольный дворик с гаражами. На двери одного из гаражей висело объявление: "Сдается внаем".
Он отыскал владельца, жившего неподалеку, снял гараж на три месяца, заплатив наличными, и получил ключ. Гараж был маленький и убогий, но для его замысла вполне подходил. Владелец с радостью принял наличные, что освобождало его от необходимости платить налог, и не спросил никаких документов. Петровский назвал ему вымышленные фамилию и адрес.
Он оставил в гараже свою экипировку, а в оставшуюся часть дня успел приобрести в двух разных магазинах две пластмассовые канистры по десять галлонов, наполнить их бензином на двух разных заправках и отвезти их в гараж, владельцем которого теперь был. На закате он вернулся в Ипсвич, предупредив дежурного администратора гостиницы, что утром съедет.

X X X

Престон сходил с ума от скуки. Он проработал на новом месте два дня, с утра до вечера только и делая, что изучая архивные документы.
За обедом в столовой он серьезно задумался о досрочной отставке. Но его смущали два обстоятельства. Во-первых, человеку за сорок нелегко найти хорошее место, особенно если учесть, что его весьма своеобразный опыт, который он успел приобрести, едва ли будет представлять непреодолимый интерес для крупных корпораций.
Во-вторых, его смущали отношения с сэром Бернардом Хеммингсом. Он хоть и прослужил с ним всего шесть лет, но старик всегда хорошо к нему относился. Престону нравился сэр Бернард, и он знал, что на недомогающего генерального директора уже точат ножи.
Последнее слово в выборе главы МИ-5 или шефа МИ-6 в Британии принадлежит так называемому комитету советников. При выборе главы МИ-5 решающее слово в комитете принадлежит заместителю министра внутренних дел (оно курирует МИ-5), а также заместителю министра обороны, секретарю кабинета министров и председателю Объединенного комитета по разведке.
Эти люди рекомендуют кандидата министру обороны и премьер-министру. Лишь в исключительно редких случаях те отклоняют рекомендации комитета советников.
Выбирая кандидата, советники проводят предварительную собственную проверку. Тихие доверительные беседы в клубах ведутся за обедом, в барах - за выпивкой, шепотом - за чашечкой кофе. Для консультаций привлекается шеф Секретной службы, но, поскольку в данном случае сэр Найджел Ирвин сам выходит в отставку, лишь исключительно веские причины могли бы заставить его подать голос против кандидата на пост главы разведывательной службы. Ведь все равно ему самому не придется работать с этим человеком.
Среди наиболее влиятельных фигур, к которым обращаются советники, числится и уходящий со своего поста генеральный директор МИ-5. Престон знал, что сэр Бернард Хеммингс, будучи человеком чести, обязательно опросит своих собственных подчиненных - начальников всех шести подразделений. Итоги этого опроса будут иметь для него большое значение, каким бы ни было его собственное мнение о своем преемнике. Так что не зря Брайан Харкорт-Смит воспользовался своим влиянием на повседневную работу службы и одного за другим протащил своих людей в руководство подразделениями МИ-5.
Престон не сомневался, что Харкорт-Смит хотел бы избавиться от него еще до осени, как сделал это с другими неугодными, отправив их на гражданскую службу в течение последнего года.
- А пошел он... - произнес Престон, не обращаясь ни к кому конкретно в столовой, где было почти пусто. - Я останусь.

X X X

Пока Престон обедал, Петровский покинул гостиницу. К этому моменту его багаж увеличился на один большой чемодан, набитый приобретенной одеждой. Он сказал дежурному администратору, что переезжает в Норфолк, и попросил хранить всю почту на его имя, пока он ее не заберет.
Он позвонил в Колчестер и узнал, что временная страховка уже готова. Русский попросил агента не отправлять ее по почте, сказав, что сам ее заберет. Это он сделал немедленно.
В тот же день он переехал в дом 12 по Черрихейз. Часть ночи он посвятил кропотливой работе с шифровальным блокнотом, готовя закодированное послание, недоступное ни одному компьютеру. Дешифровка строилась на сопоставлении повторов, способных вывести из строя самый изощренный компьютер. Обычные разовые коды для каждого слова никаких повторов не имеют.
В субботу утром он приехал в Тетфорд, поставил машину в гараж и на такси отправился в Стоумаркет. Там он заплатил остаток суммы, оделся в кожу и шлем, принесенные в холщовой сумке, сунул сумку, брюки и ботинки в пластмассовый ящик и уехал.
Дорога заняла довольно много времени. Лишь поздно вечером он вернулся в Тетфорд, переоделся и, сменив мотоцикл на автомобиль, медленно поехал обратно на Черрихейз в Ипсвич. К полуночи он добрался до места. Его никто не видел, но, даже если бы он кому-нибудь попался на глаза, решили бы, что это "тот приятный молодой человек, господин Росс, который поселился в доме 12".

X X X

Субботний вечер старший сержант армии США Аверелл Кук предпочел бы провести со своей девушкой в Бедфорде или за игрой в биллиард с приятелями. Вместо этого он заступил на дежурство на совместной англо-американской радиолокационной станции в Чиксенде. Британский комплекс электронного радиоперехвата и дешифровки радиосигналов размещается в Центре правительственной связи в городе Челтенхеме, графство Глочестершир, на юге Англии. У центра есть станции по всей стране. Одна из них, Чиксенд, в Бедфордшире используется совместно британской Штаб-квартирой правительственной связи и американским Агентством национальной безопасности.
Давно прошли те времена, когда у пультов сидели люди в наушниках и прислушивались к звукам в эфире: не передает ли какой-нибудь немецкий агент в Великобритании шифровки морзянкой. Сейчас компьютеры ловят радиосигналы, анализируют их, отделяя невинные по содержанию от подозрительных, записывая последние и дешифруя их.
Сержант Кук был уверен, причем совершенно справедливо, что если любая из леса антенн, расположенных над ним, засечет или поймает электронный шепот, она передаст его на расположенные внизу компьютеры. Сканирование полос осуществлялось автоматически, как, впрочем, и запись любого шепота в эфире. При обнаружении такого шепота бдительный компьютер включал в своих цветных внутренностях нужную схему, записывал сигнал, немедленно брал засечку его источника и давал команду на родственные компьютеры в других местах взять такую же засечку и сообщить ему.
В 11.43 включился главный компьютер. Кто-то послал радиосигнал, не характерный для радиоэфира в данный час. Компьютер уловил сигнал и проследил, откуда он шел. Старший сержант Кук заметил предупредительный сигнал и потянулся к телефону.
Компьютер уловил писк, длившийся несколько секунд, не представляющий никакого смысла для человеческого уха.
Такой сигнал получается в результате сложного процесса шифровки. Сначала сообщение записывается как можно короче, затем кодируется набором цифр или букв. Закодированное сообщение записывается с помощью азбуки Морзе на магнитную ленту, запись во много раз ускоряется, в результате получается короткий писк. Радиопередатчик посылает его в эфир. Краткость сигнала позволяет передавшему его быстро покинуть место передачи.
Через десять минут после регистрации центром сигнала в ту субботнюю ночь было установлено место, откуда он ушел в эфир. Компьютеры в Ментвит-хилл, Йоркшир, и в Броуди, Уэльс, также зарегистрировали его. Когда полиция добралась туда, до места, откуда передана залповая шифровка, оказалось, что это обочина заброшенной дороги среди холмов Дербишира. Кругом безлюдье.
Запись радиосигнала передали в Челтенхем, там его пропустили на медленной скорости, точки и тире превратились в буквы. Но после суточных усилий по расшифровке послания оно так и осталось загадкой.
- Это "спящий" передатчик, он находится где-то в Мидленде, теперь он неожиданно заговорил, - сообщил главный эксперт генеральному директору Штаб-квартиры государственной связи. - Если таких сигналов больше не будет, мы не сможем произвести дешифровку.
Было решено следить за каналом, по которому было передано сообщение. Хотя скорее всего тот, кто передавал сигнал, в следующий раз не воспользуется им.
Краткий отчет о перехвате был представлен куда следует. Поступил он и к сэру Бернарду Хеммингсу, и к сэру Найджелу Ирвину.
Сигнал приняли еще кое-где, а именно в Москве. Там его дешифровали. Сообщение гласило: завершил подготовительную работу раньше намеченного срока, готов встретить первого курьера.

Глава 13

Весенняя оттепель не заставила себя долго ждать. Из окна последнего, седьмого этажа Первого главного управления в Ясенево далеко внизу виднелись большие проталины между берез и елей, темневший западный берег озера, куда летом так любят приезжать на отдых иностранные дипломаты, аккредитованные в Москве.
Генерал-лейтенант Евгений Сергеевич Карпов предпочел бы провести это утро вместе со своей женой и детьми на даче в Переделкино, но даже для человека, как он, поднявшегося так высоко по служебной лестнице, существуют обстоятельства, когда присутствие на службе в выходные дни обязательно. Приезд курьера из Копенгагена был именно таким обстоятельством.
Он взглянул на часы. Было почти двенадцать, человек опаздывал. Со вздохом отошел он от окна и опустился в кресло у рабочего стола.
В свои пятьдесят семь лет Евгений Карпов имел чин и власть, максимально высокие для профессионального офицера-разведчика. Федорчук дослужился до председателя, но был переведен в МВД. За этим чувствовалась рука Генерального секретаря. Но Федорчук никогда не работал в ПГУ. Он редко покидал страну и сделал себе карьеру, сокрушая диссидентов и националистов.
Для человека, который провел годы за границей, служа своему отечеству - что всегда является "минусом" в продвижении по службе - Карпов преуспел. Худощавый, крепкий мужчина в ладно сшитом костюме (одно из отличий сотрудников ПГУ), он выглядел типичным начальником секретной службы. Иностранные спецслужбы приравнивают его по положению к заместителю начальника ЦРУ по оперативным вопросам или положению сэра Найджела Ирвина в британской Интеллидженс Сервис.
Несколько лет назад, на пути к власти, Генеральный секретарь перевел Федорчука с должности председателя КГБ и МВД, генерал Чебриков занял его место. В КГБ появилась вакансия, так как Чебриков был одним из двух первых заместителей председателя.
Этот пост был предложен генерал-полковнику Крючкову, который спешно его занял. Но возникла одна проблема: Крючков не хотел расставаться с должностью главы ПГУ, которую он занимал до того, ему хотелось сидеть в двух креслах одновременно. Крючков понимал, что не сможет в одно и то же время находиться и в кабинете заместителя председателя КГБ на площади Дзержинского, и в Ясенево. Вот почему пост первого заместителя начальника ПГУ приобрел весьма важное значение. Сюда необходим был офицер с большим опытом практической работы, а так как Крючкова уже не было в "деревне", так на жаргоне КГБ называли Ясенево, должность его первого заместителя стала еще более важной. Когда занимавший ее генерал Иванов ушел в отставку, на замещение метили два кандидата: Карпов, тогда сравнительно молодой офицер, возглавлявший территориальный третий отдел, ведающий Британией, Австралией, Новой Зеландией и Скандинавскими странами, и Вадим Васильевич Кирпиченко, старше и выше по званию, возглавляющий Управление "С". Кирпиченко получил этот пост. Карпова в порядке компенсации назначили на его место. Два года он отдал политической разведке.
Ранней весной 1985 года, пытаясь затормозить машину на Садовой-Спасской при скорости около ста километров, Кирпиченко наехал на масляное пятно, оставленное неисправным грузовиком, машина пошла юзом... Неделю спустя на Новодевичьем кладбище состоялись тихие похороны, а еще через неделю Карпов стал первым заместителем начальника ПГУ, был повышен в звании до генерал-лейтенанта.
Он был рад уступить свое прежнее место старику Борисову, который был на вторых ролях так давно, что почти никто не помнил сколько именно, и который, безусловно, заслужил первую роль.
Зазвенел телефон, и он схватил трубку.
- Звонит генерал-майор Борисов.
"Вспомни черта и он появится, - подумал Карпов и нахмурился. - Почему старый коллега звонит не по прямому телефону, а через коммутатор? Значит, он звонит из города". Сказав секретарю, чтобы тот пропустил к нему курьера из Копенгагена как только тот появится, он нажал переключатель селектора и услышал голос Борисова.
- Павел Петрович, как дела? День сегодня замечательный, - заговорил Карпов.
- Я пытался найти вас дома, на даче, но Людмила сказала, что вы на работе.
- Как видишь. С другими это тоже случается.
Карпов слегка подшучивал над стариком. Борисов был вдовцом, жил один и поэтому частенько работал по выходным.
- Евгений Сергеевич, мне необходимо вас увидеть.
- Конечно, даже спрашивать не стоит. Вы хотите прийти сюда завтра или, может быть, встретимся в городе?
- А сегодня никак нельзя?
"Да, странно, - подумал Карпов, - что-то действительно случилось. И голос вроде нетрезвый".
- Ты что, уже приложился, Павел Петрович?
- Может быть, и да, - послышался хриплый голос в трубке, - может быть, человеку необходимо несколько граммов, может быть, у человека проблемы.
Карпов понял, что дело серьезное, но шутливым тоном произнес:
- Все в порядке, старец, где ты?
- Ты знаешь мой дом?
- Конечно, ты хочешь, чтобы я приехал?
- Да, буду очень благодарен, - ответил Борисов, - Когда ты сможешь?
- Скажем, около шести, - предложил Карпов.
- Я приготовлю бутылку перцовки, - сказал Борисов и повесил трубку.
- Только не для меня, - вслед гудкам пробормотал Карпов.
В отличие от большинства русских, Карпов почти не пил, а когда пил, то предпочитал глоток-другой армянского коньяка или шотландского виски, который ему специально присылали из Лондона. Водку он считал отравой, а перцовку и того хуже.
"Вечер в Переделкино летит к черту", - подумал он и позвонил предупредить Людмилу, что не приедет. Он не заикнулся о Борисове, а только сказал, что не сможет рано освободиться, и будет дома, на московской квартире, около полуночи. Он был обеспокоен странным состоянием Борисова; они проработали достаточно долго вместе, хорошо знали друг друга, сегодняшнее поведение человека, обычно мягкого и флегматичного, встревожило Карпова.
В тот воскресный день самолет Аэрофлота прибыл из Москвы в Лондон после пяти часов.
Как и в других экипажах Аэрофлота, в этом тоже был человек, работавший сразу на двух хозяев: на советскую государственную авиакомпанию и на КГБ. Первый пилот Романов не был в штате КГБ, а был всего лишь осведомителем, информируя спецслужбу о поведении своих товарищей и время от времени выполняя кое-какие поручения.
Экипаж посадил самолет, передав на ночь его на попечение наземных служб. На следующий день он полетит обратно в Москву. Летчики прошли обычный досмотр, таможенники бегло проверили содержимое их сумок и пакетов. У некоторых были переносные радиоприемники, потому никто не обратил внимания на приемник "Сони", висевший на ремне через плечо у Романова. Выезжающие за рубеж, несмотря на малое количество выделяемой валюты, старались привезти домой кто магнитофон, радиоприемник с кассетами, кто хорошие духи жене в подарок.
Пройдя все въездные формальности, экипаж на микроавтобусе отправился в Грин Парк Отель - гостиницу, которая обслуживает летчиков Аэрофлота. Человек, вручивший Романову радиоприемник в Москве за три часа до вылета, очевидно, очень хорошо знал, что экипажи Аэрофлота в Хитроу проверяют формально. Британская контрразведка считает, что хотя она и рискует, проверяя экипажи спустя рукава, но риск этот не стоит тех затрат, которые требуются для осуществления полномасштабного контроля каждого из прибывших.
В номере Романов с любопытством осмотрел радиоприемник, положил его в "дипломат" и спустился в бар, где присоединился к остальным членам экипажа. Он знал, что необходимо сделать следующим утром после завтрака. Он выполнит все, что требуется, а затем забудет об этом. Но он не знал, что по возвращении в Москву будет немедленно отправлен в карантин.
Около шести часов вечера машина Карпова с хрустом катилась по заснеженной дорожке, он мысленно проклинал Борисова за то, что тот решил провести выходные дни на своей даче, в этом богом забытом месте.
Все на службе знали, что Борисов был в своем роде уникум. В обществе, которое рассматривает индивидуализм и эксцентричность, как отклонение от нормы и нечто подозрительное, Борисов избежал таких подозрений, поскольку был асом своего дела. Он работал в тайной разведке с мальчишеских лет, его успехи вошли в легенды, стали хрестоматийными.
Проехав с полкилометра, Карпов различил вдали огни дома, где коротал выходные Борисов. Другие стремились получить дачи в престижных местах, соответствующих своему положению в обществе. И все такие места располагались к западу от Москвы вдоль излучины реки за Успенским мостом. Но не Борисов.
Его дача находилась к востоку от столицы, в густом лесу. Это было место, где он любил проводить свободное время, преображаясь в простого мужика в своем бревенчатом жилище. "Чайка" остановилась напротив двери.
- Подожди здесь, - велел Карпов шоферу.
- Я лучше развернусь и положу полено под колеса, иначе мы тут намертво завязнем, - проворчал Миша.
Карпов кивнул в знак согласия и вышел из машины. Он не захватил с собой галоши, так как не предполагал, что ему придется пробираться по колено в снегу. Он остановился перед дверью и постучал. Дверь открылась, полоса желтого света от керосиновой лампы осветила генерал-майора Павла Петровича Борисова. Он был в косоворотке, вельветовых штанах и валенках.
- Ты словно из романа Толстого, - заметил Карпов, входя в горницу с кирпичной печью. От дров, потрескивающих в печи, веяло теплом и уютом.
- Это лучше, чем тряпки с Бонд-стрит, - проворчал Борисов, вешая пальто Карпова на крючок. Он открыл бутылку водки, наполнил две рюмки, мужчины сели к столу.
- До дна, - сказал Карпов и по-русски, двумя пальцами, поднял рюмку.
- За вас! - ответил Борисов, и они осушили по первой.
Пожилая женщина, похожая на бабу на чайнике, с невыразительным лицом и седыми волосами, собранными в тугой пучок на затылке - само воплощение Родины-матери - вошла в комнату, неся черный хлеб, лук, чеснок, нарезанный сыр, положила все это на стол и безмолвно вышла.
- Какие проблемы, старец? - спросил Карпов.
Борисов был на пять лет старше его и уже не в первый раз поражал Карпова своей схожестью с покойным Дуайтом Эйзенхауэром в последние годы жизни. Карпов знал, что, в отличие от многих его сослуживцев, Борисова любили коллеги и обожали молодые ученики. Они давно дали ему это ласковое прозвище "Старец".
Борисов окинул его взглядом через стол.
- Евгений Сергеевич, как давно мы знаем друг друга?
- Давно, - отозвался Карпов.
- И все это время я хоть раз солгал вам?
- Не помню, - Карпов задумался.
- Вы будете откровенным со мной?
- Разумеется, насколько это будет возможно, - осторожно заметил Карпов, - что в конце концов у тебя случилось, старина?
- Что ты, черт возьми, делаешь с моим управлением? - громко закричал Борисов.
Карпов сосредоточился. "Почему бы тебе не сказать, что происходит с твоим управлением", - подумал он.
- Меня обобрали! - прорычал Борисов. - И это с твоей легкой руки. Черт! Как должен я руководить Управлением "С", когда у меня забирают моих лучших людей, лучшие документы, лучшее оборудование? Кропотливая работа многих лет - все это исчезает за какие-нибудь два-три дня!
Борисов дал выход своим чувствам, всему, что накопилось в нем. Пока он наполнял рюмки, Карпов сидел, как потерянный. Он бы не поднялся так высоко в лабиринтах КГБ, если бы был лишен шестого чувства опасности. Борисов не был паникером, но за тем, что он сказал, что-то было. За этим стояло нечто, о чем он не знал. Он наклонился вперед.
- Пал Петрович, - сказал он доверительным тоном, - мы знаем друг друга давно. Поверь, я действительно не знаю, о чем ты говоришь. Прекрати кричать и расскажи спокойно.
Борисов был озадачен словами Карпова.
- Хорошо, - начал он, будто собирался говорить с ребенком, - сначала ко мне явились два болвана из ЦК и потребовали, чтобы я отдал им моего лучшего воспитанника, человека, которого я лично тренировал много лет и на которого возлагал самые большие надежды. Они заявили, что ему предстоит выполнить особой важности задание. Не знаю, что имелось в виду. Хорошо, я отдал им его. Мне это не по душе, но я это сделал. Через два дня они явились опять. Им понадобилась самая надежная легенда, над которой я работал более десяти лет. Даже после того "Иранского дела" со мной не обращались таким образом. Ты помнишь "Иранское дело"? Я до сих пор зализываю раны.
Карпов кивнул. Он не работал в управлении политической разведки во время "дела", но был знаком с ним по рассказам самого же Борисова.
В последние дни жизни иранского шаха в Международном отделе ЦК решили, что было бы неплохо тайно вывезти все политбюро компартии из Ирана.
Они перевернули весь архив у Борисова, откуда выбрали двадцать две надежные иранские легенды, которые Борисов планировал использовать для засылки людей в Иран, а не для вывоза их оттуда.
- Обобрали до ниточки! - вопил тогда Борисов. - А все ради того, чтобы вывезти в безопасность этих вонючих арабов.
Позднее он жаловался Карпову:
- А что получилось? Ничего хорошего. Аятолла у власти, коммунистическая партия Ирана запрещена, ни одной операции провести невозможно.
Карпов знал, что Борисов болезненно воспринял иранскую авантюру, но то, что он сообщил сегодня, было еще более странным. Почему обошли его? Почему он ничего об этом не знает?
- Кого ты им отдал? - спросил Карпов.
- Петровского, - ответил Борисов покорно, - я вынужден был. Они требовали лучшего, а он на голову выше других. Помнишь Петровского?
Карпов кивнул. За два года руководства он вник во все текущие операции, знал имена всех людей. Его нынешний пост давал ему доступ к любой информации.
- Так кто же стоит за всем этим?
- Ну, теоретически - ЦК. Но откуда у них такая власть... - Борисов показал пальцем в потолок.
- Бог? - съязвил Карпов.
- Почти. Наш любимый Генеральный секретарь. Но это только мое предположение.
- Что-нибудь еще произошло?
- Да. Получив легенду, эти шуты заявились снова. Им понадобился принимающий кристалл одного из передатчиков, оставленных тобой в Англии четыре года назад. Поэтому я подумал, что все делается с твоей подачи.
Карпов прищурился. Когда он возглавлял Управление "С", страны НАТО проводили развертывание крылатых ракет "Першинг-2". Политбюро было обеспокоено. Он получил приказ организовать "массовые действия" в Западной Европе против планов НАТО, используя для этого любые поводы и вспышки недовольства.
Для выполнения этого приказа он "поставил" несколько тайных радиопередатчиков в Западной Европе, в том числе три в Великобритании. Людям, подготовленным к работе с этими передатчиками, был отдан приказ - ничего не предпринимать до прибытия агента со специальными кодами. Аппаратура была ультрасовременной. Она сама шифровала тексты при передаче. Чтобы их расшифровать, требуется специальный программный кристалл. Эти кристаллы хранятся в сейфе Управления "С".
- Какой приемник? - спросил Карпов.
- Тот, который вы называли "Тополь".
Карпов кивнул. Он знал, что все операции, агенты и аппаратура имеют официальные кодовые наименования. Он долго проработал в Англии, прекрасно знал Лондон, поэтому коды собственных операций строил в соответствии с названиями районов Лондона, состоящих из двух слогов. И три передатчика, находившиеся в Англии, по кодовым названиям были: Хэкни, Шордич и Поплар (тополь).
- Что-нибудь еще, Павел Петрович?
- Разумеется. Эти ребята, кажется, никогда не остановятся. Последний, кого они у меня забрали, - Игорь Волков.
Майор Волков - оперативник из пятого отдела ПГУ. Когда Политбюро решило, что непристойно заниматься грубыми подрывными операциями, что для этой грязной работы лучше использовать болгар или восточных немцев, пятый отдел перешел на организацию саботажа.
- А на чем он специализируется?
- На провозке секретных грузов через границы в Западной Европе.
- Контрабанда.
- Пусть контрабанда. Но он классный специалист. Ему известно о границах, таможнях, иммиграционных процедурах в этой части земного шара больше, чем кому-либо. Он знает, как миновать любую... Знал... Его тоже забрали.
Карпов встал, подошел к Борисову и, положив руки ему на плечи, сказал:
- Послушай, старец. Даю тебе слово - это не моя операция. Я вообще ничего не знаю об этом. Но мы с тобой понимаем, что за всем этим кроется нечто очень большое, что копаться в этом очень опасно. Будь спокоен, стисни зубы, смирись со своими потерями. Я попробую осторожно прозондировать что к чему. А ты замри и не высовывайся.
Борисов поднял руки ладонями вперед, показывая саму непосредственность.
- Ты же знаешь меня, Евгений Сергеевич, я собираюсь помереть самым старым человеком в России.
Карпов рассмеялся, надел пальто и направился к двери. Борисов проводил его.
- Все так и будет, - сказал Карпов, прощаясь. Когда дверь закрылась, Карпов постучал в стекло водителю.
- Поезжай за мной, я немного пройдусь, - велел он и пошел по заледенелой дорожке. Морозный ночной воздух освежал лицо, выветривал алкоголь. Ему необходимо иметь свежую голову. То, что он узнал, растревожило его. Кто-то, у него было мало сомнений кто именно, пытается провести частную операцию на территории Британии. Обидно, что им, первым заместителем начальника ПГУ, прожившим так долго в Англии и курирующим многих агентов там, пренебрегли. Он счел все это личным оскорблением.

X X X

В то время, как генерал Карпов, задумавшись, шагал по тропинке, в Лондоне, в маленькой квартирке в районе Хайгейт, в полумиле от кладбища с могилой Карла Маркса, зазвонил телефон.
- Ты где, Барри? - раздался женский голос с кухни. Мужской голос из гостиной ответил:
- Да, сейчас подойду.
Мужчина вышел в коридор. Его жена готовила воскресный ужин. Мужчина поднял трубку.
- Барри?
- Слушаю.
- Извини, что потревожил тебя, это - "Си".
- О, добрый вечер, сэр.
Барри Бэнкс был удивлен и озадачен - такая редкость, когда шеф сам звонит подчиненному прямо домой.
- Послушай, Барри, к которому часу ты обычно приходишь на Чарльз-стрит?
- К десяти, сэр.
- А ты не мог бы выйти завтра пораньше, мне нужно с тобой переговорить.
- Конечно.
- Хорошо, тогда встретимся в девять.
Барри Бэнкс работал в группе К-7 на Чарльз-стрит, обеспечивая в качестве человека сэра Найджела Ирвина связь Ми-6 со службами Ми-5. Что понадобилось сэру Найджелу Ирвину от него и почему в нерабочее время?

X X X

Евгений Карпов не сомневался, что секретная операция уже проводится в Британии. Он знал, что Петровский был ас и легко сходил за англичанина из центральных районов этой страны; легенда из картотеки Борисова подходила ему как нельзя лучше; передатчик "Тополь" был законсервирован на севере центральной Англии. И если Волкова взяли как мастера по контрабанде, то наверняка из других управлений тоже привлекли специалистов к этой операции.
Все говорило о том, что Петровский отправится или уже отправился в Британию. В этом не было ничего странного, его специально готовили для таких целей. Странным было то, что ПГУ осталось вне операции. Это казалось совсем неразумным, учитывая его огромный личный опыт в Британских делах.
Вспоминая работу в Англии, Карпов мысленно вернулся на двадцать лет назад. Все началось в сентябрьский вечер 1967 года, когда в баре Западного Берлина он наблюдал за британскими военными, пришедшими туда отдохнуть. Он был тогда молодым и старательным нелегалом.
Его внимание привлек замкнутый и мрачный молодой человек, стоявший около стойки бара. Плохо сидящий гражданский костюм и короткая стрижка были как вывеска: вооруженные силы Великобритании. Они познакомились.
Оказалось, что этот двадцатидевятилетний человек был оператором службы связи Королевских ВВС в Готове, занимался радиоперехватом. И еще он был глубоко разочарован своей судьбой.
С сентября по январь 1968 года Карпов обрабатывал представителя ВВС, сначала представившись ему немцем, что было его легендой, затем признался, что он русский. Англичанин легко клюнул на крючок, пожалуй, даже подозрительно легко. Потом оказалось, что все в порядке. Англичанину льстило, что он привлек внимание КГБ, к тому же он был разочарован в своей стране и в своей службе. Он согласился работать на Москву. В течение лета 1968 года Карпов лично обучал его в восточном Берлине, все более узнавая и презирая своего подопечного. Его контракт с Королевскими Воздушными Силами заканчивался, в сентябре 1968 года он должен был возвратиться в Британию и демобилизоваться. Ему предложили работать в Главном управлении государственных коммуникаций в Челтенхеме. Он согласился и в сентябре 1968 года поступил туда. Звали его Джеффри Прайм.
Карпов для продолжения работы с Праймом был переведен в Лондон в качестве дипломата советского посольства. Он контролировал Прайма в течение следующих трех лет вплоть до 1971 года, когда был отозван в Москву. Он передал Прайма своему преемнику. Карпов был повышен в звании до майора, вернулся в Третий отдел. Оттуда он следил за работой Прайма до середины семидесятых.
В 1977 году Прайм ушел из Главного управления государственных коммуникаций. Англичане пронюхали, что где-то была утечка информации, повсюду сновали их ищейки. В 1978 году Карпов вернулся в Лондон, в этот раз он возглавил резидентуру уже в чине полковника. Прайм, уйдя из управления, оставался агентом КГБ. Карпов предупредил его о необходимости быть как можно осторожней. Ни у кого не было ни малейших подозрений о том, чем он занимался в период до 1977 года. Сейчас только сам Прайм мог навредить себе.
"Он был бы сейчас на свободе, если бы держал свои грязные руки подальше от маленьких девочек", - зло подумал Карпов. Он давно знал о его нравственной небезупречности и боялся, что разврат не доведет Прайма до добра. Так и случилось: им заинтересовалась полиция, а он от страха сознался во всем, за что и получил тридцать пять лет тюрьмы по обвинению в шпионаже.
Но в Лондоне его ждала новая удача, которая компенсировала разочарование от провала Прайма. На дипломатическом приеме в 1980 году Карпова представили чиновнику министерства обороны Великобритании. Человек, не расслышав имени Карпова, принял его за британца, и только после нескольких минут вежливого разговора он догадался, что перед ним русский. Когда он понял это, его отношение к собеседнику резко изменилось. За его резкостью и холодностью Карпов различил внутреннее отвращение к нему как к коммунисту и как к русскому.
Это обстоятельство не расстроило его, а заинтриговало. Он узнал, что его собеседника зовут Джордж Беренсон, он ярый антикоммунист и поклонник апартеида в ЮАР. Карпов решил использовать Беренсона для вербовки "под чужим флагом".
В мае 1981 года он вернулся в Москву, возглавил Третий отдел и стал интересоваться просоветски настроенными гражданами ЮАР. Управление "С" сообщило, что у них есть на примете два человека: одного, офицера, звали Герхард, он служил в южноафриканском морском флоте, другого, дипломата, звали Марэ. Марэ только что вернулся в Преторию после трех лет работы в Бонне.
Весной 1983 года, когда Карпов получил звание генерал-майора и был назначен главой управления, контролирующего Марэ, он дал южноафриканцу команду просить о на значении в Лондон в качестве своего последнего места службы. В 1984 году разрешение было получено. Карпов прилетел в Париж, соблюдая глубокую конспирацию, чтобы лично проинструктировать Марэ, которому предстояло работать с Джорджем Беренсоном, и попытаться завербовать его от имени спецслужбы ЮАР.
В феврале 1985 года после смерти Кирпиченко Карпов занял свой нынешний пост, а месяц спустя, в марте, Марэ прислал сообщение, что Беренсон "попался на крючок". В том же месяце в центр поступила первая партия материала от Беренсона, это был материал высшей пробы. С того времени Карпов лично руководил операцией "Марэ-Беренсон". За два года он дважды встречался с Марэ в Европе, подбадривая и воодушевляя его. В тот вечерний час курьер привез последнюю часть материала Беренсона, отправленную Марэ через резидентуру КГБ в Копенгагене.
Время, проведенное в Лондоне с 1978 по 1981 год, принесло и другую удачу. Кроме Прайма и Беренсона, числившимися под кодовыми именами соответственно как Найтсбридж и Хемпстед, появился Челси...
Он уважал Челси настолько, насколько презирал Беренсона и Прайма. В отличие от этих двоих Челси был не агентом, а другом, и занимал довольно высокое положение у себя в стране, как и Карпов, был прагматиком, человеком реальности. Карпов всегда удивлялся западным журналистам, которые считают, что разведчики живут в каком-то фантастическом мире. Для него такими мечтателями всегда были политики, живущие мифами, рожденными собственной же пропагандой.
Офицеры разведки, полагал он, могут ходить по темным улицам, лгать и обманывать, чтобы выполнить свою миссию, но как только они забредают в царство фантазии, что нередко случалось с агентами ЦРУ, они обязательно попадают в переделку.
Челси дважды намекал ему, что, если СССР не изменит свой курс, может случиться ужасная заварушка. Дважды он был прав. Карпов, умевший предупреждать своих людей о предстоящей опасности, пользовался у них большим доверием. Его прогнозы всегда подтверждались.
Он остановился и заставил себя вернуться к конкретной реальности. Борисов прав: не кто иной, как сам Генеральный секретарь разрабатывал свою личную операцию прямо под носом у него, Карпова. КГБ из нее был исключен. Он почувствовал тревогу. Старик не был профессиональным разведчиком, несмотря на то, что руководил КГБ в течение многих лет. Он, Карпов, оказался в подвешенном состоянии, жизненно ему необходимо выяснить, что же происходит на самом деле. Действовать надо осторожно. Очень осторожно.
Он посмотрел на часы - половина двенадцатого, - помахал шоферу, сел в подъехавшую машину и отправился домой, в Москву.

X X X

Барри Бэнкс прибыл в Главное управление секретной службы в понедельник без десяти девять. Сентинел Хаус - большое квадратное и ужасно безвкусное здание на южном берегу Темзы - правительство арендовало у Совета Большого Лондона. Лифты здесь часто ломаются, а на нижних этажах отваливаются керамические плитки мозаики.
Бэнкс предъявил пропуск и прошел сразу наверх. Шеф встретил его в своей обычной манере - сердечно и прямодушно.
- Ты случайно не знаешь парня по имени Джон Престон из МИ-5? - спросил "Си".
- Да, сэр, знаю. Но не очень хорошо. Встречаемся с ним иногда в баре на Гордон-стрит, когда я туда захожу.
- Барри, а он что, возглавляет группу С-1(А)?
- Нет, на прошлой неделе его перевели в С-5(С).
- Правда? Удивлен. Я слышал, он неплохо работал там, в С-1(А).
Сэр Найджел не считал нужным посвящать Бэнкса в то, что знаком с Престоном по заседаниям комитета, что использовал его как своего личного агента в ЮАР. Бэнкс ничего не знал о деле Беренсона, ему и не следовало это знать. В свою очередь, Бэнксу было очень интересно узнать, что замыслил шеф. Насколько он знал, Престон не имел ничего общего с МИ-6.
- Я тоже удивлен. Фактически он проработал в С-1 всего несколько недель. А до нового года он возглавлял группу F-1. Видимо, он совершил какой-то проступок, огорчивший сэра Бернарда или скорее всего Брайана Харкорт-Смита, который и начал перебрасывать его по этажам.
Да, подумал про себя сэр Найджел, огорчил он Харкорт-Смита. Что-то подозревал? Почему? А вслух спросил:
- Ты не знаешь, чем он досадил Харкорт-Смиту?
- Я слышал кое-что, сэр, от Престона. Но он рассказывал не мне, я просто был неподалеку. Это было в баре на Гордон-стрит две недели назад. Он был очень расстроен. Он потратил немало времени на доклад, который представил начальству перед Рождеством, полагая, что он его заинтересует, но Харкорт-Смит положил его под сукно.
- Гм, F-1... Они занимаются ультралевыми группировками? Послушай, Барри, помоги мне. Только тихо. Узнай, пожалуйста, архивный номер доклада, возьми его из архива и принеси мне, лично мне. Хорошо?
Около десяти Бэнкс был уже на улице и шагал по направлению к Чарльз-стрит.

X X X

После завтрака первый пилот Романов проверил часы - 9 часов 29 минут - и отправился в мужской туалет. Он побывал там заранее и осмотрел нужную кабину - вторую с края. Дверь последней кабинки уже была закрыта. Он занял соседнюю и тоже закрыл дверь.
Ровно в 9.30 он положил на пол под перегородку маленькую карточку с написанными цифрами. Человек из соседней кабинки забрал карточку, написал на ней что-то и снова положил ее на пол. Романов поднял ее. На обратной стороне были написаны шесть цифр, которые он ожидал увидеть.
Опознание произошло. Он положил транзистор на пол, человек из соседней кабинки забрал его. Снаружи было слышно, как кто-то пользовался писсуаром. Романов спустил воду, вышел из кабинки и направился к раковине. Он мыл руки до тех пор, пока не вышел человек из второй кабинки. Романов последовал за ним. Микроавтобус, который должен был доставить летчиков в Хитроу, стоял уже у подъезда. Никто из экипажа не заметил отсутствия у товарища радиоприемника. Очевидно, приемник где-то в багаже... Курьер номер один выполнил свое задание.

X X X

Барри Бэнкс позвонил сэру Найджелу по защищенному от прослушивания телефону около часа дня.
- Все очень странно, сэр Найджел, - сказал он. - Я узнал архивный номер доклада и пошел в архив. Клерк, который работает там, сообщил мне, что докладу решено не давать ход. Но доклада нет на месте.
- Нет на месте?
- Да. Его выдали.
- Кому?
- Некоему Свонтону. Я его знаю. Самое странное в том, что он занимается финансами. Я спросил доклад у него. Как это ни странно, но он отказал мне, мотивируя тем, что еще не закончил работу. А клерк в архиве сказал, что Свонтон держит доклад больше трех недель. До этого доклад был у кого-то еще.
- У какого-нибудь уборщика туалетов?
- Почти. У сотрудника административного отдела.
Сэр Найджел на секунду задумался. Лучший способ не дать ход докладу - это передавать его из рук в руки своим людям, не давая заинтересованным. Он почти не сомневался, что Свонтон был одним из молодых протеже Харкорт-Смита.
- Барри, найди мне домашний адрес Престона. Встретимся у меня в пять.

X X X

Генерал Карпов сидел за своим рабочим столом в Ясеневе, потирая затекшую шею. Он совсем не отдохнул. Почти всю ночь он пролежал с открытыми глазами рядом со своей спящей женой. На рассвете он подытожил свои раздумья, а днем на работе еще более укрепился в своих выводах.
Именно Генеральный секретарь стоит за этой таинственной операцией в Британии, хотя совершенно не знает этой страны, несмотря на некоторое знание языка. Значит, он пользуется советами того, кто ее знает. Таких много в МИДе, в Международном отделе ЦК, в ГРУ и КГБ. Но почему он исключил КГБ, а не остальных?
Итак, у него есть личный советник. Чем больше он думал об этом, тем больше мрачнел. Много лет назад, когда он был молод и только начинал свою службу, он обожал Филби. Они все обожали его. С течением лет авторитет Филби неуклонно катился вниз. Английский перебежчик пил, превращаясь в развалину. К тому же Филби и близко не подпускали к секретным документам с 1951 года.
Он покинул Британию в 1955-м, жил в Бейруте, со дня окончательного перехода на советскую сторону в 1963 году никогда больше не бывал на Западе. Двадцать четыре года прошло. Карпов считал, что теперь он знает Британию лучше, чем Филби.
И еще один факт. Когда Генеральный секретарь был еще председателем КГБ, Филби произвел на него большое впечатление своими джентльменскими манерами, нелюбовью к современности с ее музыкой, мотоциклами и джинсами. По сути, его вкусы совпали со вкусами Генерального секретаря. Несколько раз, Карпов знал, Генеральный секретарь прибегал к услугам Филби, чтобы перепроверить точность сведений, поступавших из ПГУ. А почему сейчас он не мог обратиться к нему же?
В досье на Филби у Карпова была информация, что однажды, только один раз, Филби проговорился. Ему хотелось вернуться домой. Уже поэтому Карпов не доверял ему. Ни на грамм. Он вспомнил его смеющееся морщинистое лицо на торжественном ужине по случаю Нового года. Что он сказал тогда? Что-то вроде того, что его отдел переоценивает политическую стабильность Англии.
Все эти разрозненные мысли надо было собрать воедино. Карпов решил выяснить все, что касалось мистера Гарольда Адриана Рассела Филби. Он знал, что для такой проверки он фигура очень заметная. Все видят, куда пошел начальник, зачем интересуется архивом, кому звонит. Нужно проверять неофициально, тайно и умело - противостоять Генеральному секретарю очень опасно.

X X X

Джон Престон был в ста ярдах от своего подъезда, когда его окликнули. Он обернулся и увидел Барри Бэнкса, пересекающего улицу.
- Привет, Барри, мир тесен. Что ты тут делаешь?
Он знал, что этот человек из К-7 жил в северной части района Хайгейт. Очевидно, идет на концерт в Альберт-холл, здесь недалеко.
- Я вообще-то жду тебя, - сказал Бэнкс, дружески улыбнувшись. - Послушай, один мой коллега хочет с тобой встретиться. Не возражаешь?
Престон был заинтригован, но без излишней заинтригованности. Он знал, что Барри работал в "шестерке", и не мог себе представить, кто же хотел встретиться с ним. Они прошли немного вперед. Бэнкс остановился возле "форда", открыл заднюю дверцу и жестом пригласил Престона.
- Добрый вечер, Джон. Не возражаешь, если мы перекинемся парой слов?
В удивлении Престон сел в машину рядом с человеком в пальто. Бэнкс закрыл дверцу и побрел прочь.
- Понимаю, это выглядит странно - встречаться таким образом. Но мы ведь не хотим лишнего шума, не так ли? Я хочу поблагодарить тебя за отличную работу в Южной Африке. Это первоклассная работа! Генри Пьенаар потрясен. Я тоже.
- Спасибо, сэр Найджел.
Чего хочет этот старый хитрый лис? Он пришел сюда явно не для того, чтоб расточать похвалы.
- Есть дело, - начал "Си", растягивая слова, будто обдумывая их, Барри сказал мне, что перед Рождеством ты сдал интересный доклад об ультралевых. Возможно я ошибаюсь, но мне кажется, что они имеют поддержку из-за рубежа, финансируются оттуда... Ты понял, что я имею в виду? Но дело в том, что твой доклад так и не дошел до нас. Жаль.
- Его зарыли, - вставил Престон.
- Да, Барри говорил мне об этом. Действительно жаль, мне бы очень хотелось взглянуть на него. У тебя случайно нет копии?
- Доклад есть в архиве, - озадаченно ответил Престон, - можно взять там.
- Невозможно, - возразил сэр Найджел, - его взял Свонтон. И пока не собирается отдавать.
- Но он занимается финансами, - запротестовал Престон.
- Да, - пробормотал сэр Найджел с сожалением, - похоже, что доклад специально скрывают.
Престон был ошеломлен. Сквозь стекло он видел Бэнкса, бредущего по улице.
- Есть одна копия, - сказал он, - моя собственная, в моем личном сейфе.
Бэнкс сел за руль. В вечерний час улицы были перегружены, от Кенсингтона до Гордон-стрит им пришлось ползти около часа. Через час копия доклада Престона была в руках сэра Найджела.

Глава 14

Генерал Карпов поднялся пешком по лестнице на третий этаж дома на проспекте Мира и позвонил в дверь. Через несколько минут дверь открылась. На пороге стояла жена Филби. Из комнат доносились детские голоса. Он специально выбрал это время - 6 часов вечера, - зная, что они уже вернутся из школы.
- Здравствуйте, Эрита.
Она вызывающе вскинула голову. Она была из тех, кто может постоять за себя. Эрита знала, что Карпов не из числа поклонников ее мужа.
- Добрый день, товарищ генерал.
- Ким дома?
- Его нет.
"Не "он вышел", а "его нет", - подумал Карпов и разыграл удивление.
- А я думал, что застану его. Когда он будет?
- Будет, когда будет.
- А приблизительно?
- Не знаю.
Карпов нахмурился. Что еще говорил Филби на том ужине у Крючкова?.. Что - то о том, что врачи запретили ему водить автомобиль после недавнего инсульта. Он уже побывал на стоянке. "Волга" Филби стояла на своем месте.
- Я думал, что теперь вы возите его, Эрита. Она слегка улыбнулась. Это была улыбка женщины, муж которой получил новое назначение.
- Нет, больше не вожу. У него есть шофер.
- Вот это здорово. Жаль, что я не застал его. Постараюсь дозвониться, когда он вернется.
Он спускался по лестнице в глубокой задумчивости. Полковникам в отставке не положен служебный автомобиль. Вернувшись домой, Карпов позвонил в автопарк КГБ, попросил позвать дежурного начальника и назвался, когда та взяла трубку.
- Обычно я не дарю женщинам цветы, но сейчас за мной букет гвоздик. Кто тот шофер, который возит моего друга полковника Филби? Он от него в восторге. Замечательный шофер, по его словам. Я хочу знать его на тот случай, если мой водитель заболеет.
- Спасибо, товарищ генерал. Я лично передам ваши слова товарищу Григорьеву.
Карпов повесил трубку. Григорьев. Никогда о нем не слышал. Побеседовать с ним не помешает.

X X X

На следующее утро, 8 апреля, судно "Академик Комаров" прошло через Гринок в устье реки Клайд, направляясь вверх по течению к порту Глазго. В Гриноке была сделана короткая остановка, на борт поднялись лоцман и два офицера-таможенника.
За рюмкой в капитанской каюте они убедились, что судно прибыло из Ленинграда порожняком, чтобы взять на борт груз запасных частей и оснастки для сверхмощных насосов компании "Кэткарт лимитед" в Вейре. Таможенники проверили список экипажа, не запомнив ни одного имени. Позже обнаружится, что матрос Константин Семенов в этом списке был.
Обычно, когда советские нелегалы прибывают в страну назначения на корабле, их имена не фигурируют в списке экипажа. Их провозят инкогнито в тайниках, сделанных столь искусно, что самый тщательный досмотр не может обнаружить. Но эта операция готовилась слишком поспешно и не было времени специально что - либо менять на судне.
Дополнительный "член" экипажа прибыл с людьми из Москвы за несколько часов до отправления "Академика Комарова" в рейс, и у капитана с замполитом не было иного выхода, кроме как внести этого человека в список. Его мореходная книжка была в полном порядке, капитана заверили, что матрос вернется на борт в обратный рейс.
"Матрос" занял отдельную каюту и все время провел в ней, те двое настоящих матросов, которых он потеснил, жили на мешках в подсобке. К тому времени, когда шотландский лоцман поднялся на борт, мешки оттуда убрали. В своей каюте курьер номер два напряженно ждал полуночи.

X X X

В то время как лоцман из Клайда, стоя на мостике "Комарова", вел его мимо полей Стрэтклайда, в Москве был уже полдень. Карпов звонил в автопарк КГБ, где дежурил новый начальник смены.
- Мой шофер, очевидно, заболел гриппом, - сказал он, - завтра его на работе не будет.
- Товарищ генерал, вы обязательно получите замену.
- Я бы предпочел Григорьева. Это возможно? Я слышал о нем наилучшие отзывы.
Донесся шелест бумаги, начальник проверял списки.
- Да, действительно. Он был на задании, но сейчас свободен.
- Хорошо. Направьте его на мою московскую квартиру завтра к восьми утра. Ключи у меня. "Чайка" будет на стоянке.
"Все странно, - думал Карпов, положив трубку. - Григорьеву приказано работать с Филби. Почему? Потому ли, что нужно было слишком много ездить, а это обременительно для жены Филби? Или, может быть, Эрите не следует знать, куда ездит ее муж? Теперь шофер свободен. Что это значит? То, что Филби сейчас там, где шофер больше не нужен".
Вечером Карпов дал своему постоянному шоферу отгул на завтра, чтобы тот мог провести его за городом с семьей.

X X X

В ту же среду вечером сэр Найджел Ирвин встречался со своим другом в Оксфорде.
Что касается колледжа Святого Антония в Оксфорде, то он, как и другие очень влиятельные учреждения, для обыкновенной публики как бы и не существовал. В действительности же он существует, но он настолько мал и незаметен, что любой забредший в академические кущи британских островов может запросто пропустить его.
Здание колледжа - небольшое и стильное - скрыто от посторонних глаз. Тут не получают степени, не обучают студентов, нет выпускников, не вручают дипломы. Здесь работают несколько постоянных профессоров. Слушателей у них совсем мало. Они иногда вместе обедают в колледже, но живут в квартирах, разбросанных по всему городу, некоторые приезжают на занятия из других мест. Посторонних очень редко приглашают в колледж с лекциями. Для них это большая честь. Профессора и слушатели пишут исследования и представляют их в высшие эшелоны британских государственных структур. Там их внимательно изучают. Финансируется колледж частным образом.
Фактически это "мозговой центр", где лучшие умы заняты самыми актуальными проблемами и разработками, часто не академического характера.
В тот вечер сэр Найджел ужинал в колледже со своим другом профессором Джереми Суитингом. После замечательного ужина оба направились в профессорский домик на окраине Оксфорда, чтобы выпить по чашечке кофе с портвейном.
- Ну, Найджел, - сказал профессор Суитинг, когда они, выпив немного "Тэйлора", сидели, расслабившись, возле камина в кабинете, - чем могу тебе помочь?
- Джереми, ты слышал что-нибудь об МБР?
Рука профессора Суитинга замерла на полпути ко рту.
- Знаешь, Найджел, ты способен испортить человеку весь вечер. Где ты услышал эти буквы?
Вместо ответа сэр Ирвин передал ему доклад Престона. Профессор Суитинг внимательно читал в течение часа. Ирвин знал, что в отличие от Престона профессор не писал подобных докладов. Его интересы не выходили за рамки чистой науки. Он обладал энциклопедическими знаниями по марксистской теории и практике, диалектическому материализму, ленинскому учению о теории и практике завоевания власти. Его методами были чтение, изучение, сопоставление и анализ.
- Очень интересно, - сказал Суитинг, возвращая доклад, - другой подход, другое отношение, конечно же, совершенно другая методология. Но наши выводы совпадают.
- А как вы пришли к нашим выводам? - вкрадчиво спросил сэр Найджел.
- Все это, разумеется, только теория, - начал Суитинг. - Из тысячи соломинок можно сложить копну сена, а можно и не сложить. Над своей темой я работаю с 1983 года.
Он говорил в течение двух часов. И когда сэр Найджел отправился обратно в Лондон, он выглядел очень озабоченным.

X X X

"Академик Комаров" причалил в порту Финнистон в центре Глазго. Утром можно было уже грузиться. В этом порту нет ни таможни, ни иммиграционных служб, иностранные моряки могут запросто сходить на берег, попадая с пристани в центр города.
В полночь, когда профессор Суитинг все еще беседовая с сэром Найджелом, матрос Семенов сошел на пристань, пересек набережную, обойдя бар "Бэтти", у дверей которого несколько пьяных моряков требовали еще по одному стаканчику, и повернул на Финнистон - стрит.
Одет он был неброско: стоптанные туфли, вельветовые брюки, свитер и куртка с капюшоном. В руке он нес брезентовый рюкзак, затянутый веревкой. Перейдя автостраду Клайд - сайд, он дошел до Арджил-стрит, повернул, налево и пошел по ней вплоть до перекрестка Патрик Кросс. Он шел прямо в Хиндлэнд-роуд. Пройдя милю" вышел на другую магистраль Грейт-Вестерн-роуд. Он выучил маршрут назубок несколько дней назад.
Семенов посмотрел на часы, в запасе было полчаса, а до места встречи отсюда минут десять ходу. Он повернул налево и пошел по направлению к отелю "Понд", который находился недалеко от озера с лодочной станцией, в ста ярдах от бензоколонки, огни которой были видны издалека. Он почти дошел до автобусной остановки на пересечении Грейт-Вестерн с Хьюэнжен роуд, когда увидел их. Они сидели на остановке. Было полвторого ночи. Их было пятеро.
В Англии их называют бритоголовыми, или панками, а в Глазго - нэды. Он подумал, что надо бы перейти дорогу, но было уже поздно. Один из них окликнул его, и все пятеро вышли и из-под навеса. Он мог немного говорить по-английски, но их грубый пьяный местный диалект поставил его в тупик. Они встали поперек тротуара, и ему пришлось выйти на дорогу. Один из парней схватил его за руку и прокричал что-то непонятное. То, что он произнес, означало вопрос: что ты прячешь в своем рюкзаке?
Он не понял, отрицательно повертел головой и попытался пройти вперед. Его окружили, он упал под градом ударов. Когда он скатился в канаву, его стали бить ногами. Сквозь боль он чувствовал, как чьи-то руки пытались вырвать его рюкзак, поэтому он скрючился, прижав его к животу. Тогда его стали бить по голове и по почкам.
Прочные четырехэтажные дома из серого камня, в которых проживают семьи со средним достатком, на Девоншир-террас окнами выходят на перекресток. На последнем этаже одного из них пожилая вдова миссис Сильвестер, мучимая артритом, не могла заснуть. Она услышала крики и выглянула в окно. То, что она увидела, заставило ее проковылять к телефону, набрать 999 и вызвать полицию. Она назвала дежурному улицу и попросила немедленно выслать наряд, но на вопрос об имени и адресе звонившая не ответила и повесила трубку. Солидные люди с Девоншир-террас не любят попадать в разные истории.

X X X

Когда прозвучал телефонный звонок, полицейские констебли Элестэр Крейг и Хью Мак Бэйн находились в патрульной машине в миле от Грейт-Вестерн, в Хилхеде. Дороги были пустынны, поэтому они добрались до автобусной остановки за полторы минуты. Услышав звук сирены, нэды бросили попытки вырвать рюкзак, бросились наутек через зеленый газон, разделяющий Большую Западную дорогу и Хьюхенден, куда полицейская машина проехать не могла. Когда констебль Крейг выскочил из машины, они уже скрылись из виду, и преследование было бесполезным. В любом случае надо было заняться жертвой.
Он склонился над лежащим. Тот был без сознания.
- "Скорую", Хью, - крикнул он Мак Бэйну, который тотчас же связался с больницей. Через шесть минут "Скорая" из больницы Вестерн была на месте. К тому времени полицейские накрыли избитого одеялом.
Санитары положили его на носилки и поместили в машину. Крейг поднял лежавший на земле рюкзак и положил его рядом с санитарами.
- Езжай с ними, я поеду следом, - крикнул Мак Бэйн. Крейг сел в "скорую". Через пять минуть все они были в отделении травматологии. Санитары выкатили носилки и повезли по коридору.
Крейг подождал, пока Мак Бэйн припарковал машину и подошел к нему,
- Ты займись его оформлением, Хьюги, а я пойду попытаюсь узнать его имя.
Мак Бэйн вздохнул, ему всегда приходилось возиться с документами. Крейг поднял рюкзак и пошел вслед за носилками в отделение. В отделении по обе стороны большого коридора было двенадцать палат. Одиннадцать палат использовались для пациентов, а двенадцатая служила кабинетом медсестры. Двери, выходившие в приемное отделение, были зеркальными, сквозь них были видны пациенты, ждавшие приема, - избитые пьянчужки - жертвы ночных драк. Оставив Мак Бэйна заполнять необходимые документы, Крейг прошел в зеркальную дверь и заметил, что носилки с потерпевшим стоят в противоположном конце коридора. Сестра бегло осмотрела доставленного и попросила санитаров переложить его на кушетку в одной из палат. Палата находилась как раз напротив кабинета сестры.
Вызвали младшего врача, жившего при больнице. Это был индус по имени Мета. Санитары раздели потерпевшего до пояса. Доктор тщательно осмотрел больного, не обнаружив никаких поверхностных ран, велел отправить его на рентген. Затем он отправился осматривать человека, поступившего с места автомобильной катастрофы.
Сестра позвонила в рентген - кабинет, ей ответили, что примут пациента как только освободятся. Она поставила чайник, чтобы заварить себе чашку чая. Констебль Крейг, убедившись, что потерпевший без сознания, взял его куртку и рюкзак и положил их на стол в кабинете медсестры. Он решил осмотреть их.
- У тебя не будет чашечки чая и для меня? - спросил он сестру с фамильярностью, свойственной стражам порядка.
- Будет, - сказала она, - будет, но не для таких, как вы.
Крейг хмыкнул. Он пощупал карманы куртки и вынул мореходную книжку. В ней была вклеена фотография человека, которого они подобрали на улице. Текст был на двух языках: русском и французском. Он не знал ни того, ни другого, но, поскольку имя пострадавшего было написано латинскими буквами, полицейский все понял.
- Кто этот парень? - спросила сестра, разливая по чашкам чай.
- Похоже, что матрос и к тому же русский, - ответил Крейг. Житель Глазго, избитый бандой нэдов, - это одно, но иностранец и к тому же русский - это совсем другое. Чтобы узнать с какого он судна, Крейг открыл рюкзак.
В свитер толстой вязки была завернута круглая табачная коробка. Вместо табака в ней, проложенные ватой, лежали три диска: два алюминиевых и между ними диск из серого матового металла. Крейг без интереса пощупал диски, снова обложил ватой, закрыл коробку и положил ее рядом с мореходной книжкой. Он не заметил, что очнувшийся русский наблюдает за ним. Полицейский понял, что нужно сообщить начальству о происшествии с иностранцем.
- Я позвоню, крошка, - сказал он медсестре и пошел к телефону.
- Я тебе не "крошка", - огрызнулась сестра, которая была немного старше 24-летнего констебля Крейга, - чем дольше работаю, тем наглее становятся эти желторотые.
Констебль Крейг начал набирать номер. О чем в это время думал Константин Семенов, мы никогда не узнаем. Забыв о боли, он пристально следил за полицейским в черном мундире, стоявшем к нему спиной. Он видел свою платежную книжку и груз, который должен был доставить человеку на лодочную станцию. Он наблюдал за тем, как полицейский рассматривал содержимое табачной коробки, сам он так и не осмелился открыть ее. Полицейский звонил куда-то. Кто знает, о чем думал русский?
Крейга неожиданно грубо пихнули в бок. Он увидел голую руку, схватившую жестяную коробку. Реакция была мгновенной - бросив трубку, полицейский перехватил ее.
- Что за черт, парень... - крикнул он, потом, подумав, что человек впал в бредовое состояние, схватил его, пытаясь удержать. Жестяная коробка выскользнула из рук русского и упала на пол. Мгновение Семенов глядел на полицейского, потом бросился бежать. С криками: "Эй, парень, вернись!", констебль ринулся за ним по коридору.

X X X

...Коротышка Паттерсон был алкоголиком. Он посвятил жизнь "дегустации" продукции Спейсайда. Безработный, без надежды на трудоустройство, он превратил пьянство в искусство. Вчера вечером, получив пособие, он отправился в ближайшую пивнушку и к полуночи был уже "готов". Обидевшись на фонарный столб, который не подал ему стаканчика наливки, он избил его.
В результате сломал собственную руку и уже собирался направиться к врачу, как заметил голого по пояс, избитого, покрытого синяками человека с окровавленным лицом, выбежавшего из соседней комнаты, которого преследовал полицейский. Чувство глубокого сострадания проснулось в нем. Он не любил полицейских, которые, казалось, только и мечтали о том, чтобы вытащить его то из облюбованного оврага, то из другого милого сердцу убежища, и облить холодной водой. Он пропустил беглеца и выставил ногу.
- Придурок! - падая, закричал Крейг. Когда он поднялся, между ним и русским было уже десять ярдов.
Семенов выбежал через стеклянные двери в приемное отделение и, не заметив маленькой узкой двери слева, которая вела на улицу, повернул направо. Он оказался в том же коридоре, по которому его везли на носилках полчаса назад. Он еще раз повернул направо и увидел, что по коридору прямо на него две медсестры и доктор Мета катят носилки с очередным пострадавшим. Носилки полностью перекрыли проход. Сзади доносился звук шагов бегущего полицейского.
Слева были четыре лифта. Двери одного уже закрывались. Он протиснулся в узкую щель. Двери закрылись за его спиной. Полицейский отчаянно стучал в них. Семенов присел, страдальчески закрыв глаза.
Крейг бросился вверх по лестнице. На каждом этаже он проверял, куда движется лифт. Лифт поднимался. Добежав до десятого, последнего этажа, вспотевший, злой, он совершенно вымотался.
Семенов вышел на десятом. Он заглянул в одну дверь - палата со спящими пациентами. Другая дверь была открыта, она вела на лестницу. Он побежал дальше. В конце коридора последняя дверь тоже была открыта. Она вела на плоскую крышу здания, в теплую спокойную ночь.
Крейг, спотыкаясь, вскоре добрался до этой последней двери, переступил порог и оказался на крыше. Привыкнув к темноте, он различил фигуру человека, стоящего на парапете. Раздражение вмиг покинуло полицейского. "Я бы, наверное, тоже бы запаниковал, очнувшись в московской больнице", - подумал он и двинулся к человеку, подняв руки, чтобы показать, что в них ничего нет.
- Эй, Иван, или как тебя там, все в порядке. Тебя стукнули по голове! Все нормально. Пойдем вниз.
Его глаза окончательно привыкли к темноте. Теперь он отчетливо видел лицо русского.
Человек подпустил его к себе не более, чем на двадцать футов, затем посмотрел вниз, глубоко вздохнул, зажмурил глаза и прыгнул.
Констебль не мог поверить своим глазам. Только через несколько секунд, услышав звук удара о землю, он понял, что случилось. Человек спрыгнул с высоты ста футов и упал на стоянку машин персонала.
- О, господи, - выдохнул полицейский, - горе мне. - Дрожащими руками он достал рацию и связался с участком.

X X X

В ста ярдах от бензоколонки, в полумиле от автобусной остановки, возле отеля "Понд" есть пруд. Несколько каменных ступенек ведут с тротуара к дорожке, опоясывающей его. Внизу у ступенек стоят две деревянные скамейки.
Человек в черной кожаной куртке и штанах, похожий на мотоциклиста, взглянул на часы. Три ночи. Встреча была назначена на два. Предусматривалась возможная часовая задержка. По запасному варианту вторая встреча будет в другом месте ровно через сутки. Он будет там. Если связной не появится, то придется воспользоваться радиоприемником. Мотоциклист поднялся и ушел.

X X X

Полицейский констебль Хью Мак Бэйн, пока его напарник пытался догнать русского, устанавливал точное время драки и телефонного звонка в дежурную часть. К тому моменту, когда его бледный, потрясенный товарищ спустился в приемное отделение, время было установлено.
- Элистэр, ты узнал его имя, адрес? - спросил Хью.
- Он... он был... русским матросом, - ответил Крейг.
- О черт, этого нам еще не хватало! Как его имя?
- Хью, он... только что... бросился с крыши.
Мак Бэйн отложил ручку и недоуменно уставился на своего напарника. Но полицейский взял в нем верх. Любой полицейский знает, что, когда дела идут плохо, нужно страховаться, надо выполнить все процедуры, согласно закону, никаких "ковбойских" штучек, никаких, даже самых умных инициатив.
- Ты связался с участком? - спросил он.
- Да, они скоро будут здесь.
- Пойдем за доктором, - сказал Мак Бэйн.
Доктор Мета очень устал после ночных приемов. Он потратил не более двух минут на осмотр трупа, констатировал смерть. Дальше не его дело. Два санитара накрыли тело, "скорая" отвезла его в городской морг на площади Джослин около Соляного рынка. Теперь уже другие люди снимут с него оставшуюся одежду: туфли, носки, брюки, кальсоны, наручные часы, упакуют, ко всем вещам прикрепят бирки - все будет в порядке.
В больнице оставалось заполнить еще несколько документов. Документы о приеме больного решили сохранить как свидетельство, но, в принципе, они были уже бесполезны. Два констебля упаковали и надписали все оставшиеся в больнице вещи. Список был следующий: куртка - 1 шт., свитер со стойкой - 1 шт., рюкзак - 1 шт., свитер толстой вязки - 1 шт., круглая табачная коробка - 1 шт.
Когда работа уже заканчивалась, в больницу прибыли инспектор и сержант, оба в форме, и попросили выделить им кабинет. Они заняли комнату администратора и принялись записывать показания констеблей. Через десять минут инспектор отправил сержанта в машину, чтобы тот связался с дежурным главным инспектором. Было 9 апреля, четверг, четыре утра, в Москве уже было восемь.

X X X

Пропустив поток транспорта, машина генерала Карпова выехала на прямую магистраль, ведущую в Ясенево. Тридцатилетний шофер знал, что генерал лично выбрал его и был готов оправдать оказанное доверие.
- Как вам нравится работа у нас? - спросил Карпов.
- Очень нравится.
- Приходится много ездить, но это лучше, чем сидеть в душном помещении?
- Да, я тоже так думаю.
- Вы недавно работали с моим другом полковником Филби?
Небольшая пауза. Черт, подумал Карпов, ему было приказано не упоминать об этом.
- Мм-да.
- Обычно он сам водил машину, до инсульта...
- Он мне говорил об этом. Лучше спрашивать напрямую.
- Куда вы его возили?
Пауза. Карпов видел лицо водителя в зеркало. Он был встревожен. Положение было действительно затруднительным.
- Так, кое-куда в Москве.
- Куда именно, Григорьев?
- Так, никуда, просто по Москве.
- Притормози, Григорьев.
Свернув с главной дороги, "Чайка" остановилась. Карпов подался вперед:
- Знаешь кто я?
- Да.
- Тебе известно мое звание в КГБ?
- Так точно, товарищ генерал-лейтенант.
- Тогда не шутите со мной, молодой человек. Куда конкретно вы его возили?
Григорьев сглотнул. Карпов видел, что он борется сам с собой. Вопрос был в том, кто приказал ему молчать. Если Филби, то Карпов был выше званием. Но, если это кто-то выше... На самом деле, майор Павлов - вот кто напугал Григорьева. Но для русского человека люди из ПГУ - фигуры неизвестные, зато майор кремлевской охраны... Все же генерал оставался генералом.
- В основном на несколько встреч, товарищ генерал. Несколько из них были в центре Москвы, но я был в машине, поэтому не знаю, в какие именно квартиры...
- Несколько в Москве. А еще куда?
- Больше никуда... Еще на одну из дач в Жуковку. "Гнездовье" ЦК", подумал Карпов.
- На чью дачу?
- Честно, не знаю. Мне только давали направление куда ехать и все. А потом я ждал.
- А кто еще приезжал на эти встречи?
- Один раз две машины прибыли вместе, я видел, что кто-то вышел из одной и зашел на эту дачу...
- Вы его узнали?
- Да. До того как я начал работать в гараже КГБ, я был шофером в армии, в 1985 году возил одного полковника из ГРУ. Мы тогда базировались в Кандагаре в Афганистане. Однажды этот офицер ехал с моим генералом. Это генерал Марченко.
"Да - а, - подумал Карпов. - Петр Марченко, мой старый друг, специалист по подрывным акциям".
- А кто-нибудь еще?
- Была еще одна машина. Мы, шоферы, обычно перекидываемся парой слов. Но этот был очень угрюм. Мне только и удалось узнать, что он возит какого - то академика. Честно, это все, что я знаю.
- Поехали, Григорьев.
Карпов откинулся назад и стал разглядывать деревья вдоль дороги. Значит, их четверо. Эти четыре человека что-то планируют для Генерального секретаря. Хозяин - член ЦК или Верховного суда, трое других - Филби, Марченко и неизвестный академик.
Завтра - пятница, день, когда сильные мира сего рано кончают работу и разъезжаются по дачам. Карпов знал, что дача Марченко находится недалеко от Переделкина, то есть недалеко от его собственной дачи. Он знал и об одной слабости Марченко. Генерал вздохнул с облегчением. Надо прихватить с собой побольше коньяка. Это будет тяжелое испытание.

X X X

Главный инспектор Чарли Форбс внимательно слушал констеблей Крейга и Мак Бэйна, время от времени перебивая их вопросами. Он не сомневался, что оба говорят правду, но он служил давно и знал, что правда не всегда спасает твою шкуру.
Дело было плохо. Практически все время, даже в больнице, русского опекали полицейские. И на крыше не было никого, кроме Крейга. Не было и явных причин для самоубийства. Инспектор не мучился вопросом "почему", рассуждая, как и все остальные, что у человека при сотрясении мозга начались галлюцинации, возник панический страх. Инспектор был больше озабочен возможными последствиями этого случая для полиции Стрэтлайда.
Надо найти судно, переговорить с капитаном, провести формальное опознание тела, сообщить обо всем советскому консулу и, конечно же, прессе, этой чертовой прессе. Кое-кто из репортеров будет опять грязно намекать, сев на своего любимого конька, что все это - результат жестокости полицейских. Но самым загадочным вопросом, видимо, так и останется вопрос: почему же все-таки бросился с крыши этот глупец?
Было пол-пятого. В больнице больше нечего было делать. Машины выедут на дежурство с рассветом, а пока пусть возвращаются в управление.
К шести утра два полицейских констебля закончили дачу показаний. Чарли Форбс в своем кабинете разбирался с последними процедурными формальностями. Пытались, но пока тщетно, найти женщину, которая набрала номер 999. Были взяты показания у двух ребят со "скорой", которые отвечали на звонок Мак Бэйна через полицейский селектор.
Во всяком случае, не будет сомнения, что моряка избили панки.
Сестра отделения травматологии предложила свою версию. Встревоженный доктор Мета сделал заявление, а один из санитаров отделения подтвердил, что видел голого по пояс человека, бежавшего через приемное отделение от Крейга. После этого на пути на крышу обоих никто не видел.
Форбс выяснил, что единственным советским судном в порту был "Академик Комаров". Он направил туда полицейскую машину за капитаном для опознания тела. Он же разбудил советского консула, который прибудет к девяти и, без сомнения, с протестом. Он также обратился за помощью к своему главному констеблю и прокурору по делам финансовых правонарушений, которые в Шотландии также выполняют обязанности коронера. Все вещи пострадавшего были упакованы и отправлены на полицейский участок в Патрике (групповое нападение было совершено именно там), где будут храниться под замком по распоряжению прокурора. Прокурор обещал также дать разрешение на вскрытие после десяти часов утра. Чарли Форбс потянулся и, позвонив в столовую, попросил прислать ему кофе и булочек.
Пока в стрэдклайдском полицейском управлении на Питт-стрит главный инспектор Форбс сортировал бумаги, в участке констебли Крейг и Мак Бэйн, подписав свои показания, отправились завтракать в столовую. Оба были очень взволнованы и поделились своими тревогами с седеющим сержантом из отдела уголовного розыска, который сидел с ними за одним столом. После завтрака они попросили у начальства разрешение пойти домой отоспаться и получили его.
Что-то из рассказа констеблей заставило сержанта заказать телефонный разговор за свой счет. Человек, которого он оторвал своим звонком от бритья, был инспектором уголовного розыска. Инспектор Кармайкл внимательно выслушал его, повесил трубку и озабоченно закончил свое бритье.
В половине восьмого Кармайкл разыскал главного инспектора, который должен присутствовать при вскрытии, и попросил допустить его на вскрытие. Тот согласился, напомнив, что процедура состоится в городском морге в десять часов.
В том же морге в восемь утра капитан "Академика Комарова" со своим замполитом (они были неразлучны) смотрели на видеоэкран, где появилось изображение разбитого лица матроса Семенова.
- Это он, - подтвердил замполит, - нам необходимо увидеть консула.
- Он будет в девять на Питт-стрит, - сказал сопровождавший их сержант в штатском. Оба русских выглядели потрясенными и подавленными. "Наверное, они потеряли близкого товарища", - подумал сержант.
В девять утра советский консул вошел в кабинет главного инспектора Форбса на Питт-стрит. Он бегло говорил по-английски. Форбс пригласил его присесть и начал перечислять события минувшей ночи. Не успел он закончить, как консул стал выговаривать ему:
- Это возмутительно, я должен связаться с советским посольством в Лондоне незамедлительно...
Раздался стук в дверь, в кабинет вошли капитан и замполит. С ними был сопровождающий сержант и еще один человек. Он кивнул Форбсу:
- Доброе утро, сэр, не возражаете, если я присяду?
- Устраивайтесь, Кармайкл. Дело не из приятных.
Не пробыв и нескольких секунд в кабинете, замполит отвел консула в сторону и что-то зловеще прошептал ему на ухо. Консул извинился, и они вдвоем вышли в коридор. Минуты через три они вернулись. Консул держался официально и корректно: он, конечно же, свяжется с посольством, он надеется, что полиция Стрэтклайда сделает все возможное, чтобы поймать хулиганов, и... можно ли рассчитывать на то, что тело и все личные вещи покойного будут отправлены в Ленинград на "Академике Комарове", который отплывает сегодня.
Форбс был вежлив, но несокрушим. Попытки полиции поймать хулиганов будут продолжены. Все это время тело должно находиться в морге, а все личные вещи - в сейфе полицейского участка в Патрике. Консул кивнул. Он понимал важность процедурных вопросов. С этим они ушли.
В десять Кармайкл был в морге. Вскрытие проводил профессор Харланд. Разговор, как обычно, был о погоде, о гольфе, о будничных мелочах. На анатомическом столе лежало тело матроса Семенова.
- Можно взглянуть? - спросил Кармайкл. Патологоанатом кивнул.
Десять минут провел Кармайкл, рассматривая то, что осталось от Семенова. Когда он ушел, профессор приступил к вскрытию. В это время инспектор звонил в Эдинбург, а точнее, в отдел управления внутренних дел и здравоохранения Шотландии, известный как Шотландский офис, размещавшийся в доме Святого Эндрю. После этого он поговорил с отставным помощником комиссара, единственной обязанностью которого в Шотландском офисе было поддерживать связь с МИ-5 в Лондоне.
В полдень в отделе С-4(С) на Гордон-стрит зазвонил телефон. Брайт поднял трубку, прислушался и передал ее Престону:
- Это тебя. Они ни с кем больше не хотят говорить.
- Кто спрашивает?
- Шотландский офис, Эдинбург. Престон взял трубку.
- Джон Престон... Да... Доброе утро... Послушав несколько минут, он нахмурился и записал имя Кармайкла в свой блокнот.
- Да, я буду, прилечу трехчасовым рейсом. Пусть он меня встретит в аэропорту Глазго. Спасибо.
- Глазго? - спросил Брайт. - Они и туда добрались?
- Да там какой-то русский бросился с крыши. Я вернусь завтра. Скорее всего это пустячное дело, но мне хочется вырваться из этого дома хоть на денек.

Глава 15

Аэропорт Глазго находится в восьми милях от города и соединен с ним автомагистралью М8. Самолет, на котором прилетел Престон, приземлился около половины пятого, и так как у Престона был только ручной багаж, он появился в вестибюле аэропорта через десять минут после приземления. Он подошел к справочному бюро, дежурная громко объявила: мистер Кармайкл, вас ожидает...
Инспектор уголовного розыска из спецотдела подошел к нему и представился. Через пять минут они сидели уже в машине инспектора, которая неслась по автомагистрали к темнеющему городу.
- Обсудим все по дороге, - предложил Престон, - изложите, что произошло.
Кармайкл был краток и точен. В обстоятельствах было довольно много пробелов, которые он не мог восполнить, но у него было время познакомиться с показаниями полицейских констеблей. Он изложил все, что знал. Престон молча слушал его.
- Так что же заставило вас позвонить в Шотландский офис и вызвать человека из Лондона? - спросил он.
- Возможно, я ошибаюсь, но мне думается, что этот человек не матрос торгового флота, - сказал Кармайкл.
- Продолжайте.
- К тому же Крейг сообщил одну подробность сегодня утром, - продолжал Кармайкл, - я при этом не присутствовал, но ее услышал человек из разведотдела. Он-то мне и позвонил. То, что сказал Крейг, подтвердил и его напарник Мак Бэйн. Ни один из них не упомянул о ней в своих официальных показаниях, так как это всего лишь их домыслы. Но все же это стоит проверить.
- Я слушаю.
- Они сказали, что, когда нашли этого моряка, он лежал скрючившись, обхватив руками рюкзак и прижав его к животу. Крейгу показалось, что он защищал его пуще жизни.
Престону это тоже показалось странным. Если человека избивают до смерти, он, конечно же, инстинктивно скрючивается, но при этом защищает руками голову. Почему человек подставил голову, чтоб защитить ненужный рюкзак?
- Затем, - продолжил Кармайкл, - я заинтересовался местом и временем происшествия. В порту Глазго моряки обычно идут в бары "Бэтти" или "Стэйбл", Этого человека нашли в четырех милях от доков. Он шел неизвестно куда, поздно ночью, и мне точно известно, что поблизости нет ни одного бара. Так куда же он, черт возьми, шел?
- Хороший вопрос, - сказал Престон, - что дальше?
- В десять утра, когда я пришел на вскрытие, я обнаружил, что тело при падении сильно пострадало, но лицо, за исключением пары синяков, было в порядке. Нэды били его в спину и по затылку. Я видел лица моряков торгового флота и раньше. Они обычно обветренны, потрескавшиеся от непогоды, загорелые, испещрены морщинками. У этого же было лицо бледное - лицо человека, не привыкшего к жизни на палубе. Затем его руки. У него должны быть загорелые руки с огрубевшими ладонями. У пострадавшего же были мягкие и белые руки служащего. И, наконец, последнее - его зубы. Я думал, что у матроса из Ленинграда состояние зубов будет "типично русское": темные пломбы, стальные коронки. У этого человека были золотые пломбы и две золотые коронки.
Престон одобрительно кивнул. Кармайкл был наблюдателен. Они подъехали к стоянке перед отелем, в котором Кармайкл забронировал Престону номер на один день.
- И последняя деталь. Она мелка, но все же важна, - заключил Кармайкл, - перед вскрытием советский консул побывал у главного инспектора на Питт-стрит. Я тоже там был. Он готов был заявить протест, но вошли капитан с замполитом. Последний пошептался с консулом, вышел переговорить с ним в коридор. Вернувшись, консул стал вежливее и уступчивее, как будто замполит сообщил ему что-то важное о погибшем. У меня сложилось впечатление, что они не хотят поднимать шум, пока не переговорят с посольством.
- Вы кому-нибудь из полиции сообщили, что я приеду? - спросил Престон.
- Нет еще, - ответил Кармайкл, - вы хотите, чтобы я это сделал?
Престон покачал головой.
- Подождите до утра. Там и решим. Может быть, все это пустяки.
- Будут ли какие-нибудь распоряжения?
- Дайте мне копии всех показаний и список личных вещей потерпевшего. Кстати, где они?
- Закрыты в участке на Патрик-стрит. Я достану вам копии показаний и привезу их позже.

X X X

Генерал позвонил своему другу из ГРУ. Сообщив, что курьер из Парижа привез ему две бутылки французского бренди, он сказал, что сам он не пьет, но хотел бы в качестве подарка отвезти бренди Петру Марченко на дачу в выходные. Будет ли на даче кто-нибудь, чтобы вручить пакет. Нет ли телефона на даче Марченко и как туда позвонить. У сотрудника ГРУ были все сведения. Сообщив их генералу, он сразу же забыл этот разговор.
Зимой на большинстве дач советской элиты живут домработницы и персонал, обслуживающий хозяйство. Когда Карпов позвонил, к телефону подошла домработница Марченко. Она сказала, что хозяин приедет на следующий день, в пятницу, как обычно после шести вечера. Он поблагодарил ее и положил трубку. Он решил отпустить шофера и устроить Марченко сюрприз - подъехать к нему часам к семи.

X X X

Престон лежал на кровати, рассуждая сам с собой. Кармайкл привез ему все показания, взятые в больнице и в управлении. Как любые показания, они были изложены сухим канцелярским языком, совсем не похожим на тот, каким люди обычно излагают то, что они видели и слышали. Факты и никаких эмоций.
Престон не знал одной детали, потому что Крейг не упомянул о ней, а медсестра просто не видела: перед тем как выбежать из палаты в коридор, Семенов пытался схватить круглую табачную коробку. Крейг просто сообщил, что пострадавший толкнул его.
В списке личных вещей тоже не было ничего интересного. Числилась круглая табачная коробка с содержимым. А что имелось в виду под "содержимым"? Может быть, махорка?
Престон перебрал в уме возможные версии. Первая: Семенов - тайный агент, которого забросили на территорию Британии, что маловероятно. Он числится в списке экипажа, его отсутствие на судне в момент отплытия в Ленинград могло вызвать подозрение.
Итак, он прибыл в Глазго и покинул судно ночью в четверг. Что он делал в тот поздний час на полпути к Грейт-Вестерн-роуд? Хотел передать посылку через тайник или шел на встречу? Неплохо. А может, взять посылку, чтобы доставить ее в Ленинград? Уже лучше. Но некоторые сомнения мучили Престона.
Зачем с таким отчаянием матрос защищал рюкзак, будто вся жизнь зависела от этого? Он же уже должен был освободиться от того, что доставил.
Если, наоборот, он прибыл забрать груз, но еще не успел этого сделать, то опять возникал все тот же вопрос. Если он забрал груз, то почему никаких интересных документов или вещей при нем не найдено.
И если то, что он должен был передать или забрать, было спрятано в одежде, то зачем ему понадобился рюкзак. Если что-то было зашито в подкладку его куртки или брюк, спрятано в каблуке ботинка, то почему бы не отдать нэдам рюкзак, из-за которого все и началось. Он бы спас свою жизнь, придя на встречу или обратно на корабль (неизвестно куда именно он направлялся) всего с парой синяков.
Престон прокрутил еще несколько вариантов. Возможно, матрос прибыл как курьер для очной встречи с советским агентом, работающим в Британии. Зачем? Чтобы передать устную информацию? Непохоже. Есть более надежные способы это сделать. Получить устный рапорт? То же самое. Встретиться с резидентом, чтобы поменяться с ним местами? Тоже не подходит. Фотография в мореходной книжке была его, Семенова. Если бы он должен был поменяться местами с нелегалом, Москва бы выдала ему вторую платежную книжку с нужной фотографией, чтобы тот, другой, мог взойти на судно как матрос Семенов. И вторая книжка была бы при нем. В крайнем случае зашитая в подкладку... В подкладку чего? В подкладку жакета? Тогда зачем защищать рюкзак? В рюкзак? Ближе к истине. Все дороги ведут к этому проклятому рюкзаку.
Около полуночи он позвонил Кармайклу домой.
- Вы не могли бы заехать за мной в восемь? - спросил Престон, - Я хочу поехать в участок и осмотреть личные вещи погибшего.

X X X

В пятницу утром за завтраком Евгений Карпов спросил свою жену Людмилу:
- Ты сможешь поехать с детьми на дачу сегодня сама?
- Конечно. Ты приедешь после работы? Он рассеянно кивнул.
- Я опоздаю. Мне нужно повидаться с человеком из ГРУ.
Людмила вздохнула про себя. Она знала, что у него есть маленькая щупленькая секретарша, похожая на куропатку, с квартирой в районе Арбата. Ей это было известно, жены часто сплетничают между собой, а в таком расслоенном обществе, как их, большинство ее подруг были женами офицеров такого же ранга, как и ее муж. Она скрывала от мужа, что знает о его слабости.
Ей было пятьдесят, она была замужем за Карповым уже 28 лет. Это было удачное замужество, если брать в расчет его службу. Она была неплохой хозяйкой. Как и другие жены офицеров ПГУ, она потеряла счет вечерам, которые провела в ожидании, пока муж сидел в шифровальной комнате посольства далеко за рубежом. Она выдерживала бесконечную скуку бесчисленных дипломатических приемов, выдерживала молча, не зная иностранных языков, в то время как ее муж, элегантный и приветливый, довольно свободно болтал по английски, французски и немецки, делая свою работу под прикрытием посольства.
Она потеряла счет неделям, проведенным в одиночестве с маленькими детьми на руках в тесной квартирке, когда он, будучи младшим офицером, был где-то далеко на курсах или на задании стоял в тени у Берлинской стены в ожидании возвращения курьера.
Она испытала и панический страх, когда на заграничной станции один из коллег ее мужа сдался западным властям и контрразведчики в течение нескольких часов мучили ее расспросами об этом человеке и его жене. С сожалением она наблюдала, как жену перебежчика, женщину, с которой она могла быть знакома, а сейчас не рискнула бы даже до нее дотронуться, выводили из самолета. Это - работа, говорил ей муж, стараясь успокоить.
Все это было давно. Теперь ее Женя уже генерал, у них светлая и просторная квартира, прекрасно обустроенная дача в строгом соответствии со вкусами мужа: дерево, ковры - удобно, но чуть грубовато. Их сыновья - их гордость, оба учились в университете: один на врача, другой на физика. Не будет больше страшных посольских квартир, через три года муж уйдет в отставку с почестями и хорошей пенсией. А то, что он встречается с другой женщиной раз в неделю, не оригинально. Может быть, так даже и лучше, чем иметь мужа грубого пьянчугу, как у некоторых, или заштатного майора в забытой богом азиатской республике. И все-таки она вздохнула про себя.

X X X

Здание полицейского участка в Глазго не самое привлекательное в городе. В нем дело о драке и самоубийстве потонуло в рутине других дел.
- Дежурный сержант помахал констеблю и провел Кармайкла и Престона внутрь, где открыл комнату, уставленную коробками с вещественными доказательствами различных дел. Он посмотрел на удостоверение Кармайкла без удивления, не удивился он и тому, что Кармайкл с коллегой собрались проверить личные вещи погибшего человека, который оказался иностранным моряком. Сержант знал порядок расследований - полжизни он потратил на них, но он отказался покинуть комнату, пока они открывали коробку и осматривали содержимое.
Престон начал с ботинок. Он проверил каблуки, посмотрел, не снимаются ли подошвы и нет ли специальных тайников внутри.
Носки и нижнее белье заняли меньше времени. Он снял крышку с разбитых наручных часов, но они оказались просто часами. На проверку брюк ушло больше времени: он прощупал все швы и складки в поисках каких - либо уплотнений. Никаких результатов.
Свитер со стойкой, который носил этот русский, осмотреть было гораздо проще: ни швов, ни уплотнений. Гораздо дольше он возился с курткой, но безрезультатно. Когда подошла очередь рюкзака, Престон был убежден, что если этот загадочный товарищ Семенов и имел что-то при себе, то это что-то должно быть тут.
Он начал с грубого свитера, место которого было разве что на свалке. Ничего. Тогда он занялся самим рюкзаком. Через полчаса Престон убедился, что рюкзак имеет двойное брезентовое дно, прошитое несколькими швами, сам мешок сшит из однослойного брезента. Маленькие заклепки в верхней части рюкзака отнюдь не передатчики, а веревка не антенна.
Осталась табачная коробка. Она была русского производства с обыкновенной закручивающейся крышкой. Она все еще пахла едким табаком. Вата была ватой. Три металлических диска: два блестящих - из легкого металла, похожего на алюминий, третий - матовый, как свинец, и тяжелый. Он рассматривал их, положив на стол. Кармайкл смотрел на Престона, а сержант уставился на пол. Его смущали не сами диски, а то, что их назначение было совершенно непонятно.
Алюминиевые диски были проложены тяжелым диском. Тяжелый диск был два дюйма в диаметре, а легкие - три. Престон старался представить себе, для каких целей они предназначены: для радиосвязи, шифровки, дешифровки, фотографии. Ответ был один - ни для чего этого. Это были просто металлические диски. Но почему человек готов был скорее умереть, чем отдать их в руки нэдов, которые просто выкинули бы их в канаву, чем отвечать о них на допросе.
Престон встал и предложил перекусить. Сержант, который пожалел о потерянном времени, собрал вещи и закрыл их в ящик.
Во время ленча в отеле "Понд" (Престон предложил съездить к месту происшествия) он неожиданно извинился и сказал, что ему необходимо срочно позвонить.
- Это займет немного времени, - сказал он Кармайклу, - закажи себе бренди за мой счет.
- Ладно, я так и сделаю, - ухмыльнулся Кармайкл.
Выйдя из отеля, Престон направился к бензоколонке, где сделал несколько покупок в магазинчике. Затем он вернулся в отель и позвонил в Лондон. Он сообщил своему помощнику Брайту номер полицейского участка в Патрике и сказал, в какое точно время необходимо туда перезвонить.
Через полчаса они были снова в том же участке, где раздраженный сержант вновь сопровождал их в комнату для вещественных доказательств. Престон устроился за столом с телефонным аппаратом. Перед собой на столе он взгромоздил кучу вещей из разных пакетов. В три часа зазвонил телефон, монитор показал, что это междугородный звонок из Лондона. Сержант поднял трубку.
- Это вас, сэр. Лондон на проводе, - сообщил он Престону.
- Подойди вместо меня, - попросил он Кармайкла, - узнай, это срочно или нет.
Кармайкл поднялся и подошел к сержанту, который держал трубку. На секунду оба шотландских офицера оказались спиной к Престону.
Через десять минут он в последний раз осмотрел все веши. Кармайкл повез его в аэропорт.
- Я представлю рапорт, - сказал Престон. - Не понимаю, почему этот русский так встревожился. Как долго вещи будут в участке?
- Несколько недель. Советскому консулу это уже сообщили. Поиск хулиганов ведется. Может, удастся поймать одного из них и выйти на всю группу. Но я сомневаюсь.
Престон прошел регистрацию. Нужно было идти на посадку.
- Ты знаешь, это глупо, - сказал Кармайкл, - но если бы этот русский вел себя более сдержанно, мы бы отправили его на судно со всеми вещами и этими "игрушками" да еще бы принесли свои извинения.
Когда самолет набрал высоту, Престон, вынув из сложенного носового платка три диска, еще раз рассмотрел их, снова завернул в носовой платок и спрятал в карман. Они по-прежнему ни о чем не говорили.
Три шайбы, купленные на бензоколонке, заменят их на некоторое время в табачной коробке русского. А сейчас он хочет, чтобы один человек взглянул на них. Человек этот работает недалеко от Лондона, Брайт уже попросил его задержаться на работе до прилета Престона.

X X X

Карпов приехал на дачу Марченко после семи, когда уже стемнело. Дверь открыл ординарец генерала, молодой солдат, и проводил Карпова в комнату. Марченко был рад, но слегка удивлен визиту своего друга из другого, более важного разведотдела.
- Евгений Сергеевич, - прогудел он, - что занесло тебя в мою скромную, обитель. Карпов держал в руках пакет.
- Один из моих ребят только что вернулся из Турции. Ехал через Армению, - сказал он, - замечательный парень, он никогда не возвращается с пустыми руками, в Ереване специально достал вот это.
Он вынул одну из четырех бутылок лучшего армянского коньяка.
В глазах Марченко вспыхнули огоньки.
- "Ахтамар"! - воскликнул он, - самый лучший для ПГУ!
- Да, согласился Карпов, - я ехал к себе на дачу и подумал: один не справлюсь, нужен помощник. Вспомнил про тебя. Ну что, попробуем?
Марченко разразился смехом.
- Саша! Рюмки! - крикнул он.

X X X

Престон прибыл около пяти, забрал свою машину с автостоянки и выехал на автомагистраль М4. Но вместо Лондона он повернул на запад к Беркширу. Через полчаса он был уже у цели - в институте на окраине городка Олдермастон.
Исследовательский институт атомного оружия, известный под названием Олдермастон - любимое место маршей участников движения за мир, убежденных, что именно здесь создают атомные бомбы. На самом деле это многопро фильная организация. Тут действительно конструируют ядерные устройства, но также ведут исследования в области химии, физики, машиностроения, взрывчатых веществ, фундаментальной и прикладной математики, радиобиологии, медицины, электроники. Кстати же здесь было прекрасное отделение металлургии.
Несколько лет назад один из ученых Олдермастона прочел лекцию о металлах, используемых при изготовлении взрывчатки и бомб в Ирландской республиканской армии. Лекция предназначалась для офицеров - разведчиков, работавших в то время в Ольстере. Одним из тех, кто хорошо запомнил лекцию уэльсского ученого, был Престон.
Доктор Дэфидд Уинн-Эванс ждал его в вестибюле. Престон представился и напомнил Уинн-Эвансу о той давнишней лекции.
- Да, ну и память у вас, - сказал он с явным уэльсским акцентом, итак, мистер Престон, чем могу служить?
Престон достал из кармана носовой платок, развернул его и протянул ученому три диска.
- Их забрали у одного человека в Глазго, - признался он. - Я хочу знать, что это такое и для чего может быть использовано.
Доктор посмотрел поближе.
- Трудно сказать без тщательного анализа и проверки, - ответил специалист по металлам. - У меня завтра торжественный ужин, а послезавтра - свадьба дочери. Если я займусь ими в понедельник, а?
- В понедельник? - переспросил Престон. - Я сам хотел бы отдохнуть. Буду дома. Вы позвоните мне туда, в Кенсингтон.
Доктор Уинн-Эванс заторопился наверх, закрыл диски в своем сейфе, потом попрощался с Престоном и поспешил на ужин. Престон отправился в Лондон.

X X X

Пока он ехал, на станции в Менуиз-Хилл был запеленгован тайный радиопередатчик. Станции Броди в Уэльсе и Чиксанде в Бедфордшире тоже зарегистрировали его. Передача велась из района холмов к северу от Шеффилда.
Когда полиция прибыла на это место, на пустынной дороге, лежащей в стороне от главной магистрали, никого уже не было.
Позже вечером один из дежурных офицеров встретился с начальником смены в его кабинете отделения радиоперехвата в Челтенхэме.
- Это все тот же, черт, - выругался он. - У него отличная машина и хороший передатчик. Сеанс длился всего пять секунд. Мне кажется, мы его не расшифруем. Тогда в Дербишире, теперь в Йоркшире. Видимо, он где-то на севере Мидленда обитает.
- Следите за ним, - сказал начальник, - у нас давно не было так неожиданно заговорившего передатчика. Интересно, что он передает.
Что хотел сказать майор Валерий Петровский и что передал его радист, расшифровывалось так: "Курьер номер два не вышел на контакт. Радируйте о скорейшем прибытии нового".

X X X

Первая бутылка "Ахтамара" была пуста, они начали вторую. Марченко раскраснелся, но под настроение мог выпить и две бутылки целиком, не теряя самоконтроля.
Карпов, который редко пил для удовольствия и еще реже в одиночестве, закалил свой желудок за годы, проведенные на дипломатической службе. И когда нужно, он всегда сохранял ясную голову. Кроме того, еще в Ясеневе он заставил себя съесть полфунта масла, что замедляет действие алкоголя, так как жир, устилая стенки желудка, замедляет действие алкоголя.
- Чем ты занимаешься сейчас, Петр? - спросил он. Глаза Марченко сузились.
- Ты почему спрашиваешь?
- Успокойся, Петр, мы знаем друг друга. Вспомни, кто спас твою задницу в Афганистане три года назад? Ты мой должник. Что происходит?
Марченко согласно кивнул. Он вспомнил: в 1984 году он возглавлял крупную операцию ГРУ против исламских повстанцев у перевала Хайбер. Был там один лидер моджахедов, который совершал рейды на Афганистан с территории Пакистана. Марченко опрометчиво отправил небольшой отряд в Пакистан, чтобы схватить его. Группа попала в переделку. Участвовавшие в операции афганцы приняли страшную смерть. Лишь русскому посчастливилось остаться в живых. Моджахеды передали его в руки пакистанских властей, надеясь получить в обмен оружие.
Марченко висел на волоске. Он обратился за помощью к Карпову, тот, возглавлявший в то время Управление "С", рискнул одним из своих лучших агентов - офицером пакистанской армии в Исламабаде, - велев ему сделать все, но освободить русского и переправить его обратно через границу. из-за опрометчивости Марченко мог разразиться крупный международный скандал, а его имя пополнило бы длинный список советских офицеров, сломавших свою карьеру в этой никчемной стране.
- Да, я перед тобой в долгу, но не спрашивай, чем я занимался последние несколько недель. Это специальное задание, почти от самого... Надеюсь, ты понимаешь о ком я говорю? Никаких имен.
Он потеребил кончик носа своими толстыми пальцами и важно кивнул.
Карпов налил еще по одной рюмке. В ход пошла третья бутылка.
- Извини за любопытство, - продолжил Карпов, - не будем больше говорить об этом. Не будем говорить об операции...
Марченко предостерегающе погрозил пальцем. Его глаза налились кровью. Он был похож на раненого кабана в зарослях кустарника, мозг которого затуманен не болью и потерей крови, а алкоголем. Но он был от этого не менее опасен.
- Никакой операции, выброси это из головы. Я присягнул, что сохраню все в тайне... Все мы. Это очень высоко... выше, чем ты думаешь. Не упоминай об этом, ладно?
- И не подумаю, - ответил Карпов, вновь наполняя рюмки.
Пользуясь тем, что Марченко был уже пьян, он подливал ему больше, чем себе, стараясь держать ухо востро.
Через два часа осталась только треть последней бутылки "Ахтамар". Марченко клевал носом. Карпов поднял бокал.
- За забвение!
- За забвение? - спросил Марченко в замешательстве. - Со мной все в порядке. Пей свою содовую в ПГУ, от нее не забудешься...
- Да нет же, - пояснил Карпов. - За то, чтоб забыть о плане. Забыть и все!
- "Аврору"? Да, забудем! Чертовски замечательная идея.
Они выпили. Карпов снова наполнил бокалы.
- И всех забыть. И Филби... и академика. Марченко кивнул утвердительно. Он попытался выпить еще, но, промахнувшись, попал рюмкой в подбородок.
- Крылов? Задница. Забудем всех их!
Была полночь, когда Карпов доплелся до своей машины. Он немного постоял, опершись на дерево, потом засунул два пальца в рот и выплеснул на снег все содержимое желудка, постоял немного, жадно глотая морозный ночной воздух. Немного помогло. Путь до собственной дачи стал для него кошмаром. Он поцарапал решетку и дважды чуть не сделал аварию.
Людмила не спала. Она уложила его в постель, напуганная тем, что он проделал путь от Москвы в таком состоянии.

X X X

В субботу утром Престон приехал в Тонбридж, чтоб забрать сына Томми. Всегда, когда он забирал Томми из школы, на него обрушивался град воспоминаний и впечатлений о прошедшей четверти, намерений и планов на следующую четверть, планов на предстоящие каникулы, похвалы друзьям, презрительные отзывы о врачах и их коварстве.
Дорожная сумка, коробка со сладостями были в машине. Дорога обратно в Лондон для Престона была блаженством. Он рассказал сыну о своих планах на неделю, которую они проведут вместе, и был счастлив, что сын одобрил их. Но лицо мальчика сникло, когда он вспомнил, что через неделю ему придется вернуться в дорогие апартаменты в Мэйфэре, где жила Джулия со своим другом - промышленником. Этот человек годился Томми в дедушки, и Престон подозревал, что ребенок у старика вызывает раздражение своими шалостями.
- Папа, - сказал Томми, когда они проезжали Воксхоллский мост, - почему мне нельзя жить у тебя всегда?
Престон вздохнул. Непросто было объяснить все двенадцатилетнему мальчугану.
- Потому что, - начал он осторожно, - твоя мама и Арчи не женаты. Если бы я попросил ее об официальном разводе, она бы потребовала с меня определенную сумму денег, которая называется содержанием. Но с моим жалованьем я не могу заплатить эту сумму. То есть у меня не хватает денег, чтобы содержать ее, себя и тебя, чтобы платить за твою школу. Если я не в состоянии заплатить эту сумму, суд решит, что тебе лучше жить только с мамой. Тогда нам пришлось бы видеться даже реже, чем сейчас.
- Я не знал, что все зависит от денег, - грустно сказал мальчик.
- Да в конечном счете все зависит от денег. Грустно, но факт. Несколько лет назад, если бы я мог устроить лучшую жизнь для тебя и твоей матери, может быть мы бы не разошлись. Но я был просто военным офицером, и даже когда ушел из армии в министерство внутренних дел, зарплата осталась не слишком большой.
- А что ты делаешь в министерстве внутренних дел? - спросил мальчик. Он пытался обойти тему разлуки родителей.
- Я вроде бы как небольшой чиновник, - сказал Престон.
- Ух, это должно быть скучная работа.
- Да, это действительно так, - согласился Престон.

X X X

Евгений Карпов проснулся в полдень в тяжелом похмелье. Только полдюжины таблеток аспирина помогли ему. После завтрака полегчало, он решил пройтись.
Что-то осталось в глубине его сознания: какие-то полурасплывчатые воспоминания, обрывки фраз, имя Крылова. Один из секретных справочников, которые он держал на даче, пояснил: профессор Крылов Владимир Ильич, историк, профессор Московского университета, член КПСС, академик Академии наук, член Верховного Совета и пр., и пр. Это все он знал. Должно быть еще что-то.
Он шел по снегу в глубокой задумчивости, опустив голову. Дети ушли кататься на лыжах, воспользовавшись последними зимними деньками. Людмила шла рядом с мужем. Она чувствовала его настроение и воздерживалась от расспросов.
Вчера ночью она была удивлена, но, с другой стороны, успокоена: до такой степени напиться у дамы сердца невозможно. Скорее всего он был с кем-то из коллег по ГРУ, так называемых "соседей". Так что подруга с Арбата исключалась.
В начале четвертого его осенило. Он остановился и неожиданно произнес:
- Ну конечно же, черт побери! - с облегчением улыбнулся и взял жену под руку. Вместе они вернулись в дом.
Генерал Карпов знал, что он будет должен проверить кое-какие документы у себя в кабинете в понедельник утром, и посетить профессора Крылова в понедельник вечером.

Глава 16

В понедельник утром, когда Престон с сыном собирались уходить из дома, зазвонил телефон.
- Мистер Престон? Это Дэфидд Уинн-Эванс.
Сначала он не понял, с кем разговаривает, но потом вспомнил о своей просьбе в пятницу.
- Я посмотрел ваши металлические пластинки. Очень интересная вещь. Вы не могли бы подъехать, надо переговорить.
- Вообще-то я в отпуске, взял несколько дней за свой счет, - сказал Престон, - вас устроит, если я подъеду в конце недели?
На другом конце трубки возникла пауза.
- Я думаю, чем раньше, тем лучше.
- А нельзя изложить суть дела по телефону?
- Это не телефонный разговор, - ответил Уинн-Эванс.
Престон на минуту задумался. Они с Томми собирались в Виндзор Сафари Парк на целый день. Парк находится в Беркшире.
- Тогда сегодня, скажем, в пять? - спросил он.
- В пять так в пять, - согласился ученый. - Обратитесь к администратору.

X X X

Профессор Крылов жил на верхнем этаже на Комсомольском проспекте. Из его окна открывался вид на Москва - реку, и университет был рядом. Генерал позвонил в дверь в начале седьмого, академик сам открыл ему. Он недоуменно смотрел на гостя, не узнавая его.
- Товарищ Крылов?
- Да.
- Я генерал Карпов. Надо поговорить с вами кое о чем.
Он протянул свое удостоверение. Профессор посмотрел его, обратив внимание на звание - генерал - и на то, что гость представлял Первое Главное управление КГБ. Крылов жестом пригласил войти, провел Карпова в гостиную и предложил сесть.
- Чем обязан? - спросил он, садясь напротив.
Это был человек с чувством личного достоинства и без трепета перед генералом КГБ.
Карпов понял, что профессор - твердый орешек. Эриту Филби можно было запутать, и она рассказала о существовании шофера; шофера Григорьева можно было запугать высоким званием; Марченко, старого коллегу и человека, любившего много выпить, можно было подпоить. Но Крылов был недосягаем по положению в партии, Верховном Совете, Академии. Он входил в элиту государства. Карпов решил, не теряя времени, брать быка за рога. Это был единственный выход.
- Профессор Крылов, в интересах государства я хочу знать, что известно вам о плане "Аврора".
Крылов застыл, как от удара, затем гневно вспыхнул:
- Генерал Карпов, вы превышаете свои полномочия, - резко сказал он, - я не понимаю, о чем идет речь.
- А я думаю, понимаете, - спокойно возразил Карпов, - и я думаю, что вы должны мне рассказать, в чем заключается план.
В ответ Крылов властно протянул руку:
- Документ о полномочиях!
- Я уполномочен званием и службой, - сказал Карпов.
- Если у вас нет документа, подписанного лично Генеральным секретарем, то у вас нет никаких полномочий, - холодно произнес Крылов. Он поднялся и пошел к телефону. - Пора прекратить этот допрос и сообщить обо всем человеку, имеющему гораздо большие полномочия... - Он поднял трубку и начал набирать номер.
- Не очень хорошая идея, - предупредил Карпов. - Известно ли вам, что один из консультантов, полковник Филби, уже исчез?
Крылов остановился.
- Что вы имеете в виду? - спросил он. Его уверенность была поколеблена.
- Садитесь и выслушайте меня.
Академик послушался. В коридоре хлопнула дверь. Донеслись звуки джаза.
- Я имею в виду то, - сказал Карпов, - что его нет у себя на квартире, шофер отстранен от работы, жена не имеет представления, где он и когда вернется.
Карпов блефовал, но ставка была высока. Тень беспокойства промелькнула во взгляде профессора. Он попытался перехватить инициативу.
- Никаких государственных дел я обсуждать с вами, товарищ генерал, не буду.
- Все не так просто, профессор, - продолжил Карпов, - у вас есть сын Леонид?
Внезапная перемена темы разговора застала профессора врасплох,
- Да, - кивнул он, - есть. А что?
- Сейчас объясню.

X X X

А в другой части Европы на исходе теплого весеннего дня Джон Престон с сыном выезжали из Виндзор Сафари Парка.
- Заедем в одно место ненадолго, - сказал отец, - это недалеко. Ты когда-нибудь был в Олдермастоне? Мальчик широко раскрыл глаза.
- Там, где делают бомбы, на военном заводе?
- Это не военный завод, - поправил Престон, - это исследовательский институт.
- Вот здорово! И мы туда поедем? А нам разрешат войти внутрь?
- Мне разрешат. А тебе придется посидеть в машине на стоянке. Это не займет много времени.
И он повернул машину на север, чтобы выехать на магистраль М4.

X X X

- Чуть более двух месяцев назад ваш сын вернулся из командировки в Канаду, куда ездил в составе торговой делегации как переводчик, спокойно начал Карпов.
Крылов кивнул.
- Ну и что же?
- А то, что мои люди в это время следили за одной молодой личностью, интересовавшейся, слишком интересовавшейся членами советской делегации, особенно секретарями, переводчиками. Мы установили, что эта личность - агент ЦРУ, стали вести наблюдение и заметили, что агент встречается с вашим сыном в гостинице. Отношения были недолгие, но страстные.
Лицо профессора от гнева покрылось пятнами. Казалось, ему трудно выговаривать слова.
- Как вы осмелились? Как вы осмелились прийти сюда с этим и шантажировать меня, члена Академии наук и Верховного Совета. Я доложу об этом ЦК. Коммунисты разберутся что к чему. Хоть вы и генерал КГБ, но и на вас есть управа. Ну, переспал мой сын с иностранкой в Канаде. То, что она была американкой, кто это знал. Глупость, но не более того. Она что, его завербовала?
- Нет.
- Он выдал какие - то секреты?
- Нет.
- Ну, тогда у вас ничего против моего сына нет. Это обыкновенная юношеская глупость. Ему объявят выговор. Но выговор следует объявить и вашим людям. И построже. Парня следовало предостеречь. А что касается амурных дел, то чем мы, живущие в СССР, отличаемся от остального мира? Сильные молодые люди любили девушек испокон веков...
Карпов открыл свой "дипломат" и достал большую фотографию, одну из стопки, лежащей внутри дипломата. Он положил ее на стол. Профессор глянул на нее и, казалось, потерял дар речи. Краска отлила от его щек, его старое лицо в свете лампы стало совсем серым. Он покачал головой.
- Мне очень жаль, - мягко сказал Карпов, - слежка была установлена не за вашим сыном, а за американцем. Никто не думал, что это так.
- Я не верю, - прохрипел профессор.
- У меня тоже есть сыновья, - прошептал Карпов, - поверьте, я понимаю, или скорее пытаюсь понять, каково вам сейчас.
Академик жадно глотнул воздух, поднялся, пробормотал "извините меня" и вышел из комнаты. Карпов вздохнул и положил фотографию обратно. Из коридора снова донесся джаз, потом хлопнула дверь и музыка оборвалась. Он услышал голоса отца и сына. Яростная перебранка закончилась пощечиной. Через несколько секунд Крылов вернулся. Он сел с потухшими глазами, опущенными плечами.
- Что вы намерены делать? - еле слышно сказал он.
- Мои обязанности очень просты, - вздохнул Карпов. - Вы сами только что объяснили мне задачи партии. Я передам рапорт и фотографии в ЦК. Вы знаете правила, знаете закон о гомосексуалистах. Это пять лет строгого режима. Я боюсь, попав в лагерь, про него пойдет слух, и молодой человек, как это сказать, пойдет по рукам. Мальчику его круга выжить будет очень сложно.
- Но, - вставил профессор, намекая на иные возможности.
- Но можно все представить иначе. Ваш сын попал в ловушку, эту ловушку можно ведь и повернуть в обратную сторону: якобы Леонид - приманка для ЦРУ. Пока подержу дело в собственном сейфе. Ждать можно очень долго. У меня есть такое право ввиду оперативных обстоятельств.
- А цена?
- Вы знаете.
- Что вы хотите знать о плане "Аврора"?
- Все с самого начала.

X X X

Престон въехал в главные ворота Олдермастона, нашел свободное место на стоянке и поставил машину.
- Извини, Томми, тебе дальше нельзя. Подожди меня здесь. Я быстро.
В сумерках он прошел к дверям и представился дежурным на вахте. Они изучили его удостоверение и позвонили Уинн-Эвансу, который подтвердил, что вызвал его. Престон поднялся в кабинет на третий этаж. Уинн-Эванс жестом пригласил сесть у стола.
Ученый взглянул на гостя из-под очков.
- Могу ли я поинтересоваться, где вы достали этот экспонат? - спросил он, указывая на диск из тяжелого, похожего на свинец, металла, лежащий теперь в запаянной стеклянной емкости.
- Его нашли в Глазго в четверг рано утром. А что остальные диски?
- Те - просто алюминий. Ничего необычного в них нет. Они служили просто как прокладки для этого диска. Он-то меня и интересует.
- Вы знаете, что это за металл? Доктор Уинн-Эванс казалось был удивлен наивностью вопроса.
- Разумеется знаю. Моя работа знать. Чистый полоний.
Престон нахмурился. Он никогда не слышал о таком металле.

X X X

- Все началось в январе, когда Филби подал Генеральному секретарю два доклада. В них он сообщил, что левое крыло Британской Лейбористской партии за последнее время настолько окрепло, что вот-вот возьмет под контроль всю партию. Это совпадает и с моими наблюдениями.
- И с моими тоже, - вставил Карпов.
- Филби пошел дальше. Он утверждает, что внутри этого левого крыла организовалась группа убежденных марксистов-ленинцев, намеревающихся возглавить партию. Свое намерение они решили осуществить сразу после всеобщих выборов. Когда лейбористы во главе со своим лидером Нилом Кинноком придут к власти, Киннока переизберут.
Его преемник будет первым марксистским премьер - министром в Британии. Он будет проводить политику, полностью отвечающую нашим интересам прежде всего в области ядерного разоружения и вывода всех военных сил США из Европы.
- Возможно, - кивнул генерал Карпов, - комитет из четырех человек был создан для поиска путей достижения победы на выборах?
Профессор Крылов взглянул на него с удивлением.
- Да. В комитет вошли: Филби, Марченко, я и доктор Рогов.
- Великий гроссмейстер?
- ...и физик, - добавил Крылов. - Мы все согласились, что план "Аврора" будет мощным дестабилизирующим фактором, повлияет на британских избирателей и подтолкнет их к идее одностороннего разоружения. В основе плана идея Рогова. Он отчаянно отстаивал его. Марченко тоже одобрил план, правда, более сдержанно. А Филби? Никто не мог сказать, о чем именно думал Филби. Он улыбался и поддакивал, ждал, чтоб увидеть, куда дует ветер.
- Похоже на Филби, - согласился Карпов. - Потом, вы представили проект?
- Да, 12 марта. Но я был против плана. Генеральный секретарь согласился со мной. Он ругал его и приказал уничтожить даже записи и документы, касающиеся плана. Мы поклялись нигде, ни при каких обстоятельствах не упоминать о нем.
- А скажите мне, почему вы были против?
- Он показался мне безрассудным и опасным. К тому же он противоречит положениям Четвертого Протокола. Если эти положения будут нарушены, то только Богу известно к чему мы придем.
- Четвертый Протокол?
- Да. Приложение к международному договору "О нераспространении ядерного оружия". Вы помните?
- Всего не упомнить. Напомните мне, пожалуйста, - попросил Карпов.

X X X

- Никогда не слышал о полонии, - признался Престон.
- Допускаю, - сказал доктор Уинн-Эванс, - это очень редкий металл.
- И где же он применяется?
- Иногда, очень редко - в медицине. Этот человек из Глазго не направлялся, случаем, на какую-нибудь медицинскую конференцию или выставку?
- Нет, - убежденно ответил Престон. - На медицинскую конференцию он не мог направляться никоим образом.
- Хорошо. Тогда вычеркнем эти десять процентов из ста возможных. А раз он не направлялся на медицинскую конференцию, остается другая область, в которой используется девяносто процентов полония. Кроме этих двух областей полоний больше нигде не применяется на этой планете.
- А вторая область?
- Диск из полония такого размера сам по себе безопасен. Но при тесном соприкосновении с другим металлом - литием - они образуют инициирующий состав.
- Что? Но ради Бога, что это черт возьми, такое.

X X X

- 1 июля 1968 года, - продолжал профессор Крылов, - тремя ядерными державами мира - США, Великобританией и Советским Союзом - был подписан "Договор о нераспространении ядерного оружия". Этот договор обязывает ядерные державы не передавать неядерным странам технологию и документацию по производству ядерного оружия. Вы это помните?
- Да, - согласился Карпов, - это я помню.
- На церемониях его подписания в Москве, Вашингтоне и Лондоне присутствовала многочисленная публика. Подписание четырех секретных протоколов к этому договору проходило без лишних свидетелей. Каждый протокол оговаривал возможности предотвращения риска в связи с выполнением договора. Так некоторые идеи, технически не исполнимые во время подписания, в дальнейшем могли стать осуществимыми. Со временем первые три протокола устарели, их положения изжили себя и научно и технически, но сверхсекретный Четвертый Протокол стал настоящим кошмаром в начале восьмидесятых.
- О чем, конкретно, в нем говорится? - поинтересовался Карпов.
Профессор вздохнул.
- Здесь мы все положились на доктора Рогова. Как вы знаете, он занимается ядерной физикой. Четвертый Протокол оговаривал степень риска в области изменения технологии производства ядерного оружия в плане миниатюризации его и упрощения конструкции. Эти изменения произошли. С одной стороны, оружие стало намного более мощным, более сложным в производстве и большим по размерам. Однако есть и другое направление научных разработок. Бомба, которую в 45 - м году доставил огромный бомбардировщик, теперь может быть спрятана в обычный чемодан. А собрать ее можно из дюжины деталей, как в детском конструкторе.
- Это как раз и запрещает Четвертый Протокол? Профессор Крылов кивнул головой.
- Более того. Он запрещает любой стране, подписавшей его, тайно провозить на территорию других стран устройства и детали ядерных снарядов, чтобы исключить риск взрыва, скажем, в жилом доме или в квартире в центре города.
- Никакого четырехминутного предупреждения, - заключил Карпов, никакого радарного обнаружения летящей ракеты, никакого ответного удара, так как невозможно определить агрессора. Просто мегатонный взрыв в подвале.
- Все верно, - подтвердил профессор. - Вот почему я назвал план живым кошмаром. Открытое общество на Западе более уязвимо, но и никто из нас не застрахован от подобного. Если Четвертый Протокол будет нарушен, то все эти дежурные ракеты, электронные средства защиты, все вооружение, весь военно-промышленный комплекс - все это можно сдавать в утиль и ждать.
- Именно на это и делает ставку "Аврора"? Крылов кивнул.
- Но вы говорите, что план отменен и сдан в архив. Крылов, похоже, зацепился за слово.
- Да, вы правы. Это архивное дело.
- А как предполагалось осуществить его? - добивался Карпов.
- Предполагалось внедрить в Британию первоклассного агента, который бы снял дом в провинции. Он бы и стал главным исполнителем "Авроры". К нему курьеры доставили бы порознь детали бомбы мощностью в полторы килотонны.
- Такую маленькую? На Хиросиму сбросили десять килотонн.
- В план не входили большие разрушения. Предполагалось только повлиять на результаты всеобщих выборов, чтобы десять процентов колеблющихся избирателей проголосовали за одностороннее разоружение и за лейбористскую партию, призывающую к нему.
- Продолжайте, - мрачно сказал Карпов.
- Установка была бы взорвана за шесть дней до выборов. Очень важно было выбрать место. Мы выбрали военно-воздушную базу США Бентуотерс в Суффолке. Там базируются истребители F-5 с тактическими ядерными ракетами на борту, которые предусмотрены для использования против наших танковых дивизий, если таковые войдут в Западную Европу.
Карпов кивнул. Он знал базу в Бентуотерсе. Информация была верной.
- Исполнителю было бы приказано, - продолжал профессор Крылов, - поздно ночью доставить собранное взрывчатое устройство прямо к проволочному ограждению базы. Сама база находится в Рендельшемском лесу. Взрыв произошел бы перед рассветом, разрушив саму авиабазу, четыре небольших поселка и птичий заповедник. База находится недалеко от побережья, облако радиоактивной пыли западным ветром унесло бы к Северному морю. Ко времени, когда радиоактивное облако достигло бы Голландии, 95% радиоактивной пыли стало бы инертным или выпало в море. Предполагалось вызвать не экологическую катастрофу, а волну страха и ненависти к Америке.
- А если бы задержали агента-исполнителя? - спросил Карпов.
Профессор Крылов отрицательно покачал головой.
- Рогов продумал все. Он просчитал все варианты, как в шахматах. Исполнитель знал, что взрыватель с часовым механизмом, что у него в запасе два часа. На самом же деле взрыватель сработал бы сразу, уничтожив и самого исполнителя.
"Бедный Петровский", - подумал Карпов.
- Вечером того же дня, в Праге состоялась бы международная пресс-конференция израильского физика Наума Виссера. Кажется, он работает на нас. Он бы "открыл глаза" мировой общественности на все происшедшее.
Лицо Карпова было бесстрастным.
Он знал дело доктора Виссера; у него был сын, которого он любил до безумия. Этот юноша служил в израильской армии, размещенной в Бейруте. Когда флангисты уничтожили лагеря палестинских беженцев Сабру и Шатилу, молодой лейтенант Виссер попытался вмешаться и был сражен пулей.
Убитому горем отцу, противнику партии Ликуд, представили тщательно сфабрикованные "показания", что его сын убит израильской пулей. В своей горечи и гневе доктор Виссер зашел левее, чем следовало бы, и согласился работать на СССР.
- На пресс-конференции доктор Виссер заявил бы, что в течение многих лет он сотрудничал с США в области ультрамалых ядерных боеголовок. Он якобы неоднократно предупреждал американцев, что такие боеголовки не надежны и следует запретить их размещение. Но американцы не послушались и оснастили ими свои истребители, которые за счет них выигрывали в дальности полетов, беря на борт лишнее топливо. Такое заявление за пять дней до выборов вызвало бы волну антиамериканских выступлений, которая и погребла бы под собой консерваторов.
- Да, так оно бы и было, - подтвердил Карпов. - Что еще родил плодовитый мозг Рогова?
- Достаточно много, - мрачно сказал Крылов. - Он предположил, что американцы будут яростно все опровергать. Поэтому за четыре дня до выборов в Британии Генеральный секретарь обратится к мировой общественности с посланием, из которого должно явствовать, что замыслы американской военщины зашли так далеко, что он как лидер государства вынужден поднять все вооруженные силы страны по боевой тревоге. В тот же вечер один из наших друзей посоветует мистеру Кинноку срочно слетать в Москву и лично повидаться с Генеральным секретарем для выяснения обстоятельств возникшего кризиса. Если у него появятся какие-нибудь сомнения, то наш посол пригласит его в советское посольство для дружеского обсуждения ситуации. При направленных на него со всех сторон камерах Киннок вряд ли откажется. В считанные минуты ему оформят визу и на самолете Аэрофлота доставят в Москву. Генеральный секретарь встретит его в присутствии многочисленных советских и иностранных журналистов. Через несколько часов они распрощаются. Но пока Киннок будет лететь до Лондона Генеральный секретарь сделает заявление, что только благодаря призывам и доводам лидера лейбористской партии он, Генеральный секретарь, отменил состояние боевой тревоги в советских вооруженных силах. Мистер Киннок приземлится в Лондоне человеком с именем миротворца, великим государственным деятелем. За день до выборов он огласит обращение к британскому народу, в котором выскажется за отказ от ядерного безумия раз и навсегда. План "Аврора" рассчитывал на то, что события предыдущих шести дней подорвут альянс между Британией и США, лишат США симпатий в западноевропейских странах и повергнут важнейшие 10% британских избирателей в сторону поддержки лейбористской партии. Избиратели отдадут свои голоса за лейбористов. Затем левое крыло возьмет верх... Таков план "Аврора", генерал. Карпов поднялся.
- Вы очень любезны, профессор, и очень умны. Обо всем забыто. Никому ни слова. Я тоже буду молчать. "Аврора" в архиве. Дело вашего сына у меня в сейфе. До свидания. Надеюсь, мне больше не придется вас беспокоить.
Он откинулся на сиденье "Чайки", которая поехала прочь по Комсомольскому проспекту. "Блестящая идея, - думал он, - но хватит ли времени?"
Как и Генеральный секретарь, он тоже знал, что выборы назначены на июнь. Осталось два месяца. Информация к Генеральному секретарю поступала через его резидентуру в Лондоне.
Он мысленно прокручивал план снова и снова, ища в нем недостатки. "Нет, план хорош, - решил он наконец, - чертовски хорош. Но альтернативой может быть катастрофа".

X X X

- Инициирующий состав, мой дорогой друг, - это некоторым образом детонатор для бомбы, - сказал Уинн-Эванс.
- О, - произнес Престон. Он почувствовал слабость.
Он достаточно повидал бомб в Ирландии, слышал о детонаторах, триггерах, взрывателях, но инициирующий состав никогда. Получается, что русский вез деталь для бомбы какой-то террористической группе в Шотландию. Какой группе? Армии Тартан, анархистам или подразделению Ирландской республиканской армии? Связь с русскими? - Это странно. Пожалуй, стоит съездить в Глазго.
- Этот, гм... полоний с литием может быть использован в противопехотной бомбе? - спросил он.
- Да, парень, можно сказать и так, - ответил ученый, - такой "детонатор", видишь ли, взрывает ядерную бомбу.

* ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ *

Глава 17

Брайан Харкорт-Смит слушал внимательно. Он сидел, откинувшись на спинку стула, устремив взгляд в потолок, поигрывая тонким золотым карандашиком с выдвижным грифелем.
- Это все? - спросил он, когда Престон закончил свой доклад.
- Да, - ответил Престон.
- Доктор Уинн-Эванс может изложить свои соображения на бумаге?
- Не просто соображения, Брайан. Это результаты научного анализа. Он согласен изложить свои выводы в письменном виде. Я приложу его отчет к своему.
- А каковы твои собственные соображения? Впрочем, может, их тоже следует называть результатами научного анализа?
Престон сделал вид, что не заметил колкости шефа.
- Я думаю, что матрос Семенов прибыл в Глазго или для того, чтобы поместить контейнер в тайник, или же для того, чтобы передать его кому-то лично. В любом случае это значит, что где-то у нас здесь работает тайный агент. Его надо искать.
- Гениальная мысль! Вся загвоздка в том, что мы не знаем, где начать. Одни домыслы. Послушайте, Джон, скажу вам прямо: вы, как всегда, ставите меня в крайне затруднительное положение. Я ума не приложу, как докладывать об этом деле шефу. Ничего, кроме диска из редкого металла, обнаруженного у русского матроса, нет.
- Но мы же знаем как и где может быть использован этот диск, возразил Престон. - Это не простой кусок металла.
- Ну, хорошо. Это компонент чего-то, что может оказаться взрывателем некоего устройства, которое, возможно, предназначалось советскому агенту, который, возможно, обосновался в Британии. Поверь мне, Джон, когда вы представите полный отчет, я рассмотрю его со всей серьезностью.
- А потом отправите его в архив? - спросил Престон. В улыбке Харкорт-Смита мелькнула скрытая угроза.
- Ну, зачем же. К любому вашему отчету я отношусь, как ко всякому другому: оцениваю по достоинству. А пока потрудитесь найти для меня хоть какие-нибудь улики, которые могли бы подтвердить вашу версию о существовании заговора, на которой вы так настаиваете.
- Слушаюсь, - сказал Престон, вставая, - я буду заниматься только этим.
- Да, уж, пожалуйста.
Когда Престон вышел, заместитель генерального директора открыл список внутренних телефонов и набрал номер начальника отдела кадров.

X X X

На следующий день, в среду, в аэропорту Бирмингема совершил посадку самолет компании "Бритиш Мидленд эйруэйз", прибывший из Парижа. Среди пассажиров был молодой человек с датским паспортом.
Имя в паспорте тоже было датским, и если бы кому-то пришло в голову заговорить с молодым человеком по-датски, он легко поддержал бы разговор. Его мать была родом из Дании, у нее он научился этому языку, довел свои знания до совершенства на специальных курсах и во время поездок в эту страну. Отец его, однако, был немцем. Сам молодой человек родился после второй мировой войны в Эрфурте, где и прошло его детство. Он был немцем из Восточной Германии. Кроме того, он был кадровым офицером восточногерманской разведки.
Он ничего не знал о цели своей миссии в Великобритании. Инструкции были просты, он с точностью следовал им. Пройдя таможенный и иммиграционный контроль без особых затруднений, он взял такси и попросил отвезти его в "Мидлендз Отель" на Нью-стрит. В такси, а также при регистрации в гостинице он тщательно оберегал свою левую руку. На ней была гипсовая повязка. Во время инструктажа его предупредили: ни в коем случае не сжимать кисть "сломанной" руки в кулак.
Как только он оказался у себя в номере и запер за собой дверь, он достал со дна сумки для туалетных принадлежностей стальные кусачки и принялся аккуратно разрезать ими гипс по едва заметной линии разметки. Когда он закончил работу, он осторожно снял гипс и положил его в пластиковый пакет, также привезенный с собой.
Остаток дня он не выходил из номера, чтобы никто из персонала гостиницы, дежурившего днем, не увидел его без гипса. Вышел он из отеля только поздно вечером, когда персонал сменился.
Газетный киоск на Нью-стрит оказался там, где ему сказали инструкторы. В назначенное время к киоску подошел мотоциклист в костюме из черной кожи. Обмен паролями занял считанные секунды. Пластиковый пакет перешел из рук в руки, мотоциклист растворился в темноте. Свидетелей происшедшего не было.
Ранним утром датчанин выехал из отеля и отправился на вокзал, где сел в поезд, следующий в Манчестер. Улетел он из аэропорта этого города, где никто никогда раньше его не видел ни с гипсом, ни без гипса.
К заходу солнца он был в Берлине, куда прилетел через Гамбург, и через контрольно-пропускной пункт "Чарли" с датским паспортом перешел на территорию Восточной Германии. Там его уже ждали. После подробного доклада об операции "датчанин" исчез. Курьер номер три выполнил свою задачу.

X X X

Джон Престон был явно не в духе. На этой неделе он взял отпуск, чтобы побыть с Томми. Теперь все планы рушились. Во вторник он потратил полдня на доклад Харкорт-Смиту, а Томми просидел дома у телевизора. В среду утром Престон все-таки сходил с Томми, как и договаривались, в музей восковых фигур мадам Тюссо. Но во второй половине дня снова поехал на работу, чтобы закончить теперь письменный отчет для Харкорт-Смита. На столе его ждала бумага от Крайтона из отдела кадров. Читая ее, он не поверил своим глазам. Тон послания, как всегда, был самым дружеским. Письмо сообщало, что по данным отдела кадров Престон имеет право на четырехнедельный отпуск, о чем конечно же сам знает, чтобы не сбивать графика отпусков других служащих и т. д., и т. п.
"Кретины, - выругался он про себя, - без их опеки даже в сортир не сходишь".
Набрав номер отдела кадров, он попросил соединить его лично с Крайтоном.
- Тим, это Джон Престон. Послушай, каким образом эта бумага оказалась у меня на столе? Сейчас я не могу идти в отпуск. Я занимаюсь важным делом. Расследование в самом разгаре. Да, я понимаю, график, но дело особой важности, черт побери, гораздо важнее, чем...
Он выслушал объяснения бюрократа о том, какие сбои возникают в отлаженной системе, если служащие накапливают слишком большие отгулы, а затем сказал:
- Слушай, Тим, давай короче. Позвони Брайану Харкорт-Смиту. Он подтвердит, что я действительно сейчас веду важное дело. Я могу взять отпуск летом.
- Джон, - возразил Тим Крайтон, - эта бумага составлена по личному распоряжению Брайана.
Престон несколько минут тупо смотрел на телефонную трубку.
- Понимаю, - сказал он наконец и положил трубку.
- Ты куда? - спросил Брайт, когда Престон направился к двери.
- Пойду напьюсь, - ответил тот.
Время было послеобеденное, в баре было почти пусто. Тех, кто обычно приходит сюда обедать, еще не сменили любители скоротать вечер за рюмочкой. В углу уединилась парочка с Чарльз-стрит. Он занял место у стойки бара. Хотелось побыть одному.
- Виски, - сказал он, - большой.
- Мне тоже, - сказал кто-то рядом, - плачу я. Он обернулся и увидел Барри Бэнкса из отдела К-7.
- Привет, Джон. Увидел из вестибюля, как ты направляешься сюда. У меня для тебя кое-что есть. Старик тебе передает большое спасибо.
- А, ты об этом. Да ну, брось.
- Я занесу тебе все завтра, - сказал Бэнкс.
- Можешь не беспокоиться, - ответил Престон сердито. - Мы здесь отмечаем мой отпуск с завтрашнего дня. Выгнали. Ладно, давай выпьем.
- Перестань ворчать, - уговаривал Бэнкс. - Другие ждут не дождутся вырваться отдохнуть.
Он заметил, что Престон чем-то обижен. Надо выяснить у коллеги из МИ-5, в чем причина его дурного настроения.
Он не мог сказать Престону, что сэр Найджел Ирвин поручил присмотреться к нему, узнать, в чем сложности его отношений с Харкорт-Смитом, - докладывать обо всем.
Через час, осушив три стакана виски, Престон все еще был мрачен.
- Я думаю, пора бросать эту работу, - вдруг заявил он. Бэнкс умел слушать, вступал в разговор только для того, чтобы уточнить интересующие его детали.
- Решение серьезное. Неужели дело зашло так далеко? - озабоченно спросил он.
- Послушай, Барри, я могу спрыгнуть с парашютом с шести тысяч метров. Мне плевать, что при этом в меня стреляют враги, но я начинаю чертовски нервничать, если по мне из пушек палят свои же. Разве я не прав?
- Прав абсолютно, - сказал Бэнкс. - И кто же палит?
- Да этот умник сверху, - процедил Престон. - Только что отнес ему еще один доклад, он ему, видите ли, не понравился.
- Опять положил под сукно? Престон пожал плечами.
- Положит.
Двери бара на Гордон-стрит открылись, вошли Брайан Харкорт-Смит и несколько руководителей отделов. Престон допил виски.
- Ну, ладно. Я пошел. Сегодня вечером мы с сыном идем в кино.
Когда он ушел, Барри Бэнкс, допив свою порцию, отправился к себе на службу, искусно отклонив приглашение присоединиться к группе вновь пришедших. В кабинете он набрал номер служебного телефона "Си" и долго беседовал с Найджелом Ирвином.

X X X

Только под утро в четверг майор Петровский вернулся в Черри-хейз Клоуз. Черный кожаный костюм и шлем он оставил вместе с мотоциклом в Тетфорде. Когда он плавно остановил свой маленький "форд" на площадке у гаража и пошел в дом, на нем уже был строгий костюм и легкий светлый плащ. Никто не заметил, как он входил в дом, неся в руках пластиковый пакет.
Он запер дверь и поднялся на второй этаж в спальню. Там он выдвинул нижний ящик шкафчика для белья. В нем лежал транзисторный приемник "Сони". Рядом лег гипсовый лубок.
Больше он не прикасался к этим предметам. Это сделает офицер - сборщик, который прибудет, когда все необходимые компоненты будут благополучно переправлены по назначению.
Перед тем как лечь спать, он заварил себе чаю. Всего должно прибыть девять курьеров. Это означало девять встреч плюс по запасному варианту на каждую, если курьер не прибыл вовремя. Он помнил все даты наизусть. Кроме того, есть еще шесть дат встреч для трех дополнительных курьеров, если потребуется замена.
Придется вызывать одного из этих трех, так как курьер номер два так и не появился. Петровский понятия не имел, что с ним случилось. Далеко отсюда, в Москве, об этом знал майор Волков. В столицу пришел подробный доклад от советского консула в Глазго, в котором тот уверял, что личные вещи погибшего матроса находятся в полицейском участке Патрик и останутся там впредь до окончания расследования.
Петровский еще раз мысленно проверил свой список. Курьер номер четыре должен был появиться через четыре дня. Встреча назначена в лондонском Вест-Энде. Петровский заснул, когда наступило утро. Засыпая, он слышал, как под окном скрипнула тележка молочника, звякнули бутылки.

X X X

На этот раз Бэнкс был откровеннее. В пятницу после обеда он поджидал Престона в вестибюле его дома. Наконец коллега из МИ-5 подъехал на своем автомобиле. На переднем сиденье Бэнкс увидел Томми.
С утра отец и сын были в авиационном музее в Хендоне, где боевые истребители давно минувших времен произвели на мальчика такое впечатление, что он тут же пожелал стать летчиком, как только вырастет. Его отец знал, что Томми раз шесть менял свои планы на будущее и ясно, что этот не последний его выбор. День удался.
Бэнкс не ожидал увидеть мальчика. Он явно был удивлен, но дружески кивнул и улыбнулся. Престон представил его Томми как "дядю с работы".
- Ну, какие проблемы на этот раз? - спросил Престон.
Бэнкс осторожничал.
- С тобой опять хочет встретиться мой коллега.
- Подойдет в понедельник? - спросил Престон.
В воскресенье заканчивается их с Томми неделя, он должен отвезти сына в Мейфэр к Джулии.
- Вообще-то он ждет тебя сейчас.
- Опять в автомобиле?
- M - м, нет. На нашей квартире в Челси. Престон вздохнул.
- Давай адрес, поеду, а ты с Томми пока поешь мороженое.
- Мне нужно позвонить, - сказал Бэнкс. Он зашел в телефонную будку поблизости и позвонил. Престон с сыном ждали рядом на улице.
Бэнкс вышел и утвердительно кивнул головой.
- Все в порядке, - сказал он Престону и подал ему клочок бумаги. Престон уехал, а Томми повел Бэнкса в свое любимое кафе.
Квартира, находившаяся в современном квартале неподалеку от Челси на Мэнор - стрит, оказалась небольшой, но весьма удобной. Сэр Найджел сам открыл дверь. Как всегда его манеры были безупречны.
- Мой дорогой Джон, как любезно с вашей стороны, что вы согласились прийти.
Если бы к нему приволокли связанного по рукам и ногам преступника, он и тогда бы сказал эти же слова.
Они устроились в маленькой гостиной. Старик протянул Престону его доклад.
- Огромное спасибо. Чрезвычайно интересно.
- Но, судя по всему, не совсем правдоподобно. Сэр Найджел пристально посмотрел на своего молодого собеседника, но выразился очень осторожно.
- Я бы не стал утверждать столь категорично. Затем он улыбнулся и сменил тему разговора.
- Пожалуйста, не думайте плохо о Барри, я попросил его понаблюдать за вами. Мне кажется, вы не совсем довольны своей нынешней работой.
- Ну сейчас-то я не работаю, сэр. Я в принудительном отпуске.
- Я так и понял. Это из-за случая в Глазго? Верно?
- Вы еще не получили отчета о том, что произошло в Глазго на прошлой неделе? Дело касается одного русского, который, я полагаю, был чьим-то курьером. Безусловно, это интересно для "шестерки".
- Несомненно, я получу доклад, - сказал сэр Найджел. - Но будьте добры, изложите мне происшедшее сами.
Престон рассказал обо всем с самого начала и до конца. Сэр Найджел слушал его, попутно размышляя о случившемся.
"Неужели они все-таки пойдут на то, чтобы нарушить договор, - думал он, - нарушить Четвертый Протокол? Люди, доведенные до крайности, способны на самые отчаянные поступки. Нет сомнения, что, будучи не в состоянии обеспечить своему народу сытую жизнь, улучшить состояние экономики, ввязавшись в афганскую войну, руководство Советского Союза подошло к опасной черте". Найджел заметил, что Престон кончил свой рассказ.
- Каковы же ваши выводы?
- Семенов - не матрос торгового флота. Он - курьер. Это единственный возможный вывод. Я не верю, что он стал бы так защищать свой груз и кончать жизнь самоубийством, если бы его не предупредили о чрезвычайной важности его миссии.
- Справедливо, - заключил сэр Найджел. - И что же?
- Я считаю, что существует адресат груза, которому Семенов должен был передать этот полониевый диск или при личной встрече, или через "тайник". Этот человек здесь, у нас в стране. Надо попытаться его найти.
Сэр Найджел поджал губы.
- Если он профессионал, найти его будет труднее, чем иголку в стоге сена.
- Да, я это прекрасно понимаю.
- Если бы вас не отправили в отпуск, что бы вы стали делать?
- Сам по себе диск полония использовать нельзя. Что бы не затевал тайный агент, ему понадобятся другие компоненты. Похоже, что тот, кто послал Семенова, отказался использовать канал дипломатической связи. Не могу сказать, почему он принял именно такое решение, ведь отправить небольшую коробочку, изнутри экранированную свинцовыми прокладками в мешке с посольской корреспонденцией, а затем послать одного из своих "дипломатов" положить коробочку в "тайник" для этого адресата было бы значительно проще. Почему они все-таки этого не сделали? Вот где загадка. И самый короткий ответ на нее - я не знаю.
- Верно, - заключил сэр Найджел. - Что дальше?
- Если отправлен один компонент, сам по себе непригодный к использованию, обязательно должны быть и другие "посылки". Какие-то из них наверняка уже прибыли. По закону средних чисел тех, что уже здесь, меньше, чем тех, что должны поступить. Очевидно, их везут курьеры, выдающие себя Бог знает за кого.
- И что бы вы сейчас сделали? - спросил сэр Найджел. Престон глубоко вздохнул.
- Я бы, - он сделал особенное ударение на "бы", - поднял данные на всех, прибывших из Советского Союза в прошлом месяце, два, даже три месяца назад. Конечно, нельзя рассчитывать на то, что было еще одно хулиганское нападение, но, возможно, какие-то происшествия зарегистрированы. Если таких случаев нет, то надо на границе особенно тщательно проверять всех советских и даже приезжающих из Восточной Европы. Может быть, нам удастся перехватить еще один компонент. Будь я начальником отдела С-5(С), я бы мог это сделать.
- Вы считаете, что теперь ваши планы неосуществимы? Престон покачал головой.
- Если бы мне даже завтра разрешили вернуться на работу, я уверен, меня бы все равно отстранили от этого дела. Ведь я - паникер и нарушитель общественного спокойствия.
Сэр Найджел задумчиво кивнул.
- У нас не любят, когда одна служба использует людей из другой, размышлял он вслух. - Когда я просил вас съездить в Южную Африку по моему поручению, сэр Бернард дал такое разрешение. Позднее я узнал, что это вызвало, как бы точнее выразиться, неприязненное отношение к вам некоторых руководителей на Чарльз-стрит.
Сейчас я не хочу открыто ссориться с коллегами из службы безопасности. С другой стороны, я разделяю ваше мнение о том, что все известное нам может оказаться лишь вершиной огромного айсберга. Короче, у вас есть три недели отпуска. Вы не хотите потратить их на продолжение расследования?
- Кому оно нужно? - спросил Престон в замешательстве.
- Вы будете работать на меня, - сказал сэр Найджел. - Вы не сможете приходить в Сентинел. Вас увидят. Пойдут разговоры.
- Тогда где же работать?
- Здесь, - сказал "Си". - Здесь не очень просторно, но зато уютно. Я вправе запросить ту же информацию, что и вы, будь вы на службе. Данные обо всех происшествиях с советскими гражданами и гражданами из стран восточного блока заносятся в картотеку и закладываются в компьютер. Поскольку вы из-за отпуска отрезаны и от картотеки и от компьютера, я сделаю так, чтобы все необходимые материалы доставляли вам сюда. Что вы на это скажете?
- Если об этом узнают на Чарльз-стрит, меня вышибут из "пятерки", сказал Престон.
В этот момент он подумал о жалованье, о пенсии, на которую мог бы рассчитывать, о том, как трудно найти новую работу в его возрасте, о Томми.
- А сколько вы предполагаете продержаться в "пятерке" при нынешнем руководстве? - поинтересовался сэр Найджел.
Престон засмеялся.
- Пожалуй, недолго. Хорошо, сэр. Я согласен. Я доведу это дело до конца. Тут явно что-то не так. Сэр Найджел одобрительно кивнул.
- Я люблю упрямых. Они всегда добиваются своего. Приходите сюда в понедельник в девять утра. Скажите, что вам нужно, и вы все получите. Вас будут ждать двое моих ребят. Вы можете располагать ими. А вы упрямый человек, Джон.

X X X

В понедельник утром, в тот самый час, когда Престон начал работу в Челси, в аэропорт Хитроу из Праги прибыл всемирно известный чешский пианист, чтобы вечером следующего дня дать концерт в Вигмор Холле.
Администрацию аэропорта заранее известили о его приезде, таможенные формальности были сведены к минимуму. На выходе из таможни престарелого музыканта встретил представитель "Виктор Хокхаузер Организейшен" и препроводил в номер люкс, забронированный для него в Камберленд - отеле.
Музыканта сопровождали костюмер, служивший своему кумиру с преданным усердием, секретарша, в чьи обязанности входило вести переписку с поклонниками его искусства и его импрессарио - высокий мрачный человек по фамилии Личка, - который вел переговоры с устроителями концертов, финансовые дела пианиста. Он то и дело глотал пилюли, понижающие кислотность желудка.
В этот понедельник Личка поглощал таблеток больше обычного. Он отказывался сделать то, что он него требовали, но люди из СТБ были чрезвычайно настойчивы. Ни один человек в здравом уме не хотел ссориться с СТБ - чехословацкой тайной полицией и уж тем более проходить собеседование в печально известном Монастыре. Эти люди дали ему ясно понять, что его внучке будет гораздо легче поступить в университет, если он согласится помочь им. В переводе на нормальный язык это означало, что у девочки не будет никаких шансов, если он скажет "нет".
Когда Личке вернули его туфли, он так и не смог обнаружить никаких следов того, что с ними что-то делали. Как велели, он надел их, отправляясь в аэропорт, чтобы лететь в Лондон, и не снимал до самой гостиницы.
В тот вечер к стойке портье в Камберленд-отеле подошел человек и вежливо осведомился, в каком номере остановился господин Личка. Ему так же вежливо ответили. Через пять минут, ровно в назначенное время, в дверь номера Лички негромко постучали и под нее просунули листок бумаги. Личка проверил цифры, приоткрыл дверь и в образовавшуюся щель подал пластиковый пакет с туфлями. Невидимая рука взяла пакет, и он закрыл дверь. Только спустив клочок бумаги в унитаз, он вздохнул с облегчением. Все оказалось гораздо проще, чем он предполагал. "Ну, - подумал он, теперь мы можем спокойно заняться музыкой".
Около полуночи в тихом домике в Ипсвиче туфли заняли свое место в нижнем ящике бельевого шкафа, рядом с гипсовым лубком и транзисторным приемником. Курьер номер четыре выполнил свою задачу.

X X X

Сэр Найджел заглянул к Престону в Челси после обеда в пятницу. Сотрудник МИ-5 выглядел измотанным, а вокруг него громоздились горы бумаг.
Он работал уже пять дней, но ничего не обнаружил. Он проверил данные обо всех советских гражданах, приезжавших в Англию за последние полтора месяца. Их было сотни: члены многочисленных делегаций, журналисты, профсоюзные функционеры, грузинский хор, ансамбль танца казаков, десять спортсменов и их сопровождающие и, наконец, группа медиков, прилетевшая для участия в конференции в Манчестере. И это были только русские.
А были еще и свои британские туристы, вернувшиеся из России - поклонники искусства, ездившие в Ленинград, чтобы насладиться зрелищем сокровищ Эрмитажа, школьный хор, выступавший в Киеве, делегация борцов за мир, кормившая советскую прессу заявлениями с осуждением политики собственной страны на пресс - конференциях в Москве и Харькове.
В этот длинный список не вошли экипажи Аэрофлота, которые постоянно летали туда и обратно, обеспечивая воздушное сообщение между двумя странами, поэтому фамилия первого пилота Романова нигде не упоминалась.
Не было упоминаний и о "датчанине", прилетевшем из Парижа в Бирмингем и отправившемся восвояси из Манчестера.
К среде Престону пришлось выбирать: или продолжить изучение досье на прибывших из СССР, или же расширить границы поиска, включив в него материалы на всех приехавших из Восточной Европы тоже в последние 60 дней. Это означало тысячи и тысячи прибытий. Он решил ограничиться периодом в сорок дней, но включить сюда все страны соцлагеря. Гора бумаг дошла ему почти до пояса.
Больше всего помогала таможня. У них были случаи конфискации грузов, но речь шла о провозе беспошлинных товаров в объемах, превышавших установленные лимиты. Ничего необычного конфисковано не было. Иммиграционная служба не выявила ни одного фальшивого документа, но этого следовало ожидать. Приезжающие из коммунистических Стран никогда не предъявляли таких замечательных своей нелепостью образчиков канцелярской работы, которые встречаются порой у граждан стран третьего мира, не говоря уже о просроченных паспортах. В этих странах паспорт любого отъезжающего за границу подвергается такой тщательной проверке, какая никому и не снилась на Западе.
- Наш способ не дает возможности проверить все сто процентов приезжающих, - угрюмо констатировал Престон. - Ведь есть еще торговые моряки. Их суда швартуются более чем в двадцати портах; команды рыболовных траулеров, ведущие лов у шотландского побережья; экипажи гражданских авиалиний - всех их не досматривают; и те, кто пользуется дипломатическим иммунитетом.
- Да, трудно, - согласился сэр Найджел. - Но вы-то хоть знаете, что конкретно ищете?
- Да, сэр. Я отправил одного из ваших парней в Олдермастон поговорить там со специалистами по ядерному оружию. Этот полониевый диск можно использовать во взрывном устройстве малой мощности, если вообще можно говорить о малой мощности атомной бомбы. Он подал сэру Найджелу список.
- Неужели этого достаточно? - удивился тот.
- Да. Я сам не предполагал, что нужно так мало. Все, кроме стержня - сердечника и стального тампера, можно спрятать где угодно, не вызывая никаких подозрений.
- Хорошо, Джон, что вы намерены делать дальше?
- Искать совпадения, сэр Найджел. Это единственное, что мне остается. Совпадения в номерах паспортов, датах. Если они используют одного или двух курьеров, то, значит, курьеры несколько раз въезжали и выезжали, разумеется, через разные пункты на границе, но по одному паспорту. Если обнаружим такую схему, объявим розыск паспортов.
Сэр Найджел поднялся.
- Продолжайте, Джон. Я помогу вам любой информацией, которая вам понадобится. Будем молить бога, чтобы тот, с кем мы имеем дело, допустил оплошность и использовал одного и того же курьера хотя бы дважды.

X X X

Но майор Волков не оправдал их надежд. Он не ошибался, отправляя в назначенные дни в Британию все новых курьеров, имевших основной и запасной варианты встреч с адресатом посылок. Ни одна из посылок не проходила через резидентуру КГБ в советском посольстве в Лондоне.
Нужно переправить девять посылок. Для этого подготовлены двенадцать курьеров. Некоторые из них не были профессионалами - разведчиками, имели безупречное прикрытие. И их поездки были спланированы за месяцы или недели до этого, например, в случае с Личкой из Чехословакии. Майор Волков главную ставку делал на них.
Чтобы не доставлять лишних забот генерал - майору Борисову и не использовать людей его ведомства и их легенды, Волков решил привлечь к перевозке посылок, кроме советских граждан, людей из Восточной Европы. Он обратился к коллегам трех стран восточного блока - чехословацкой СГБ, СБ - службе госбезопасности Польши, но самые большие надежды возложил на помощь Главного управления разведки Восточной Германии, всегда готового выполнить любое задание без лишних вопросов.
Помощь восточных немцев была особенно ценной.
У них было одно значительное преимущество из-за того, что западные и восточные немцы единая нация, миллионы граждан ГДР перебрались на жительство в Западную Германию, разведка ГДР из своей штаб - квартиры в Восточном Берлине раскинула свою разветвленную сеть нелегальных агентов на Западе шире, чем любая другая аналогичная служба восточного блока.
Волков решил использовать курьерами только двоих русских. Они шли первыми. Он не мог предположить, что один из них окажется жертвой хулиганов. Не знал он и того, что груза, который доставил "матрос", уже нет в полицейском управлении Глазго, хотя трижды подстраховался и в силу своего характера, и по инструкциям.
Остальные семь посылок повезут поляк, два чеха (один из них Личка) и четыре курьера из Восточной Германии. Десятого курьера, который заменит погибшего второго, дадут польские коллеги. Для того, чтобы произвести некоторые изменения в конструкции двух автомашин, он воспользуется мастерской в Брунсвике в Западной Германии, которая принадлежала Главному управлению разведки ГДР.
Только двое русских и чех Личка выезжали из стран восточного блока; кроме них, десятый курьер прилетит польской авиакомпанией ЛОТ.
Волков сделал все, чтобы не допустить повторений схем транспортировки, которые пытался обнаружить сейчас Престон в своем бумажном море в Челси.

X X X

Сэр Найджел Ирвин, как многие, кто работает в центре Лондона, по выходным старался выбраться за город, чтобы подышать свежим воздухом. Всю неделю он и леди Ирвин проводили в столице, а на субботы и воскресенья уезжали в небольшой собственный дом в деревушке Лэнгтон Мэтрэверс на острове Пербек на юго-востоке графства Дорсет.
В то воскресенье "Си" надел твидовый пиджак, взял шляпу и толстую трость из ясеня и отправился на прогулку. Он выбрал тропинку, что вела по прибрежным скалам над заливом Чепмэн у мыса Сент-Олбен.
Был солнечный день, но дул холодный ветер, доносивший с моря серебряные брызги. Они летели над головой будто на маленьких легких крылышках. Ирвин шел по тропинке в глубокой задумчивости, время от времени останавливаясь, чтобы взглянуть на белую пену Канала далеко внизу под ногами.
Он размышлял о выводах, которые делал Престон в своем первом докладе, и о словах Свитинга из Оксфорда. Что это - простое совпадение? Или же плод буйного воображения государственного служащего и фантазии ученого?
А если все это правда, то есть ли тут связь с полониевым диском из Ленинграда, столь неожиданно оказавшимся в полицейском управлении Глазго?
Если же этот металлический диск и в самом деле представляет из себя то, о чем говорил Уинн-Эванс, что все это значит? Значит ли это, что кто-то за тысячи миль отсюда, за этим бурным морем, действительно пытается нарушить Четвертый Протокол?
А если это и в самом деле так, то кто стоит за этим? Чебриков, Крючков из КГБ? Нет, они никогда не осмелятся пойти на такой шаг без благословления Генерального секретаря. Если Генеральный секретарь решился отдать такой приказ, то почему?
Почему они не пользуются дипломатической почтой? Это удобнее, проще, безопаснее. Хотя, пожалуй, он знает ответ на последний вопрос. Использовать дипломатический канал - это значит привлекать к операции лондонскую резидентуру КГБ. А он, Найджел, лучше, чем Чебриков, Крючков или сам Генеральный секретарь, знал, что у британской разведки там свой человек, агент по фамилии Андреев.
Он допускал, что Генеральный секретарь имеет веские причины для серьезных подозрений. Наверняка он знает о последних случаях переходов сотрудников КГБ "в стан врага". Все свидетельствует о том, что всеобщее разочарование в России достигло таких масштабов, что затронуло даже государственную элиту.
Кроме случаев измены, начавшихся в 70-е и участившихся в 80-е годы, прокатилась волна выдворений советских дипломатов из стран пребывания. КГБ приходилось прилагать отчаянные усилия для того, чтобы расширить сеть своих агентов. А высылка агентов, работающих под крышей посольств, вела к еще более серьезным последствиям, разрушая и без того с трудом налаженную агентурную сеть. Даже страны третьего мира, чьи правительства еще лет десять назад плясали под советскую дудку, сегодня, стремясь к самоутверждению, стали высылать советских дипломатов за поведение, абсолютно не соответствующее их статусу.
Да, есть все основания проводить крупную операцию без участия КГБ. Из достоверного источника Найджел знал, что Генеральный секретарь буквально зациклился на том, что КГБ кишит агентами западных держав. В разведке говорили, что на каждого, открыто перешедшего на сторону противника, всегда остается один, кто продолжает работать на него тайно.
Итак, существует человек, который засылает в Британию курьеров с очень опасным грузом, чреватым такими последствиями, о которых сэр Найджел боялся и думать. Сэр Найджел почти не сомневался, что этот человек выполняет приказы другого человека, обладающего огромной властью и не испытывающего никакой любви к этому небольшому острову.
- Тебе не найти их, Джон, - негромко сказал он безразличному ветру. Ты умен, но они хитрее. И у них на руках все козыри.
Сэр Найджел был последним из могикан, последним из той вымирающей породы старых грандов, которых сегодня на всех этажах власти сменяли новые люди совершенно другого типа. Этот процесс затронул и высший государственный аппарат, ту сферу, в которой раньше придавалось особенное значение преемственности стиля руководства и типа руководителя.
Сэр Найджел любовался Каналом, как и многие соотечественники до него. Он принял окончательное решение, хотя не был до конца убежден в существовании реальной угрозы земле его предков. Он был уверен только в том, что такая угроза возможна. Но и этого было достаточно.

X X X

За десятки километров отсюда у небольшого портового городка Ньюхейвена в графстве Суссекс у берега смотрел на волны Канала другой человек.
Это был мотоциклист в черном кожаном костюме. Его шлем лежал на седле мотоцикла, стоящего рядом. День был воскресный, по берегу прогуливались родители с детьми. Человек ничем не привлекал их внимания.
Он следил за тем, как из-за горизонта приближается к английскому берегу паром, торопясь укрыться от стихии за портовым молом.
"Корнуэй" из Дьеппа причалит к берегу через полчаса. На его борту находится курьер номер пять.
Действительно, курьер в этот момент стоял на носовой палубе и смотрел, как приближается британский берег. Он путешествовал без машины, поэтому у него был заказан билет на лондонский экспресс.
В паспорте значилось имя Антона Желевского. Имя было настоящее. Офицер иммиграционной службы отметил про себя, что паспорт выдан в Западной Германии, хотя в этом не было ничего необычного. У сотен западногерманских граждан польские имена. Пассажира пропустили.
На таможне проверили содержимое его чемодана и пакета с беспошлинными товарами, купленными тут же на пароме: бутылка джина, нераспечатанная коробка сигар: все в пределах допустимого количества. Таможенник кивком показал ему, что он может проходить, а сам занялся следующим пассажиром.
Желевский действительно купил коробку с 25 очень хорошими сигарами в беспошлинном магазине на борту "Корнуэй". Затем он пошел в туалет, заперся, аккуратно отлепил наклейки магазина "не облагается пошлиной" и приклеил их на точно такую же коробку, которую вез с собой. Сигары из магазина полетели за борт.
В лондонском экспрессе он сел в первый по счету вагон первого класса и, заняв обусловленное место у окна, стал ждать. Когда поезд приближался к Льюису, дверь купе открылась и в проеме показался человек в черном кожаном костюме. Он быстро оглядел купе и убедился, что немец был там один.
- Этот поезд идет в Лондон? - спросил он по-английски без акцента.
- По-моему, он делает остановку в Льюисе, - ответил Желевский.
Человек протянул руку и Желевский дал ему плоскую сигарную коробку, которую незнакомец тут же засунул в нагрудный карман, застегнул молнию, кивком поблагодарил и вышел. Когда экспресс отходил от станции Льюис, Желевский увидел его еще раз на платформе, где тот дожидался поезда обратно в Ньюхейвен.
Поздно вечером сигарная коробка легла рядом с приемником, гипсовым лубком и туфлями. Курьер номер пять доставил свой груз.

Глава 18

Сэр Найджел оказался прав. К четвергу, тридцатого апреля, когда уже были накоплены горы бумаги, сошедшей с печатающего устройства компьютера, повторных поездок граждан восточного блока в Великобританию обнаружено все еще не было.
Удалось лишь выяснить ряд погрешностей в оформлении документов, но они ничего не давали для расследования. Каждый такой паспорт был тщательнейшим образом проверен, владелец подвергнут внимательному обыску. Никаких результатов. В списке паспортов, чьим владельцам воспрещается въезд на территорию Соединенного Королевства, появились еще три номера - два из них принадлежали лицам ранее депортированным из страны и пытавшимся вновь вернуться в Великобританию, а один - американцу, замеченному в связях с игорным бизнесом и контрабандной торговлей наркотиками. Перед отправкой назад этих троих тоже тщательно обыскали, но никаких улик, подтверждающих их связи с Москвой обнаружить не удалось.
"Если они используют граждан западных стран или нелегалов с безупречными документами из тех, что не один год живут на Западе, мне их ни за что не найти", - думал Престон.
Сэр Найджел снова обратился к своему давнему другу сэру Бернарду Хеммингсу, чтобы заручиться поддержкой МИ-5 в расследовании.
Он объяснил ему свою просьбу так:
- У меня есть основания предполагать, что Москва попытается переправить к нам в страну опытного разведчика в ближайшие несколько недель. Вся беда в том, Бернард, - говорил он, - что я не знаю, ни кто это будет, ни как он выглядит, ни где он будет пересекать границу. Если бы ваши люди помогли нам на пограничных пунктах, мы были бы вам чрезвычайно признательны.
Сэр Бернард распорядился, чтобы МИ-5, а также остальные государственные службы, включая таможню, иммиграционую службу, специальный отдел Скотленд-Ярда и портовую полицию, усилили бдительность в отношении всех иностранцев и немедленно сообщали обо всех попытках избежать процедуру обычных формальностей при въезде в страну и о попытках перевезти через границу странные или необычные грузы.
Объяснение Найджела звучало вполне убедительно. Даже Брайан Харкорт-Смит, на столе которого лежал доклад Престона о полониевом диске, не связал принятые меры с этим документом.

X X X

Автофургон прибыл на пароме Кале-Дувр 1 мая. За рулем машины с западногерманским номером был ее владелец Хельмут Дорн. Документы водителя были в полном порядке. Он путешествовал вместе с женой Лизой и двумя детьми: сыном Уве, белоголовым мальчиком лет пяти, и семилетней дочерью Бригиттой.
Из зоны иммиграционного контроля фургон покатился к зеленому коридору таможни, разрешавшему свободный проезд. Однако один из таможенных служащих жестом показал водителю остановиться. Проверив еще раз документы, он попросил разрешения осмотреть фургон. Герр Дорн подчинился.
Внутри фургона играли дети. Как только туда вошел человек в форме, они прервали свою игру. Таможенник кивнул им и улыбнулся. Дети захихикали. Он огляделся - вокруг было чисто и прибрано. Он проверил содержимое шкафов. Герр Дорн нервничал, но удивительно искусно скрывал свои чувства.
В шкафах были в основном обычные пожитки, необходимые семье в туристической поездке: одежда, кухонная посуда и так далее. Таможенник приподнял сиденья, под которыми были устроены дополнительные ящики для багажа. Один из них предназначался для детских игрушек. В нем лежали две куклы, плюшевый медвежонок и несколько ярких резиновых мячей с кричащим рисунком в виде аляповатых разноцветных кругов.
Девочка, преодолевая застенчивость, нырнула в ящик и вытащила куклу. Она что-то быстро проговорила по-немецки. Таможенник ничего не понял, но одобрительно кивнул и улыбнулся.
- Да, малышка, очень красивая кукла, - сказал он, затем повернулся к герру Дорну, - все в порядке, сэр. Приятного отдыха.
Вместе с вереницей других автомашин фургон выехал из пограничной зоны и покатил по дороге на Дувр.
- Слава богу, - с облегчением сказал герр Дорн жене, - мы проскочили.
Она отыскала маршрут на карте. Это оказалось несложно. Основная магистраль М20 на Лондон была выделена очень четко и найти ее не составляло никакого труда. Дорн поглядывал на часы. Он немного опаздывал, но по инструкциям он ни при каких обстоятельствах не имел права превышать скорость.
Они легко отыскали деревушку Чэринг, расположенную справа от шоссе. Чуть дальше на правой стороне дороги находился кафетерий "Хеппи Инытер". Дорн свернул на стоянку и заглушил мотор. Его жена забрала детей и отправилась в кафе перекусить. Точно по инструкции Дорн поднял капот и склонился над двигателем. Через несколько секунд он почувствовал, что кто-то остановился у него за спиной. Он выпрямился. У фургона стоял молодой англичанин в черном костюме для езды на мотоцикле.
- Что, поломка? - спросил он.
- Должно быть, карбюратор.
- Нет. Наверное, это трамблер барахлит. Мотоциклист был явно недоволен.
- Между прочим, вы опоздали.
- Извините, но это паром задержался, а потом таможня. Посылка в машине.
Войдя в фургон, мотоциклист достал из-за пазухи холщовую сумку, а Дорн, кряхтя и обливаясь потом, вынул из ящика с игрушками один из детских резиновых мячей.
Мяч был около пятнадцати сантиметров в диаметре, но весил более двадцати килограммов. Все-таки уран 235 в два раза тяжелее свинца.
Чтобы пронести сумку к мотоциклу в одной руке, делая вид будто она ничего не весит, Валерию Петровскому пришлось собрать всю свою силу. На него никто не обратил никакого внимания. Дорн захлопнул капот и пошел к семье. Мотоцикл с грузом в коробке на заднем сиденье взревел и умчался по дороге на Лондон к Дартфордскому туннелю и дальше в Суффолк. Курьер номер шесть свою задачу выполнил.

X X X

4 мая Престон понял, что он в тупике. Он потратил три недели, но, несмотря на все усилия, ничего не нашел, если не считать диска из полония, да и тот попал к нему в руки по чистой случайности. Он знал, невозможно обыскивать каждого иностранца, прибывшего в страну. Можно лишь просить, чтобы на всех граждан восточного блока, въезжающих на территорию Великобритании, пограничники обращали особое внимание и немедленно сообщали о паспортах, вызывающих подозрение. Была только одна зацепка.
Специалисты из Олдермастона сообщили, что три необходимых для самодельного ядерного устройства компонента должны быть очень тяжелыми: блок из чистого урана 235, конус из высокопрочной стали толщиной один дюйм и стальная труба из того же стального листа длиной около пятидесяти сантиметров и весом в двенадцать килограммов.
Престон прикинул, что для того, чтобы провезти эти три детали, потребуется машина или машины, и попросил усилить досмотры автомобилей, прибывающих из-за границы, обратив особое внимание на очень тяжелых предметы, по форме напоминающие мяч, глобус или трубу.
Он прекрасно представлял, что сфера поиска очень широка. Ежедневно в страну и из страны движется огромный поток транспорта - мотоциклов, легковых машин, фургонов, грузовиков, автопоездов. Если даже ограничиться досмотром только грузовиков, это может парализовать нормальную жизнь всей Британии. Престон буквально, как в пословице, искал иголку в стоге сена. Но у него не было даже магнита.

X X X

Напряжение последнего времени измотало Джорджа Беренсона. Жена ушла от него и вернулась в огромный дом своего брата в Йоркшире. Он провел двенадцать встреч с экспертами, на которых назвал и показал все документы, которые когда-либо передавал Яну Марэ. Кроме того, он знал, что постоянно находится под наблюдением, а это также не способствовало душевному равновесию.
Не способствовало этому и ежедневное хождение в министерство с сознанием того, что заместитель министра сэр Перегрин Джонс знает о его предательстве. Еще больше его удручала необходимость время от времени передавать Марэ для пересылки в Москву якобы похищенные из министерства документы. С тех пор как он узнал, что южноафриканец является советским агентом, ему удавалось избегать личных встреч с этим человеком. Но он должен был прочитывать материалы, которые передавал через Марэ в Москву, на случай, если Марэ позвонит ему, чтобы получить какие-либо разъяснения по поводу уже отправленных документов.
Каждый раз, когда Беренсон читал документы, которые предстояло передать, он удивлялся, как искусно они были подделаны. Каждый документ имел реальную основу, но в нее были внесены такие тонкие изменения, что невозможно было усомниться в подлинности документа. В результате же шла коварная дезинформация о численности и возможностях сил НАТО и Великобритании, об их боевой готовности.
В среду, шестого мая, он получил и прочел несколько документов о последних принятых решениях, краткие справки с предложениями, меморандумы. Все бумаги были помечены грифами "Секретно" и "Совершенно секретно". Один материал заставил его удивленно поднять брови. В тот же вечер он передал их через Бенотти, а через двадцать четыре часа получил условный звонок - подтверждение: материалы получены.

X X X

В воскресенье, 10 мая, у себя в спальне в Черрихейз Клоуз Валерий Петровский склонился над переносным радиоприемником, вслушиваясь в сигналы на волне радио Москвы.
Радиоприемник работал только на прием. Москва ни за что не стала бы подвергать опасности своего разведчика обязанностью самому передавать собственные донесения. Британские и американские службы радиоперехвата работают отлично. У Петровского был большой радиоприемник фирмы "Браун", который можно купить в любом приличном магазине радиотоваров и который принимал почти все радиостанции мира.
Петровский нервничал. Прошел целый месяц с тех пор, как он известил Москву через передатчик "Поплар", что один курьер не вышел на связь, а его груз пропал и попросил прислать замену. Сеансы связи были через день вечером и через день утром. Центр молчал уже месяц.
Этим вечером в десять минут одиннадцатого он наконец услышал свой позывной. Блокнот и карандаш он давно держал наготове. После паузы началась передача. Он записывал сообщение, заменяя азбуку Морзе латинскими буква - ми. На своих многочисленных постах прослушивания службы радиоперехвата ФРГ, Великобритании и США в этот момент наверняка были заняты тем же самым.
Когда передача закончилась, Петровский выключил приемник, сел за туалетный столик, нашел блокнот с одноразовыми шифрами и начал расшифровку. Через пятнадцать минут он ее закончил: "Файерберду. Десятый заменит Второго. Встреча Т". Сообщение повторилось три раза.
Он помнил о встрече Т. Это был один из запасных вариантов встречи. Встреча должна состояться в гостинице аэропорта. Сам Петровский предпочитал придорожные кафе или вокзалы, но он знал, что, хотя именно он главная фигура в операции, вместе с ним задействованы и некоторые курьеры, которые в силу служебных обстоятельств могли находиться в Лондоне лишь считанные часы и не имели возможности выехать из него.
Было еще одно неудобное обстоятельство. Встречу с курьером номер десять Центр назначил очень близко по времени к плановому контакту с курьером номер семь.
С "десятым" нужно было встретиться за завтраком в гостинице "Пост Хаус" в Хитроу. "Седьмой" должен в тот же самый день в одиннадцать часов утра быть на стоянке у отеля при въезде в Колчестер. Это означает отчаянную езду, но он справится.

X X X

Поздно вечером во вторник, 12 мая, в окнах резиденции британского премьер-министра на Даунинг-стрит, 10, еще горел свет. Госпожа Маргарет Тэтчер созвала на совещание своих ближайших советников и членов Малого кабинета, чтобы определить стратегию партии перед приближающимися парламентскими выборами. Единственным в повестке дня был вопрос о выборах. Надо принять официальное решение и назначить дату.
Как всегда, премьер-министр сразу дала понять всем присутствующим, что именно она находит нужным предпринять. Она полагала, что выборы надо проводить сейчас, поскольку консерваторы имеют хорошие шансы на победу, будет сформировано третье подряд консервативное правительство, хотя по конституции она имела право возглавлять нынешнее еще до июня 1988-го.
Лишь несколько человек высказали сомнение в целесообразности досрочного роспуска парламента, хотя до этого сомневающихся было больше. Если британский премьер принимала решение, нужны были очень веские аргументы, чтобы убедить ее изменить его. В данном случае ее интуиция подкреплялась статистикой.
Как лидер консервативной партии, она прекрасно знала результаты опросов общественного мнения. Альянс либеральной и социал-демократической партий все еще пользовался поддержкой около двадцати процентов всех избирателей.
А это означало, что в Великобритании, где выборы в отличие от Франции проводятся только в один тур и где нет системы пропорционального представительства, как в Ирландии, победитель на выборах получает все, то есть право назначать министров кабинета. Альянс может рассчитывать на пятнадцать-двадцать мест в парламенте. Из семнадцати мандатов Северной Ирландии двенадцать, вероятно, достанутся различным профсоюзным деятелям, которые в парламенте будут поддерживать консерваторов, а пять - националистическим группировкам, которые будут бойкотировать все решения правительства или голосовать вместе с крайне левыми. Таким образом, оставалось 613 избирательных округов, где борьба, как обычно, развернется между консерваторами и лейбористами. Для того чтобы получить большинство в парламенте, Маргарет Тэтчер должна победить в 325 округах.
Опрос общественного мнения показал также, что в популярности лейбористы отставали от консерваторов всего на четыре процента. Со времени последних выборов в июне 1983 года, после того как они пересмотрели свой политический курс и в качестве новых приоритетов выдвинули единство, умеренность взглядов и терпимость к инакомыслию, лейбористам удалось повысить свой рейтинг сразу на 10 процентов. Левых радикалов было почти не слышно, программа лейбористов стала более центристской, в телевизионных передачах на протяжении целого года члены теневого кабинета в своих выступлениях и интервью держались умеренных позиций. Таким образом, лейбористской партии удалось почти полностью восстановить общественное доверие к себе как к политической силе, являющейся реальной альтернативой консерваторам.
Лидер партии также сообщила своим внимательно слушающим коллегам о том, что популярность консерваторов за последние полгода снизилась на два пункта и что наметилась тенденция к ее дальнейшему снижению. Об этом же свидетельствовали сообщения из партийных ячеек в избирательных округах.
Показатели экономического развития говорили о благополучии. Количество безработных по стране снизилось за счет сезонных работ в сельскохозяйственном производстве.
Несмотря на вышеперечисленные факторы осенью можно было ожидать волны забастовок в государственном секторе с требованием повышения заработной платы. Если не удастся прийти к соглашению с забастовщиками, популярность консерваторов может резко упасть к середине зимы и сохраниться на низком уровне до весны.
К полуночи все присутствующие согласились с тем, что выборы нужно проводить или летом 1987 года, или ждать до июня 1988 года. О том, чтобы провести выборы осенью или весной, речи быть не могло. Далеко за полночь премьер-министру удалось заручиться поддержкой своего кабинета. Только один вопрос оставался спорным: сколько времени потребуется на избирательную кампанию.
По традиции всеобщие парламентские выборы в Великобритании проводятся в четверг, им предшествует четырехнедельный предвыборный марафон. В очень редких случаях кампания проводилась в трехнедельный срок, что, впрочем, не запрещается конституцией.
Премьер-министр знала, что кампания должна длиться три недели, это застанет оппозицию врасплох.
Наконец решение было принято. Премьер-министр будет просить королеву об аудиенции в четверг, 28 мая, чтобы вручить ей просьбу о роспуске парламента. В соответствии с традицией сразу после приема у королевы она возвратится на Даунинг-стрит, чтобы сделать публичное заявление. С этого момента и начинается избирательная кампания. Выборы состоятся в четверг, 18 июня.

X X X

Члены кабинета министров еще спали, когда утром, еще до восхода солнца, большой мотоцикл БМВ мчался к Лондону. Петровский подъехал к гостинице "Пост Хаус" в аэропорту Хитроу, остановил мотоцикл на стоянке, вынул ключ зажигания и запер свой шлем в багажнике. Потом он снял свою кожаную куртку и брюки, под которыми были надеты обычные серые из фланели, мятые, но выглядевшие в общем-то прилично. Он убрал свои тяжелые ботинки в коробку, откуда вынул и надел пару туфель, кожаный костюм поместился в другую коробку, откуда был извлечен неприметный твидовый пиджак и светло - коричневый плащ. Когда приезжий вышел со стоянки и направился к гостинице, он выглядел обычным человеком, в обычном макинтоше.

X X X

Карел Возняк не мог уснуть в эту ночь. Накануне вечером он пережил самое большое потрясение в жизни. Обычно для экипажей польской авиакомпании ЛОТ, где он служил старшим стюардом, таможенный досмотр был не более чем формальностью. В этот раз их по-настоящему трясли. Когда британский таможенник начал рыться в сумке с туалетными принадлежностями, Возняк чуть с ума не сошел от страха. А когда тот достал электробритву, он подумал, что упадет в обморок. К счастью, эта модель работала от электрической сети, а поблизости не оказалось розетки, чтобы можно было ее включить. Бритву ему дали в Варшаве люди из СБ. Таможенник положил ее на место и продолжил досмотр, который ничего не дал. Возняк подумал, что, если бы кто-нибудь все-таки включил эту бритву, она бы не заработала. Наверняка внутри есть что-то, кроме обычного мотора, иначе зачем было везти ее в Лондон.

X X X

Ровно в восемь он вошел в мужской туалет на первом этаже гостиницы "Пост Хаус". У зеркала мыл руки неприметный человек в плаще. "Черт, выругался про себя Возняк, - придется ждать, пока уберется этот англичанин". Человек в плаще неожиданно заговорил с ним по-английски:
- Доброе утро. На вас форма югославской авиакомпании?
Возняк вздохнул с облегчением.
- Нет. Я из польской национальной авиакомпании.
- Красивая страна Польша, - заметил человек, вытирая руки. Он вел себя совершенно естественно. Возняк был в такой ситуации первый раз. В первый и последний, поклялся он себе. Он стоял возле умывальника, держа в руках свою бритву.
- Я провел там много счастливых дней.
"Вот она фраза - пароль, - подумал Возняк, - "много счастливых дней".
Он протянул человеку бритву. Англичанин ухмыльнулся и взглядом указал на кабинку, дверь которой была закрыта. Несомненно, там кто-то был. Человек молча указал поляку на полочку у зеркала. Возняк положил бритву туда. Потом человек указал на писсуары. Возняк подошел к одному из них и торопливо расстегнул брюки.
- Спасибо, - пробормотал он. - Я считаю, что моя родина самая красивая.
Человек в коричневом плаще положил электробритву в карман и показал Возняку пять пальцев, что означало пробыть в туалете еще пять минут.
Затем англичанин вышел.
Через час Петровский на мотоцикле ехал туда, где северо-западные пригороды Лондона граничат с графством Эссекс. Он выезжал на дорогу М12. Было девять часов утра.

X X X

В это же время к пристани Парк-стоун в Хэридже в восьмидесяти километрах севернее по побережью подходил паром "Тор Британия", он шел из Гетеборга. Пассажирами парома, как всегда, были туристы, студенты и коммерсанты. К последним относился и господин Стиг Лундквист, прибывший со своим автомобилем "сааб", с кузовом типа салон.
По документам он был шведским бизнесменом. В документах, правда, ничего не говорилось о том, что он уже давно завербован коммунистами и работает, как и Гельмут Дорн, на восточногерманскую разведку, которую возглавляет грозный генерал Маркус Вольф.
Шведа попросили выйти из машины и поставить свои чемоданы на стойку для досмотра. Он вежливо улыбнулся и выполнил все, что требовалось.
Второй таможенник поднял капот и заглянул внутрь. Он искал нечто похожее на шар, величиной с футбольный мяч или трубку. Ничего подобного он не нашел. Он заглянул в салон, а потом в полупустой багажник и вздохнул. Опять им там в Лондоне нечего делать. В багажнике не было ничего, Кроме набора инструментов, домкрата, закрепленного с одной стороны, и огнетушителя - с другой. Швед стоял рядом, держа чемоданы в руках.
- Пожалуйста, - сказал он. - Все карош?
- Да, сэр. Спасибо. Счастливого пути.
Час спустя "сааб" остановился на стоянке гостиницы "Кингз Форд Парк" в деревушке Лейз-де-ла Хей к югу от Колчестера. Господин Лундквист вылез из машины и потянулся. В этот час многие пили кофе, поэтому на стоянке было припарковано несколько машин, владельцев которых не было видно поблизости. Он взглянул на часы. До назначенного срока оставалось еще пять минут. Опоздай он, пришлось бы сидеть здесь контрольный час, а затем тратить еще один день на запасную встречу в другом месте. На стоянке никого не было, если не считать молодого парня, который возился с двигателем своего БМВ. Лундквист не знал, как выглядит человек, с которым он должен встретиться. Он сел обратно в машину, закурил сигарету и стал ждать. Ровно в одиннадцать в окошко постучали. Стучал мотоциклист. Лундквист нажал кнопку и опустил стекло.
- Да?
- Скажите, "Ш" на номере вашей машины обозначает Швецию или Швейцарию?
Швед с облегчением вздохнул. По дороге сюда он остановился и отвязал огнетушитель, закрепленный в багажнике, и переложил его в мешок, который лежал сейчас на переднем сиденье.
- Швецию. Я только что приехал из Гетеборга, - ответил он, не меняя тона.
- Никогда там не был, - вздохнул собеседник. - Есть что-нибудь для меня?
- Да. В мешке рядом со мной.
- Окна гостиницы выходят на стоянку, - сказал мотоциклист. - Через пять минут развернитесь и поезжайте так, чтобы машина закрыла мотоцикл от гостиницы. Выбросьте мне мешок из окна.
Он вернулся к мотоциклу и продолжал ковыряться в моторе. Через пять минут мимо проехал "сааб", мешок оказался на земле рядом с мотоциклом. Мотоциклист подобрал его и, прежде чем "сааб" скрылся из виду, опустил мешок в короб на заднем сиденье мотоцикла. "Сааб" он больше не встречал. Да и желания такого не было у него. Через час мотоциклист был в своем гараже в Тетфорде, где пересел в автомобиль. В багажник машины он уложил обе посылки, полученные сегодня. Что в них было, он не знал, это его не касалось.
К полудню он вернулся домой в Ипсвич. Обе посылки заняли свое место в спальне. Курьеры номер десять и семь выполнили свою задачу.

X X X

Джон Престон должен был выйти на работу на Гордон-стрит 13 мая.
- Мне очень жаль, что вы так устали, но мне бы хотелось, чтобы вы продолжали работу здесь, в Челси. Позвоните и скажите, что у вас грипп. Если нужно будет свидетельство врача, дайте мне знать. У меня есть пара знакомых докторов, которые будут рады оказать мне эту услугу, - попросил его сэр Найджел.
К 16 мая Престон окончательно понял, что зашел в тупик. Таможня и иммиграционная служба делали все возможное. Большего без объявления чрезвычайных мер нельзя было добиться. С того дня, когда в Глазго хулиганы напали на русского, прошло пять недель. Престон был почти уверен, что упустил других курьеров. Может быть, конечно, все они побывали здесь до Семенова, а матрос был последним. Может быть...
С возрастающим отчаянием он думал о времени, сколько его еще осталось и осталось ли?

X X X

В четверг, 21 мая, в Фолкстоне бросил якорь паром из Остенда. Он доставил пассажиров из Европы, главным образом туристов - одни из них путешествовали без машин, другие за рулем - и целое стадо ревущих грузовых махин, которые колесят по странам ЕЭС из одного конца Европы в другой.
Семь огромных грузовиков имели западно-германские номера, Остенд был перевалочным пунктом грузов с севера ФРГ в Великобританию. Огромный "Ханомаг", похожий на исполинскую ящерицу с трейлером, до предела забитым контейнерами, ничем не отличался от остальных. Все путевые документы, которых было так много, что проверка заняла около часа, были в порядке. Не было никаких оснований полагать, что водитель работает на кого - то еще, кроме транспортного агентства, название которого крупными буквами красовалось на кабине грузовика. Ничего не свидетельствовало и о том, что в машине находится что-нибудь еще, кроме западногерманских кофеварок, которыми британцы пользуются по утрам.
Сзади кабины торчали две толстые выхлопные трубы, изрыгающие черный дым работающего дизельного двигателя прямо в небо. Был вечер, дневная смена заканчивала работу, автопоезд пропустили. Из Фолкстона машина выехала в направлении на Эшфорд и Лондон.
Никто не мог знать или даже догадываться, что внутри одной из выхлопных труб, которые так дымили при выезде этой громады с контрольного пункта, находилась другая, меньшего диамерта.
Было уже темно, когда на стоянке у придорожного кафе возле Ленэма в графстве Кент, водитель заглушил мотор и взобрался на крышу кузова. Там он снял колпак с выхлопной трубы и достал сверток длиной около полуметра в теплонепроницаемой упаковке. Он не стал его разворачивать. Он просто передал его мотоциклисту в черном костюме, который скрылся в темноте. Курьер номер восемь выполнил задание.

X X X

- Все напрасно, сэр Найджел, - сказал Джон Престон шефу секретной службы в пятницу вечером, - не могу понять, что, черт возьми, происходит. Боюсь самого худшего, но до сих пор не имею доказательств. Пытался обнаружить хотя бы еще одного курьера - ничего не вышло. Думаю, мне лучше с понедельника вернуться на Гордон-стрит.
- Я понимаю ваше разочарование, - посочувствовал Найджел. - Я и сам разочарован. Но, будьте добры, посвятите мне еще одну неделю.
- Не вижу в этом смысла. Что я могу еще сделать?
- Думаю, только молиться, - мягко произнес "Си".
- О проколе, - уточнил Престон. - Все, что мне сейчас нужно, - это один маленький прокол.

Глава 19

Престон получил его в следующий понедельник после обеда.
Около четырех часов дня в Хитроу приземлился самолет австрийской авиакомпании из Вены. Один из пассажиров предъявил у стойки паспортного контроля иностранцев подлинный австрийский паспорт на имя Франца Винклера.
Офицер иммиграционной службы внимательно изучил хорошо знакомый зеленый рейспасс в пластиковом переплете с гербом в виде золотого орла. Лицо его не выражало никаких эмоций, как и положено человеку его профессии. Паспорт ничем не отличался от тех, что в настоящее время были в хождении, и весь был испещрен отметками о въезде и выезде других западно-европейских государств. Въездная виза была действительной. Под стойкой пальцами левой руки офицер незаметно выстукивал номер паспорта на клавишах компьютера. Он взглянул на экран дисплея, закрыл паспорт и с улыбкой вернул его владельцу:
- Спасибо, сэр. Следующий.
Когда герр Винклер взял свой багаж и направился прочь, чиновник нажал ногой на кнопку сигнализации, расположенную на полу под стойкой. Сигнал принял один из прикомандированных сотрудников специальной службы Скотленд-Ярда. Офицер молча указал на уходящего герра Винклера. Через несколько мгновений за иностранцем уже следовали два детектива, третий уже заводил машину на площади перед зданием аэропорта.
У Винклера была только ручная кладь, поэтому он, миновав отделение выдачи багажа, направился к выходу. В вестибюле аэровокзала он обменял свои дорожные чеки на британскую валюту в отделении "Мидленд Банк". Там его сфотографировал с верхнего балкона один из детективов Скотленд-Ярда.
Когда австриец сел в такси, детективы двинулись вслед за ним на своем неприметном автомобиле. Водитель старался не упускать такси из виду. Старший группы по радио связался со Скотленд-Ярдом, откуда уже информацию передали на Чарльз - стрит. Поскольку МИ-6 также интересовали люди с поддельными документами, информацию об австрийце сразу передали и им.
Винклер доехал до Бейсуотер и на перекрестке Эджвеа-роуд и Суссекс - гарденз расплатился и отпустил такси. С саквояжем в руках он пошел вниз по Суссекс-гарденз. Одну сторону этой улицы сплошь занимали недорогие пансионы. Такие пансионы пользуются популярностью у коммивояжеров и поздних пассажиров с Паддингтонского вокзала, которые не могут себе позволить более роскошный ночлег.
Как показалось детективам, следившим из машины, приезжий не искал определенного адреса, а неспеша шел по улице, пока не увидел в одном окне табличку "Имеются свободные комнаты". Он вошел в дом и больше не появлялся. Очевидно, он снял там комнату.
Через час после отъезда Винклера из Хитроу у Престона в Челси зазвонил телефон. Звонил человек из МИ-6, которому сэр Найджел поручил держать связь с Престоном.
- В Хитроу появился один тип, - сообщил он. - Возможно, след ложный, но номер его паспорта фигурирует у нас в компьютере. Его зовут Франц Винклер, гражданин Австрии, прилетел из Вены.
- Надеюсь, его не задержали?
Престон подумал: Австрия граничит с Чехословакией и Венгрией. Страна нейтральная, границы легко преодолимы, это удобная база для переброски нелегалов из стран восточного блока на Запад,
- Нет, следуя инструкциям, установили за ним наблюдение. Подожди, не клади трубку... - Через несколько секунд сотрудник МИ-6 опять на проводе. - Они только что сообщили: снял комнату в небольшом пансионе около Паддингтонского вокзала.
- Соедини меня с шефом, - попросил Престон. Сэр Найджел проводил совещание, которое прервал, чтобы поговорить с Престоном. Слушаю вас, Джон.
Престон вкратце пересказал свой разговор с сотрудником "шестерки".
- Вы думаете, что это человек, которого мы ждем?
- Он вполне может быть курьером. За шесть недель это первый наиболее вероятный случай.
- Что вы предлагаете?
- Пусть "шестерка" приставит к нему наружного наблюдателя. Кого-нибудь из ваших парней надо послать к ним в "Корк", чтобы он просматривал все донесения, приходящие туда, и сообщал обо всем нам. Если австриец с кем-нибудь встретится, пусть следит за обоими.
- Хорошо. Я попрошу службу наблюдения помочь нам. В "Корк" пошлем Барри Бэнкса. Он будет постоянно держать с нами связь.
Шеф секретной службы лично позвонил директору службы К, тот связался с коллегой из отдела А, и вскоре на Суссекс-гарденз выехала группа наружного наблюдения под командой Гарри Буркиншоу.
Престон в отчаянии от вынужденного безделья ходил взад-вперед по квартире в Челси. Он хотел быть в городе, или же в штабе операции, а не сидеть здесь, оторванный от происходящего, как законспирированный агент на своей территории в чужой игре, которая шла высоко над его головой. Он чувствовал себя пешкой в чужой игре.

X X X

К семи вечера люди Гарри Буркиншоу прибыли на место и сменили детективов Скотленд-Ярда, которые с радостью передали дежурство "топтунам". Был теплый майский вечер. Не привлекая внимания, четверо из команды Буркиншоу заняли свои наблюдательные посты вокруг гостиницы, взяв ее в "коробочку". Две машины заняли место в ряду других, стоящих вдоль Суссекс - Гарденз, готовые на случай, если "объект" попытается улизнуть. Все шестеро "топтунов" поддерживали между собой связь по рации, а Буркиншоу, кроме того, был напрямую связан со штабом "Корке". Барри Бэнкс дежурил в "Корке". Операцию проводила МИ-6, и все ждали, с кем Винклер выйдет на контакт.
Но, по-видимому, он не собирался этого делать, а просто сидел у себя в номере и выжидал. В 8.30 он вышел, зашел в ресторанчик на Эджвер-роуд, поужинал и вернулся к себе. Он ничего не клал в тайник, ничего не оставлял на столе в ресторане и ни с кем не заговаривал на улице.
Но все же он сделал две любопытные вещи. Во-первых, когда он шел к ресторану по Эджвер-роуд, он внезапно остановился, несколько секунд глядел на зеркальную витрину и повернул обратно - самый простой способ, хотя и не самый лучший, обнаружить за собой слежку.
Во-вторых, выйдя из ресторана, он подождал у края тротуара, пока в потоке машин образуется щель, а затем перебежал на другую сторону улицы. Там он остановился опять и огляделся: не проделал ли то же самое кто-нибудь еще. Он ничего не заметил. В результате Винклер вышел прямо на "топтуна" из команды Буркиншоу, стоявшего на этой стороне улицы, делая вид, что ловит такси.
- Он не тот, за кого себя выдает, - сообщил Буркиншоу в "Корк". - Он пытается не очень искусно выявить слежку.
Мнение Буркиншоу было передано Престону в Челси. Тот с облегчением вздохнул. Появилась надежда.
Попетляв по Эджвер-роуд, Винклер вернулся в пансион и больше не выходил оттуда.

X X X

Между тем в МИ-6 не теряли времени, в фотолаборатории проявили снимки, сделанные в аэропорту и на Бейс-уотер, после чего их благоговейно передали в руки легендарной мисс Блодвин.
Одно из основных мест в работе любой специальной службы занимает идентификация агентов иностранных разведок и подозрительных иностранцев. Чтобы облегчить себе эту задачу, все подобные службы делают сотни фотографий людей, которые подозреваются в сотрудничестве со спецслужбами других стран. Фотографируют иностранных дипломатов, торговых представителей, членов научных и культурных делегаций, особенно если они приезжают из коммунистических или просоветских стран.
Архивы растут. Случается, в них хранится по двадцати снимков одного и того же мужчины или женщины, сделанные в разных местах и в разное время. Их никогда не уничтожают. Они используются для идентификации личности.
Если некто Иванов из России появился в Канаде во главе советской торговой делегации - это стопроцентная гарантия того, что Королевская канадская полиция сделает его фотографии и разошлет их своим коллегам в Вашингтон, Лондон и другие страны НАТО. Вполне может оказаться, что тот самый Иванов был сфотографирован пять лет назад в какой-нибудь африканской стране, где он в качестве приезжего журналиста освещал празднества по случаю провозглашения независимости, но под фамилией Козлова. Если появились какие - то сомнения относительно того, чем же действительно занимается господин Иванов, осматривая достопримечательности канадской столицы, такая подборка поможет их рассеять. Фотографии изобличат его, как агента КГБ.
Все разведки стран НАТО, а кроме того и блестяще работающая израильская служба "Моссад", ведут постоянный обмен такими документами. Почти на каждого приезжающего на запад из Советского Союза и стран Восточной Европы существуют досье в архивах соответствующих служб почти двадцати западноевропейских государств. Что касается Советского Союза, то и там собрана подобная галерея, в которой можно найти портреты всех без исключения, кто когда - либо пересекал советскую границу.
Невероятно, но факт - если родственные службы в ЦРУ США используют компьютерные банки данных, в которые занесены миллионы примет, подозрительных лиц, то их британские коллеги обращаются не к компьютеру, а к Блодвин.
Немолодая и часто незаслуженно обижаемая своими молодыми коллегами мужчинами, мисс Блодвин проработала в подвале Сентинел Хаус 40 лет, заведуя огромным архивом фотографий, которые составляют "книгу опознаний" МИ-6. Но это, конечно, не книга, а огромный склад, где хранятся многие ряды альбомов с фотографиями, разобраться в которых могла только одна она.
Ее мозг работает как компьютерный банк ЦРУ, а порой даже лучше. В отличие от компьютера, мисс Блодвин ничего не знает ни, скажем, о тридцатилетней войне, ни о курсе ценных бумаг на Уолл-стрит, зато у нее потрясающая память на лица. Эта память хранит приметы бесконечного числа носов, подбородков, выражений тысяч глаз. Изгиб губ, чуть обвисшие щеки, манера держать стакан или сигарету, улыбка, сверкнувшая золотым зубом где-нибудь в австралийской пивной много лет назад и потом повторившаяся годы спустя в Лондоне, - все это хранит память мисс Блодвин. В ту ночь, пока на Бейсуотер все спали, а люди Буркиншоу сторожили тени на Суссекс-гарденз, Блодвин изучала на своем столе фотографию Винклера, пристально вглядываясь в его лицо. Двое молодых работников "шестерки" ждали за ее спиной. Через час она просто сказала:
- Дальний Восток, - и отправилась вдоль рядов своих альбомов.
После полуночи во вторник, 26 мая, мисс Блодвин разыскала нужное досье.
Снимок оказался плохого качества. Сделан он был пять лет назад, тогда и волосы у человека были гуще, и фигура стройнее. На фотографии, запечатлевшей прием в посольстве Индии, он стоял рядом с послом своей страны и вежливо улыбался.
Один из двоих, что ждали, взглянув на снимки, с сомнением спросил:
- Блодвин, а вы уверены?
Если бы взгляд мог калечить, сомневающемуся пришлось бы потратиться на инвалидное кресло. Он молча отступил к телефону.
- Она опознала его, - сказал он в трубку. - Он чех. Пять лет назад состоял при чехословацком посольстве в Токио. Зовут Иржи Гаек.

X X X

В три часа ночи Престона разбудил телефон. Он выслушал новость, поблагодарил звонившего и повесил трубку. Лицо его расплылось в счастливой улыбке.
- Вот и попался, - сказал он.

X X X

В десять утра Винклер еще не выходил из гостиницы. На Корк-стрит операцией теперь руководил Саймон Марджери из отдела К-2(В) оперативное направление: союзники СССР (Чехословакия). Чехами занимался он. Барри Бэнкс, который провел ночь тут же, был рядом, передавая информацию о том, как развиваются события в МИ-6.
Примерно в это же время Джон Престон позвонил в посольство США советнику по юридическим вопросам, с которым был лично знаком. Советником американского посольства всегда бывает представитель ФБР. Престон изложил ему свою просьбу и в ответ услышал, что ему перезвонят, как только придет ответ из Соединенных Штатов, вероятно, часов через пять - шесть, учитывая разницу во времени.
В одиннадцать Винклер показался на пороге пансиона. Он опять дошел до Эджвер-роуд, поймал такси и поехал по направлению к Парк-Лейн. На Гайд-Парк - Корнер такси, за которым вплотную следовали две машины с людьми службы наблюдения, повернуло на Пикадилли. На Пикадилли Винклер отпустил такси, снова проделал трюки с проверкой "хвоста".
- Ну, опять начал, - пробормотал Лен Стюарт в укрепленное на лацкане пиджака миниатюрное переговорное устройство. Он прочел отчет Буркиншоу и ожидал чего-то в этом роде. Внезапно Винклер нырнул под арку пассажа и почти бегом бросился к противоположному выходу. Оказавшись на улице, он быстро отошел в сторону и обернулся, чтобы посмотреть, не выходит ли кто-нибудь из пассажа вслед за ним. Никто не вышел. В этом просто не было никакой необходимости. У южного выхода из пассажа давно уже стоял "топтун".
Работники служб наблюдения знают город лучше всех полицейских и таксистов вместе взятых. Они знают, сколько выходов у каждого большого здания, куда ведут пассажи и подземные переходы, где есть проулки среди домов и куда они ведут. Если "объект" попытается ускорить шаг, его всегда обойдет "топтун", другой будет медленно идти следом, а двое - страховать по сторонам. Они ни на минуту не выпустят свой объект из "коробочки". Только исключительно опытный "объект" может обнаружить за собой слежку.
С удовлетворением убедившись, что за ним нет хвоста, Винклер вошел в здание Бюро путешествий "Бритиш Рейл" на Лоуэр-Риджент-стрит. Там он узнал расписание поездов до Шеффилда. Стоявший с ним рядом, замотанный шарфом, футбольный болельщик - шотландец, который собирался уехать к себе в Мазервелл, был одним из "топтунов". Винклер купил за наличные деньги билет в вагон второго класса до Шеффилда и обратно, отметив про себя, что последний вечерний поезд отходит с вокзала Сент-Пэнкрас в 21.25, поблагодарил кассира и вышел.
Потом он пообедал в кафе неподалеку, вернулся на Суссекс-гарденз и до вечера никуда не выходил.

X X X

Престону сообщили о билете до Шеффилда во втором часу. Он поймал сэра Найджела Ирвина как раз тогда, когда тот собирался отправиться пообедать в клуб.
- Он мог купить билет и для отвода глаз, но, похоже, он все-таки собирается уехать. Возможно, на встречу. Она может состояться либо в поезде, либо в Шеффилде. Скорее всего он тянул время, потому что приехал слишком рано. Я полагаю, сэр, что если он уедет из Лондона, нам будет нужен человек, который бы следил за развитием событий здесь вместе с людьми из службы наблюдения. Я хочу поехать в Шеффилд.
- Да, я понимаю, что вы имеете в виду. Это будет непросто, но я попробую.
Сэр Найджел вздохнул и вызвал своего помощника.
- Отмените мой ленч в Уайтсе, вызовите машину и отправьте телеграмму. Именно в этом порядке.
Когда помощник выполнил первые два поручения, сэр Найджел позвонил домой сэру Бернарду Хеммингсу в Фарнэм, графства Суррей.
- Извините, что пришлось побеспокоить вас, Бернард. Возникли обстоятельства, которые настоятельно требуют вашей помощи. Нет... Я бы хотел обсудить это при личной встрече. Вы не возражаете, если я подъеду? Ведь сегодня и вправду чудесный день. Да, хорошо, тогда около трех.
- Вы просили отправить телеграмму, - напомнил помощник.
- Да.
- Кому?
- Мне.
- Хорошо. Кто отправитель?
- Наш резидент в Вене.
- Я должен поставить его в известность, сэр?
- Незачем его беспокоить. Договоритесь с шифровальщиками, чтобы через три минуты у меня была телеграмма из Вены.
- Да, сэр. А текст?
Сэр Найджел продиктовал текст. Этому старому фокусу - послать самому себе срочное донесение, чтобы оправдать то, что он все равно уже решил сделать, - он когда-то научился у своего наставника, ныне покойного сэра Мориса Олдфилда.
Когда из шифровальной комнаты принесли телеграмму, отпечатанную на бланке так, будто бы ее действительно прислали из Вены, старая лиса Найджел положил ее к себе в карман и пошел вниз к машине.
Он нашел сэра Бернара в его саду в Тилфорде наслаждающимся теплым майским солнцем, на коленях у него лежал плед.
- Добрый день, чем могу быть полезен?
- Так, ерунда, - сказал сэр Найджел. - Прилетел тут один в Лондон из Вены, представляется австрийским бизнесменом. Но мы его опознали прошлой ночью. Чешский агент, один из ребят СТБ. Низкого пошиба, наверное, курьер.
Сэр Бернар кивнул.
- Да, я в курсе даже здесь. Слышал об этом. Мои ребята следят за ним, не так ли?
- Совершенно верно. Дело в том, что, похоже, он собирается сегодня вечером уехать из Лондона. На Север. "Пятерке" будет нужен руководитель группы, который отправится вместе с "топтунами".
- Да, конечно. Мы пришлем человека. Брайан позаботится об этом. Безусловно. Это, кажется, ваша операция. Тем не менее... вы помните дело Беренсона? Мы так и не узнали две вещи. Имел ли Марэ связь через резидентуру здесь в Лондоне, или через засылаемых извне курьеров? И был ли Беренсон единственным человеком Марэ или у него целая сеть агентов.
- Я помню. Мы решили отложить выяснение этих вопросов до тех пор, пока мы не сможем напрямую задать их самому Марэ. А сегодня я получил эту телеграмму от моего резидента в Вене. - Он протянул телеграмму.
Сэр Бернар прочел ее, его брови удивленно поднялись.
- Они связаны? Возможно ли?
- Возможно. Винклер, он же Гаек, видимо является курьером. Вена подверждает, что он формально числится в СТБ, но фактически работает на КГБ. Мы знаем, что за последние два года, когда он работал с Беренсоном, Марэ дважды посещал Вену. Каждый раз предлогом были некие культурные мероприятия, но...
- Недостающее звено?
Сэр Найджел пожал плечами. Никогда не следует перебарщивать.
- А зачем он едет в Шеффилд?
- Кто знает, Бернар? Может быть, в Йоркшире есть еще одна агентурная сеть. Может быть, Винклер как курьер обслуживает нескольких агентов?
- Ну и что же вы хотите от "пятерки"? Еще "топтунов"?
- Нет. Джона Престона. Вы, может быть, помните, он выследил сначала Беренсона, затем Марэ. Мне нравится, как он работает. Мне сказали, что он был в отпуске, а затем немного приболел. Но завтра он должен приступить к работе. Так как он долго отсутствовал, у него, вероятно, все равно нет текущих дел. Формально он работает в отделе С-5(С), порты и аэродромы. А вы знаете, как вертятся ребята из отдела К. Если бы он мог быть временно прикомандирован к К-2(В), вы могли бы назначить его руководителем этой группы...
- Ну, Найджел, я не знаю. Это все-таки компетенция Брайана...
- Я буду страшно признателен, Бернар. Все-таки Престон был на хвосте Беренсона с самого начала. Если Винклер здесь замешан, то Престон может даже встретить лицо, которое он видел раньше.
- Хорошо, - ответил сэр Бернар. - Он ваш. Я отправлю приказ отсюда.
- Я мог бы взять его с собой, если вы не возражаете, - сказал "Си". - К чему вам беспокоиться. Я пошлю моего шофера на Чарльз-стрит с бумагой.
Он покинул Тилфорд, имея на руках письменный приказ сэра Бернара Хеммингса, согласно которому Джон Престон временно придавался отделу К и назначался руководителем выездной группы слежки за Винклером.
Сэр Найджел сделал с документа две копии: одну для себя, другую для Джона Престона. Оригинал отправил на Чарльз-стрит. Брайана Харкорт-Смита не было на месте, поэтому приказ положили ему на стол.

X X X

В семь часов вечера того же дня Джон Престон навсегда покинул конспиративную квартиру МИ-6 в Челси. Его заточение кончилось и ему это нравилось.
На Суссекс-гарденз он подошел к Гарри Буркиншоу.
- Привет, Гарри.
- Господи, Джон Престон! Что ты здесь делаешь?
- Дышу свежим воздухом.
- Послушай, постарайся, чтобы тебя не было видно. Мы тут "пасем" одного типа в гостинице через дорогу.
- Знаю. Кажется, это он должен ехать в Шеффилд в 21.25.
- Откуда узнал?
Престон достал свой экземпляр приказа, подписанный сэром Бернардом.
Буркиншоу внимательно изучил документ:
- Ого, от самого генерального директора. Ну, тогда добро пожаловать. Только постарайся, чтобы он тебя не заметил.
- У вас есть еще одно переговорное устройство? Буркиншоу кивнул головой по направлению к перекрестку.
- За углом, на Рэднор-плейс. Там стоит коричневая "Кортина". Возьмешь в бардачке.
- Я подожду в машине.
Буркиншоу не знал, что и думать. Его никто не предупредил, что именно Престон будет следить за ходом операции с ними. Он и понятия не имел, что Престон работает в чешском отделе. Однако подпись генерального директора имела вес. Что касается его лично, то он просто будет выполнять свои обязанности. Он пожал плечами, сунул в рот очередную мятную конфету и продолжил наблюдение.
В половине девятого Винклер вышел из гостиницы. В руке он нес саквояж. Он остановил такси и сказал водителю, куда ехать.
Как только "объект" появился в дверях, Буркиншоу вызвал людей и машины. Сам он вскочил в первую и направился вслед за такси, держась метрах в трехстах от него по Эджвер-роуд. Престон ехал сзади во второй машине. Через десять минут стало ясно, что они едут к вокзалу. Буркиншоу передал об этом в "Корк". Ему ответил Саймон Марджери.
- Хорошо, Гарри. Руководитель операции скоро присоединится к вам.
- У нас уже есть руководитель, он с нами, - сказал Буркиншоу.
Это было новостью для Марджери. Он спросил, кто это. Когда Буркиншоу назвал ему имя, Марджери подумал, что тут какая-то ошибка.
- Но он не работает в К-2, - возмутился он.
- Теперь работает, - заметил Буркиншоу бесстрастно. - Я видел бумагу, подписанную генеральным.
С Корк-стрит Марджери тут же позвонил в "Чарльз". На Чарльз-стрит поднялась суматоха. Разыскали распоряжение сэра Бернарда и убедились, что оно действительно существует. Марджери в раздражений всплеснул руками:
- Ну почему эти с Чарльз-стрит никогда не могут заниматься только своим делом? - обратился он ни к кому. Ему пришлось отозвать коллегу, который должен был присоединиться к группе на вокзале Сент-Пэнкрэс. Затем он попытался найти Брайана Харкорт-Смита, чтобы пожаловаться ему.

X X X

Винклер расплатился и отпустил такси на площади перед вокзалом. Затем он вошел внутрь старого, с куполом в викторианском стиле, здания вокзала и подошел к расписанию. Престон и четверо из службы наблюдения растворились в толпе пассажиров.
Поезд на Шеффилд через Лестер, Дерби, Честерфилд отправлялся от второй платформы в 9 часов 25 минут. Отыскав его, Винклер пошел через всю платформу мимо трех вагонов первого класса и вагона - ресторана к вагонам второго класса, расположенным в голове состава. Он выбрал средний из них, вошел внутрь, поставил свой чемоданчик на багажную полку и сел, спокойно ожидая отправления поезда.
Это был общий вагон, через несколько минут туда вошел молодой негр с плейером и наушниками. Он сел в трех рядах от Винклера. Усевшись, он закрыл глаза и принялся качать головой, очевидно, в такт мелодии, звучавшей у него в наушниках.
Один из команды "топтунов" занял свой наблюдательный пост. В наушниках звучала не музыка, а команды Гарри.
Другой из группы разместился в первом вагоне, Гарри и Джон Престон - в третьем, чтобы не выпускать Винклера из "коробочки", а четвертый ехал в вагоне первого класса в хвосте состава на случай, если Винклер вздумал бы пробежаться в тот конец, чтобы избавиться от хвоста.
Точно по расписанию 125-й отошел от вокзала Сент-Пэнкрэс и повез своих пассажиров на север.

X X X

В 21.30 Брайана Харкорт-Смита разыскали в клубе, где он обедал, и пригласили к телефону. Звонил Саймон Марджери. То, что он сообщил, заставило заместителя генерального директора "пятерки" отложить все свои дела. Он выскочил на улицу, схватил такси и помчался через весь Вест-Энд на Чарльз-стрит.
У себя на столе в кабинете он обнаружил приказ, подписанный еще днем сэром Бернардом Хеммингсом. Он побелел от злости. Но, будучи сдержанным человеком, обдумав все хорошенько, поднял трубку и в свойственной ему чрезвычайно вежливой манере попросил телефонистку соединить его с квартирой юрисконсульта.
В обязанности юрисконсульта входит поддерживать связь со Специальным отделом. Юрисконсульта оторвали от телевизора, который он смотрел у себя дома в Кэмберли. Когда он подошел к телефону, Харкорт-Смит сказал:
- Мне нужно, чтобы Специальный отдел подготовил ордер на арест. У меня есть основания предполагать, что человек, нелегально пересекший границу, подозреваемый в сотрудничестве с советской разведкой, пытается скрыться. Его имя Франц Винклер, предположительно гражданин Австрии. Мотив задержания - фальшивый паспорт. Прибудет в Шеффилд лондонским поездом в 23.59. Да, я знаю, что времени мало. Именно поэтому это так важно. Да, пожалуйста, свяжитесь с начальником Специального отдела и попросите его, чтобы он поднял на ноги своих людей в Шеффилде. Пусть арестуют этого человека сразу по прибытии.
Мрачный, он положил телефонную трубку. Пусть ему навязали Джона Престона в качестве руководителя группы наблюдения, но принимать решение об аресте "объекта" будет он. Это очень серьезное дело и, кроме того, его прямая обязанность.

X X X

Поезд оказался полупустым. Вполне хватило бы и двух вагонов, чтобы с комфортом разместить всех шестьдесят пассажиров, которые в нем ехали. Барни, тот из бригады "топтунов", что занял место в первом вагоне, насчитал более десятка попутчиков. Все они не вызывали подозрения. Барни сидел против хода, чтобы видеть затылок Винклера сквозь застекленную дверь между вагонами.
Во втором вагоне, где ехал Джинджер, молодой негр с наушниками, находилось всего пять человек. В вагоне Престона и Буркиншоу мест было занято не больше десятка. Около часа с четвертью Винклер просто сидел и смотрел в окно, пристально вглядываясь в темные очертания за стеклом. Ни книг, ни газет он в дорогу не взял.
В 22.45, когда поезд стал сбавлять ход для остановки в Лестере, Винклер поднялся, взял с полки свой чемоданчик, прошел по вагону туда, где находятся туалеты, и опустил стекло окна, выходящего на платформу. Джинджер сообщил об этом остальным, они приготовились действовать моментально, если возникнет необходимость.
Когда поезд остановился, мимо Винклера к выходу протиснулся какой-то пассажир.
- Извините, пожалуйста, это Шеффилд? - обратился к нему Винклер.
- Нет, это Лестер, - ответил тот и сошел с поезда.
- А-а, спасибо. - Он поставил чемоданчик на пол, но остался у окна, оглядывая перрон, пока поезд стоял в Лестере. Когда поезд тронулся, он вернулся на свое место и поставил саквояж обратно на полку.
В 23.12 он проделал то же самое в Дерби. Только в этот раз он разговаривал с носильщиком на перроне перед зданием вокзала, похожего на огромный бетонный грот.
- Дерби, - прокричал ему носильщик, - Шеффилд будет через одну остановку.
И опять, пока стоял поезд, Винклер не отходил от открытого окна, потом снова вернулся в вагон и забросил чемоданчик наверх. Престон следил за ним через стеклянную дверь.
В 23.43 они прибыли в Честерфилд. Вагон остановился напротив здания вокзала, построенного в викторианском стиле и прекрасно сохранившегося и очень нарядно выглядевшего благодаря яркой росписи и подвесным корзинам с цветами. На этот раз Винклер не стал трогать свой чемоданчик, но опять пошел к окну и стал наблюдать, как с поезда сошли несколько пассажиров и скрылись за барьером билетного контроля. На платформе никого не было. Когда поезд стал набирать ход. Винклер рывком открыл дверь и спрыгнул с подножки.
Никогда раньше "объекту" не удавалось вывести Гарри Буркиншоу из равновесия. Но как он сам позже признался, поступок Винклера застал его врасплох. Все его парни могли легко проделать то же самое, что и Винклер, но беда была в том, что платформа была совершенно пустой, на этой ровной бетонной площадке укрыться было негде. Если бы они спрыгнули вслед за Винклером, у них было бы ровно столько же шансов остаться незамеченными, как у свиньи в синагоге.
Винклер заметил бы их и отложил бы встречу, где бы она ни была назначена. Престон и Буркиншоу выскочили в тамбур, где к ним присоединился Джинджер. Окно все еще было открыто. Престон высунул голову и посмотрел назад. Винклер, который теперь убедился, что за ним нет "хвоста", быстро шел по платформе спиной к уходящему поезду.
- Гарри, возвращайтесь сюда с ребятами на машине, - скомандовал Престон. - Свяжитесь со мной по рации, когда будете на подходе. Джинджер, прикройте-ка за мной дверь.
Он распахнул дверь, подошел к самому краю, сгруппировался, как это делают парашютисты перед приземлением, и прыгнул.
Парашютист обычно приземляется со скоростью около одиннадцати миль в час, причем одновременно его относит в сторону со скоростью ветра. Скорость поезда была миль тридцать в час, когда Престон свалился на насыпь. Единственное, о чем он молил в этот момент - это не налететь на бетонный столб или камень. Тогда - конец. Ему повезло. Густая и сочная весенняя трава смягчила удар. Он кубарем покатился по насыпи, поджав колени, прижав к телу локти и наклонив к груди голову. Гарри потом сказал ему, что не мог смотреть на это и отвернулся. Джинджер рассказывал, что Престон подпрыгивал, как мячик, катясь вдоль насыпи навстречу мчавшимся колесам. Когда он остановился, он лежал между травой и железнодорожными путями, затем с трудом поднялся, повернулся и медленно побежал туда, где светились огни вокзала.
Когда он подошел к контрольному барьеру, железнодорожный служащий уже закрывал платформу на ночь. Он был явно удивлен, увидев человека в ссадинах и разворанном пиджаке.
- Последний пассажир, невысокий, коренастый, в сером плаще, куда он пошел? - спросил Престон.
Контролер мотнул головой в направлении привокзальной площади. Престон бросился туда. Слишком поздно контролер сообразил, что забыл проверить у него билет.
На площади Престон успел заметить огни такси, выезжающего на дорогу к центру города. Это было последнее такси. Он мог бы, конечно, попросить местную полицию разыскать водителя и выяснить у него, куда тот отвез своего пассажира. Но он сомневался, что Винклер поедет на такси до цели. Где-нибудь поблизости он выйдет, а остальную часть пути пройдет пешком. Совсем рядом вокзальный носильщик заводил свой мопед, собираясь ехать домой.
- Мне нужен ваш мопед, - попросил Престон.
- Отваливай, - буркнул парень.
У Престона не было времени для объяснений и споров. Огни такси мелькали уже где-то под мостом новой кольцевой дороги и могли вот - вот скрыться из виду. Престон ударил парня в челюсть. Тот завалился набок. Престон подхватил мопед и двинулся вслед такси.
Повезло ему в этот вечер и со светофорами. Такси ушло по Корпорейшн - стрит, Престон никогда бы не догнал его на велосипедике с крохотным моторчиком, если бы на светофоре у перекрестка перед центральной библиотекой не загорелся красный свет. Когда машина свернула на Холивелл - стрит и дальше на Солтергейт, он уже был метрах в трехстах от нее.
Потом он отстал метров на пятьсот - его моторчик не мог тягаться с мощным двигателем легковой машины. Если бы Винклер поехал дальше на запад от Честерфилда, минуя город, Престон бы его не догнал.
К счастью, когда такси превратилось для Престона в маленькую точку на горизонте, вспыхнули тормозные огни - водитель остановил машину. Винклер вышел где-то, где Солтергейт переходит в Эшгейтроуд. Подъехав поближе, Престон смог различить Винклера, стоявшего рядом с машиной. Других машин на дороге не было. Надо было идти пешком. Он неторопливо обошел такси и с видом человека, поздно возвращающегося домой, свернул на Фулджем-роуд и остановился. Затем он пошел дальше. Престон следовал за ним. Винклер больше не оглядывался. Он обогнул ограду честерфилдского футбольного стадиона и пошел по Комптон - стрит. Здесь он, наконец, подошел к дому и постучал. Престон, стараясь держаться в тени, встал за кустом в садике.
Оттуда он видел, как в доме зажегся свет и отворилась дверь. Винклер обменялся несколькими словами с человеком за дверью и вошел внутрь.
Престон вздохнул и начал устраиваться за своим кустом поудобнее - готовый просидеть здесь всю ночь. Отсюда он не мог разглядеть номера дома, куда вошел Винклер. Не мог он и видеть, что происходит во дворе, с другой стороны. Однако успокаивало то, что сразу за домом была каменная ограда стадиона, а значит, уйти оттуда через черный ход другой дорогой было нельзя.
В два часа ночи раздался слабый сигнал переговорного устройства. Буркиншоу был совсем рядом. Престон отозвался и сообщил, где он находится. В пол - третьего на улице послышались негромкие шаги. Престон тихонько свистнул. Буркиншоу протиснулся сквозь кустарник.
- Все в порядке, Джон?
- Да, он в доме. Видишь, второй за деревом, тот, где горит свет.
- Понял, Джон, а ведь нас встречали в Шеффилде. Двое из Специального отдела и трое в форме. Подняты по приказу из Лондона. Ты собирался его арестовывать?
- С какой стати? Винклер - курьер. Мне нужен тот, на кого он работает. И он может быть в этом доме. Что они там, в Шеффилде, с ума сошли?
Буркиншоу засмеялся:
- Благодари бога, что существует британская полиция. Шеффилд - находится в Йоркшире, а мы с тобой в Дербишире. Это дает тебе время до утра, пока главные констебли разберутся между собой, кто должен арестовать преступника.
- Угу, а где остальные?
- Сзади. Учти, мы приехали сюда на такси, машину отпустили. Своей тачки у нас нет. Потом скоро рассвет, а здесь негде укрыться.
- Двоих поставь здесь, а еще двоих в начале улицы, - распорядился Престон. - Я пойду в центр разыскивать полицейский участок. Придется им много ИМ СМИТЬБЮ./ поработать. Если наш "друг" уйдет, сообщи мне. Пусть за ним следят двое. Других оставишь здесь наблюдать за домом.
Престон пошел к центру Честерфилда. Полицейский участок он обнаружил на Битвелл-стрит. Все время, пока он шел, в голове крутилась одна мысль. В поведении Винклера не было логики.

Глава 20

Старший полицейский офицер Робин Кинг был очень недоволен, когда его в три часа ночи разбудил телефонный звонок. Но, когда ему сообщили, что в полицейском участке его дожидается сотрудник МИ-5 из Лондона, чтобы попросить помощи, он сразу же согласился прийти. Через двадцать минут, непричесанный и небритый, он появился у себя в участке.
Он внимательно выслушал Престона, изложившего ему вкратце суть дела: иностранец, вероятно, агент советской разведки, они "вели" его от самого Лондона, но он спрыгнул с поезда в Честерфилде. Ему удалось все-таки выследить, сейчас он в доме на Комптон-стрит, номер которого пока установить не удалось.
- Я еще не знаю, ни кто живет в этом доме, ни почему наш "объект" там. Я собираюсь это выяснить, но арестовывать его пока не хочу. Мне нужно, чтобы за домом было установлено наблюдение. Утром мы сможем договориться с главным констеблем графства Дербишир, а пока у нас есть более срочные дела. Сейчас на улице возле дома дежурят четверо сотрудников службы наблюдения, но как только рассветет, посты придется снять, чтобы не мозолить глаза, поэтому я прошу у вас помощи.
- Что конкретно я могу для вас сделать, мистер Престон? - спросил полицейский чин.
- У вас есть какой-нибудь фургон, который бы не привлекал внимания?
- Нет. Есть несколько полицейских машин без опознавательных знаков, а на двух наших фургонах надпись "полиция".
- Нельзя ли раздобыть где-нибудь обычный фургон и поставить его на улице, чтобы мои люди смогли в нем укрыться? Хотя бы временно?
Начальник полиции вызвал дежурного сержанта и задал ему тот же самый вопрос.
- Позвоните ему и попросите немедленно связаться со мной.
Престону он объяснил что в Дрестону у одного из его людей есть автофургон. Но такой он разбитый, что вызывает всеобщие насмешки.
Через полчаса заспанный полицейский констебль подобрал бригаду Буркиншоу у главного входа на стадион. Фургон доехал до Комптон-стрит и остановился прямо напротив нужного дома. Точно выполняя инструкции, полицейский выбрался из машины, потянулся и зашагал по улице, как человек, возвращающийся домой с ночной смены.
Буркиншоу внимательно рассмотрел дом из окна задней дверцы фургона. Затем он вызвал Престона по радио:
- Так намного лучше, - сказал он, - отсюда нам отлично видно дом. Между прочим, его номер 59.
- Посидите немного в фургоне. Я постараюсь найти что-нибудь получше. А пока, если Винклер выйдет, пошлешь за ним двух ребят, если сядет в машину, используй фургон.
Возможно, нам придется сидеть здесь долго. Может быть, снять комнату в доме напротив, желательно на втором этаже, с окнами на улицу. Как вы думаете, сможем ли мы найти кого-нибудь на Комптон-стрит, кто согласился бы пустить нас к себе?
Начальник полиции задумался.
- Я знаю одного человека, который живет на Комптон-стрит. Он масон, как и я, - Мы - члены одной ложи. Он бывший старшина военно-морского флота, теперь в отставке. Живет в доме номер 58. Где точно расположен его дом, я не знаю.
Буркиншоу сообщил, что дом 58 находится на другой стороне улицы через два дома от дома номер 59. Из окна второго этажа будет все прекрасно видно. Начальник полиции Кинг позвонил своему знакомому прямо из полицейского участка.
Как и просил его Престон, он сказал своему знакомому Сэму Ройстону, что полиция проводит важную операцию. Им необходимо последить за человеком, подозреваемом в тяжком преступлении, который укрылся в доме напротив. Когда бедный мистер Ройстон наконец понял, что от него хотят, он оказался на высоте положения. Ройстон - законопослушный гражданин и, конечно же, разрешит полиции воспользоваться комнатой с окном, выходящим на Комптон-стрит.
Автофургон переместился на Уэст-стрит, идущую параллельно с Комптон - стрит. Буркиншоу и его парни, не привлекая к себе внимания, проникли в задний дворик дома мистера Ройстона до того, как лучи летнего солнца коснулись мостовой Комптон-стрит, бригада наблюдателей уже устроилась за кружевными занавесками у окна в спальне Ройстонов, где еще не успели прибрать кровати.
Мистер Ройстон, прямой, как палка, одетый в домашний халат из верблюжьей шерсти, был преисполнен сознания собственной важности от того, что к нему обратились за помощью офицеры Королевской полиции. Он подошел к окну и с презрением глянул сквозь занавеску на противоположный дом.
- Они налетчики? Торговцы наркотиками?
- Да, вроде того, - кивнул Буркиншоу.
- Иностранцы, - проворчал Ройстон, - они мне никогда не нравились. Не надо было их пускать в страну.
Джинджер, чьи родители были выходцами с Ямайки, невозмутимо смотрел в окно. Шотландец Манго внес стулья снизу. В этот момент тихо, как мышка, из своего укромного уголка появилась миссис Ройстон, успев снять бигуди и вынуть шпильки.
- Не хочет ли кто, - спросила она, - чашечку хорошего чая?
Молодой и симпатичный Барни подарил ей одну из своих самых обезоруживающих улыбок:
- Было бы чудесно, мэм.
Она оживилась и начала готовить первую из бесконечной серии чашек чая. Этот напиток был основой ее рациона.
А в полицейском участке дежурный сержант уже установил личность проживающих на Комптон-стрит, 59.
- Двое греков-киприотов, сэр, - доложил он начальнику полиции. - Они братья. Холостяки. Андреас и Спиридон Стефанидисы. Живут здесь около четырех лет. Сообщил эти сведения полицейский, за которым закреплен участок. Кажется, они держат небольшой ресторанчик на Холивелл-кросс, где готовят кебаб и продают их на вынос.
Престон потратил около получаса на переговоры с Лондоном. Сначала он позвонил дежурному по МИ-6, который соединил его с Барри Бэнксом.
- Барри, разыщи "Си", где бы он ни был, и попроси его перезвонить мне.
Через пять минут сэр Найджел Ирвин был уже на проводе. Его голос звучал спокойно и уверенно, будто это было не раннее утро, а разгар рабочего дня. Престон сообщил ему о том, что произошло ночью.
- Сэр, в Шеффилде нас ждали. Двое из Специального отдела и трое из местной полиции с ордером на арест.
- В наши планы это не входило, Джон.
- Разумеется, нет, сэр.
- Хорошо, Джон. Я этим займусь. Ты нашел дом, теперь будешь брать.
- Но это пока еще только дом, - ответил Престон. - Решительных действий предпринимать не буду, уверен, что след тянется дальше. И еще, сэр, если Винклер уйдет отсюда и попытается вернуться домой, я хочу, чтобы его отъезду не препятствовали. Если он курьер, в Вене будут обязательно ждать. Если курьер исчезнет, они сменят все явки.
- Да, - сказал сэр Найджел задумчиво. - Я поговорю с сэром Бернардом. Вы останетесь в Честерфилде или вернетесь в Лондон?
- Я бы предпочел остаться здесь, если возможно.
- Хорошо. "Шестерка" обратится с просьбой о содействии к вам. Но вы тоже подстрахуйтесь. Свяжитесь с Чарльз-стрит и доложите о ходе операции.

X X X

Закончив разговор с Престоном, сэр Найджел позвонил сэру Бернарду Хеммингсу. Генеральный директор согласился позавтракать с ним в восемь часов в Гард-клубе.
- Как видите, Бернард, вполне вероятно, что Москва готовится к проведению какой-то очень крупной операции у нас в стране, - подытожил рассказ сэр Найджел, намазывая маслом второй тост.
Сэр Бернард Хеммингс был встревожен. Он даже не притронулся к еде.
- Брайан должен был сообщить мне о том, что произошло в Глазго. Какого черта он держит этот доклад у себя на столе?
- Мы все иногда ошибаемся. Человеку свойственно ошибаться, - негромко заметил сэр Найджел. - Мои люди в Вене сообщили, что Винклер является звеном давно действующей агентурной сети. А я пришел к выводу, что Ян Марэ входит в эту цепочку. Теперь, судя по всему, придется признать, что это две никак не связанные друг с другом операции.
Он, конечно, не стал признаваться сэру Бернарду в том, что сам сочинил вчера телеграмму из Вены, чтобы добиться у коллеги того, что было нужно, а именно: назначения Престона непосредственным руководителем операции по наблюдению за Винклером. "Си" бывал откровенным, но он умел молчать, когда того требовали обстоятельства.
- Что за вторая операция? Та, что связана с Глазго? Сэр Найджел в ответ пожал плечами:
- Я не во всем уверен, Бернард. Мы все сейчас движемся на ощупь. Очевидно, Брайан не верит в серьезность наших предположений. И, может быть, он прав. Но все-таки - случай в Глазго, загадочный передатчик в Минленде, появление Винклера. С Винклером нам просто повезло, может быть, второй такой удачи больше не выпадет.
- Какие же выводы, Найджел?
Сэр Найджел улыбнулся, как бы извиняясь. Этого вопроса он давно ждал.
- Определенных - никаких, Бернард. У меня есть лишь несколько предварительных умозаключений. Если Винклер - курьер, то он должен встретиться с тайным агентом и передать ему то, что должен передать, или же забрать нечто, предназначенное для Москвы. Встреча должна произойти в каком-нибудь общественном месте, скажем, на автомобильной стоянке, на набережной, на скамейке в парке.
Если здесь затевается крупная операция, в стране наверняка уже находится агент высокого ранга, контролирующий ее ход. Будь вы на его месте, Бернард, разве бы вы принимали курьеров дома? Конечно же, нет. Вы пользовались бы явками. Выпейте кофе.
- Хорошо, допустим. - Сэр Бернард подождал, пока коллега налил ему кофе.
- Поэтому, Бернард, мне и кажется, что Винклер - всего-навсего мелкая сошка: рядовой функционер, курьер, связник или что-то вроде в этом роде. То же самое можно сказать и о тех двоих киприотах в небольшом домике в Честерфилде.
- Они скорее всего пешки, - согласился Бернард.
- Похоже, что в Честерфилде у них нечто вроде приемного пункта посылок, почтового ящика, хранилища. Возможно, в доме находится передатчик. В конце концов он расположен как раз в том самом районе, где служба радиоперехвата засекла две короткие передачи - одну из района Дербиширского холма, другую из района на севере Шеффилда. В обе точки легко добраться из Честерфилда.
- Ну, а Винклер?
- Что тут можно сказать, Бернард? Он или техник, который приехал устранить какую-то поломку в передатчике, или инспектор, который прибыл посмотреть на месте, как идут дела. В любом случае, я считаю, что нам нужно дать ему возможность вернуться и сообщить своим, что все в порядке.
- Вы допускаете, что крупная рыба может появиться в этом доме?
Сэр Найджел опять пожал плечами. Больше всего он опасался, что Брайан Харкорт-Смит, которому не удалось осуществить арест в Шеффилде, постарается организовать штурм дома в Честерфилде. В настоящее время сэр Найджел считал такой шаг преждевременным.
- Допускаю, что у него обязательно есть связники. Он или сам приходит к ним, или же эти греки ходят к нему, - сказал он.
- Знаешь, Найджел, мне кажется нам не нужно торопиться, а понаблюдать за домом некоторое время. Шеф секретной службы посуровел.
- Бернард, дружище, я не могу не согласиться с вами. Но наш молодой Брайан слишком ретив и просто рвется взять быка за рога, произведя пару арестов. Он уже попытался сделать это в Шеффилде. Конечно, арест выглядит весьма эффектно, но...
- Найджел, предоставь мне разобраться с Брайаном Харкорт-Смитом, сказал сэр Бернард мрачно. - Может быть, я уже не тот, что раньше, но я еще докажу, что и старый пес не разучился лаять. Я приму на себя непосредственное руководство этой операцией.
Сэр Найджел наклонился и положил руку на плечо сэру Бернарду:
- Мне действительно этого очень хотелось.

X X X

Винклер вышел из дома на Комптон-стрит в половине десятого и пошел пешком. Манго и Барни выскользнули из дома Рейстонов через заднюю дверь и садами выбрались на угол Эшгейт-роуд, где и "подобрали" чеха. Тот пришел на вокзал, сел в лондонски